Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Позывной - «Терек»: как командир взвода предотвратил гибель роты в Чечне в 99-м

В чеченскую кампанию, отправляясь в рейд по горам, как СОБР, так и разведчики ГРУ и ФСБ во что бы то ни стало старались взять с собой именно десантного артиллерийского корректировщика. Один из представителей этой элиты — командир взвода самоходно-артиллерийской батареи Александр Постоялко. В ноябре 1999-го старший лейтенант, будучи контуженым и раненым, продолжал мастерски корректировать огонь артиллерии, чем предотвратил окружение и, по сути, гибель парашютно-десантной роты.
Позывной - «Терек»: как командир взвода предотвратил гибель роты в Чечне в 99-м
© Фото: Игорь Михалев/ Владимир Вяткин/ РИА Новости/ Армейский стандарт

«Корректировщик - это не должность, а состояние души»

В мае 1983 года в школе №1 небольшого брянского городка Унечи готовились к смотру песни и строя. Первоклашки должны были маршировать в бескозырках и матросских воротниках. Родители Саши Постоялко работали допоздна. Мама успела в универмаг к самому закрытию. Бескозырки с названием флотов и кораблей уже разобрали, осталась одна-единственная, где на ленте золотыми буквами было написано: «Герой». В ней 7-летний Саша и пошел на мероприятие. А потом все школьные годы не расставался с заветной бескозыркой.

Спустя 17 лет, в июле 2000 года, председатель правительства Михаил Касьянов в Кремле приколол к кителю гвардии старшего лейтенанта Александра Постоялко «Золотую Звезду» Героя России. Под сводами Георгиевского зала прозвучало: «За мужество и героизм, проявленные в контртеррористической операции на Северном Кавказе...».

Это была вторая чеченская война. Старлей Постоялко был корректировщиком артиллерийского огня. Эти специалисты считались элитой в войсках. Они были глазами артиллерии, постоянно находились на передовой. Вели артиллерийскую разведку противника, корректировали огонь в ходе пристрелки и стрельбы на поражение. При необходимости применяли осветительные снаряды. И были непрерывно на связи с огневыми подразделениями. Привязываясь к местности, они «гнали цифирь», передавали по рации скороговоркой только им понятные закодированные сообщения. Голова у них работала как калькулятор. Сами же они про себя говорили: «Корректировщик — это не должность, а состояние души».

Картинка

С того далекого ноября 1999 года, когда Александр Постоялко, находясь в составе разведгруппы, корректируя огонь артиллерии, предотвратил окружение и гибель роты, прошло еще 17 лет. Но он до сих пор помнит все подробности того боя. Тогда стало известно, что в окрестностях села Аллерой Курчалоевского района боевики предприняли попытку напасть на блокпост морской пехоты. Завязался бой. Моджахедам удалось захватить два исправных бронетранспортера. Группа десантного спецназа, в которую был включен старлей Постоялко, должна была провести разведку гористой местности. За ночь по козьим тропам им предстояло пройти около 10 километров.

— Участок был разбит на 8 точек. Согласно радиоперехватам, там было сосредоточение боевиков, мы должны были, не вступая в бой, дать оперативную сводку, — рассказывает Александр.

По кромке леса передвигались тремя группами. Дозор, шедший впереди, обнаружил захваченные БТРы. Три боевика, которые охраняли машины, были уничтожены автоматными очередями.

— Боевики за ночь успели исписать технику морпехов надписями «свободная Ичкерия». Но радоваться им пришлось недолго… Вернув БТРы, мы продолжили двигаться