Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Разрывая небо: зачем Россия создает сверхскоростной вертолет

18:17 26.02.2018
Появление скоростных винтокрылых машин может изменить облик армейской авиации - от «проворности» вертолетов на поле боя напрямую зависит успех войсковых операций и жизни тысяч людей.
Разрывая небо: зачем Россия создает сверхскоростной вертолет
Фото: Алексей Иванов / ТРК «Звезда»; Виталий Кузьмин / vitalykuzmin.net; Вертолеты России; Минобороны РФ; Лулишов Соломон / РИА Новости

Скорость против ракеты

Еще со времен операции советских войск в Афганистане на вертолеты армейской авиации приходилась значительная часть боевой работы. Скорость под 300 километров в час позволяла «Крокодилам» Ми-24 не только оперативно выдвигаться с баз по сигналу наземных частей и соединений, но и лихо маневрировать между афганскими скалами и ущельями.

Появление американских ПЗРК Stinger у афганских моджахедов осложнило и без того непростые условия для выполнения боевых задач - летчики-ветераны войны в Афганистане отмечают, что на одном «пятачке» размером 100х100 метров могли спокойно уместиться пару крупнокалиберных пулеметов ДШК и несколько ПЗРК, пережить применение которых даже забронированным Ми-24 было крайне непросто.

Картинка

Однако именно высокая скорость и способность быстро набирать высоту спасала экипажи Ми-24 в 8 случаях из 10. Правда, для выполнения противоракетного маневра с использованием тяги двух двигателей по 2,5 тыс. лошадиных сил каждый требовалось невероятное хладнокровие и огромная выдержка.

«Свалить Ми-24 одним попаданием американские ПЗРК не могли. От огня этих ракет страдали в основном Ми-8. Но ничего хорошего от встречи фюзеляжа и ракеты, конечно, не было. Повреждения лопастей и выход из строя одного из двигателей тоже могли закончиться печально, а если одновременно по борту "работали" ракетами сразу из двух точек -  то дело было плохо. Чтобы иметь хоть какие-то шансы на выживание приходилось практически пикировать со включенной "Липой" (СОЭП "Липа" - прим. автора), от которой Stringer сбивался и обратно на цель навестись уже не мог», - отметил в интервью сайта телеканала «Звезда» ветеран войны в Афганистане, командир экипажа Ми-24 Григорий Попов.

Летчики отмечают, что успешность маневра напрямую зависела от навыков летчика - при обнаружении бортовой электроникой излучателей ПЗРК летчик выводил двигатели максимальной тяги и начинал разгон в сторону источника излучения.

Подходя практически вплотную, командир машины начинал «закидывать» борт влево или вправо и через пять секунд после пуска, за считаные метры до контакта ракеты с вертолетом, резко отворачивал в другую сторону. Сами летчики отмечают, что машины других типов такие перегрузки выдержать не могли.

«Машина буквально по швам трещала. Отворот-то был под 90 градусов. Вот представьте себе, что подводная лодка на глубине, скажем, метров в 350-400 начинает резко разворачиваться, меняя не только курс, но и дифферент - в этом случае экипажу приходится несладко, переборки трещат, да и вся конструкция некоторое количество времени находится за пределом прочности. Ровно то же самое происходило и с вертолетом», - отмечают летчики.  

Сверхскоростной предел

Создание машин с учетом накопленного армейской авиацией опыта было лишь вопросом времени - преимущества, которые дает высокая скорость полета слишком важны и слишком ценны, чтобы добровольно отказаться от их использования.

При этом эксперименты со сверхскоростными вертолетами в России пошли по двум, отличным друг от друга направлениям. Проектируемый в КБ Миля вертолет с повышенными скоростными характеристиками, судя по опубликованным эскизам и фотографиям, было решено создавать по «классической» схеме компоновки. Однако чисто косметические сходства обычных вертолетов и «скоростных моделей» не должны вводить в заблуждение - по сути, сверхскоростные вертолеты будут создаваться практически с нуля.

Отработку некоторых решений, включая перепроектированные, или, правильнее сказать, спроектированные заново автоматы перекоса тяги, сверхлегкие и сверхпрочные лопасти несущего винта, позволяющие повысить топливную эффективность - уже отрабатываются на практике.

Для этих целей специалисты КБ Миля создали уникальную летающую лабораторию - своеобразный гоночный одноместный вертолет на базе Ми-24. Эту машину легко узнать на снимках - от обычных Ми-24 и Ми-35 этот борт отличается более обтекаемыми «формами» и заостроенной носовой частью. Определенные результаты эта машина уже показала - экспериментальный борт уже достиг внушительной для вертолетов этого типа скорости - 400 километров в час.

Картинка

И хотя этих показателей удалось добиться на серийном двигателе ВК-2500-01, останавливаться на достигнутом специалисты КБ Миля не собираются - до 2020 года Х-1 должны разогнать до скорости в 450 километров в час, которую машина, согласно намеченным планам, должна развивать с четырьмя тоннами полезной нагрузки.

Аналогичную машину создают и в ОКБ Камова, однако подход, равно как и расчетные показатели вертолета Ка-92, отличаются от вертолета с одним несущим винтом. Директор департамента Минпромторга Сергей Емельянов заявил, что, помимо достижения скорости в 450 километров в час, на машине с одним несущим винтом специалисты ОКБ Камова создают вертолет, способный летать значительно быстрее 500 километров в час.

Для любых целей

Обе машины чрезвычайно интересны для военных. Перспективный скоростной вертолет позволит не только ускорить проведение общевойсковых, но и позволит создать на базе уникальных винтокрылых машин целый ряд специализированных комплексов разведки и целеуказания, радиоэлектронной борьбы, а также улучшить качество и повысить оперативность снабжения войск на передовой.

С вводом в эксплуатацию перспективных машин на качественно ином уровне может решиться и другая важная задача - проведение поисково-спасательных работ, длительность проведения которых может сократиться втрое.

Картинка

Однако главная заинтересованность военных касается именно ударных возможностей перспективных сверхскоростных машин. Эксперты в области авионики и БРЭО из ведущих НИИ страны отмечают, что управление полетом на высоких скоростях будет представлять собой контролируемый компьютером процесс, в котором летчик будет выступать в роли оператора систем.

«Что такое по своей сути рост скорости для ударного вертолета? Это рост нагрузки на экипаж. При скоростях, скажем, километров в 500 нужно будет учитывать массу данных, и при этом готовить борт к применению оружия. Сейчас некоторые научные изыскания связаны с тем, чтобы максимально автоматизировать систему управления вертолетом и снять нагрузку с экипажа, исключая тем самым любую возможную ошибку пилотирования», - отмечают специалисты.

По данным разработчиков систем автоматизации, перед вылетом данные полетного задания перспективного сверхскоростного вертолета будут «подгружаться» по специальному каналу связи - в пакет данных будет включена вся необходимая информация - от метеосводки до сведений разведки об активности противника, вероятных средствах поражения и других данных, исходя из которых авионика под управлением ИИ сможет просчитывать маршрут и выдавать рекомендации.

При этом часть боевого вылета по маршруту, в том числе и на максимальной скорости, по данным специалистов, может выполняться с помощью автопилота, основой для которого также может стать искусственный интеллект. Нейросеть позволит не только максимально качественно интегрировать каждый борт в единую систему управления тактическим звеном, но и облегчить экипажу работу с бортовым оборудованием и вооружением.

Несмотря на разность концепций, в войсках могут прижиться вертолеты обоих типов, ведь использование отличных друг от друга боевых машин военные практикуют уже давно. Сейчас в составе боевой авиации ВКС исправно служат ударные вертолеты Ми-28, компанию которым составляют ударные многофункциональные вертолеты Ка-52.

Картинка

Подобное «разделение обязанностей» может быть использовано и в будущем - на универсальные сверхскоростные вертолеты Миля могут быть возложены обязанности по непосредственной поддержке войск, транспортировке личного состава и грузов, а также миссии в арктических широтах.

При этом сверхскоростные вертолеты Камова позволят расширить боевой функционал как ударных машин, построенных на базе Ка-92, так и многофункциональных корабельных вертолетов, включая противолодочные и другие машины специального назначения. Традиционные для КБ Камова вертолеты с соосной схемой будут серьезно отличаться от всех машин с двумя несущими винтами, состоящих на вооружение ВКС и ВМФ в данный момент, кроме роста крейсерской и максимальной скорости, увеличится и дальность полета.

Кроме того, в целях сохранения жизней и здоровья уникального кадрового состава для ВКС и ВМФ могут быть созданы и полностью беспилотные вертолеты. Об этом в интервью телеканалу «Звезда» заявил начальник НИУ бортового радиоэлектронного оборудования и авиационного вооружения ЦНИИ ВВС Минобороны РФ Павел Щавелев.

По данным экспертов, дальность полета вертолета Ка-92 в базовой конфигурации может составить до 1400 километров, а с подвесными топливными баками и меньшей загрузкой боекомплекта такие машины смогут преодолевать 1700-1900 километров.

Глаза и зубы

В ходе научно-исследовательских работ по перспективным машинам неизбежно будут затронуты вопросы средств обнаружения и контроля. В этом отношении существенный технологический задел имеется уже сегодня - на ударных вертолетах Ка-52К «Катран» установлены специализированные РЛС «Жук» с активной фазированной антенной решеткой, позволяющие обнаруживать наземные объекты противника на дальностях в 70 километров.

Картинка

Эксперты отмечают, что с ростом скоростей свое место в носовой части вертолетов займут более производительные РЛС, дальность обнаружения которых составит уже 120-140 километров. Эти системы неизбежно «подтянут» за собой и вооружение. При этом средства поражения могут быть доработаны таким образом, что любой борт, выполняющий боевой вылет, вообще не будет «заходить» в зону действия ПВО противника, осуществляя обнаружение и селекцию целей, а также применение вооружения за ее пределами.

Для армии и флота такие машины представляют огромный интерес, и спрос на них, безусловно, будет.

Картинка

Другим важным обстоятельством является способность российской науки и промышленности выполнить задачу подобного масштаба - создание авионики, перспективных сверхмощных и экономичных двигателей, и принципиально новых авиационных материалов требует огромного опыта и ресурсов.

Большая часть технологических решений, судя по заявлениям и планам, уже отработана. На ближайшее будущее - ноябрь 2018 года, запланирован выбор концепции, испытания первого образца намечены уже на 2019 год, а еще через шесть лет - в 2025 году, в небо поднимется серийная сверхскоростная российская винтокрылая машина. Тогда же для ударных и разведывательных вертолетов и для армии в целом начнется совершенно новая эпоха.

ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика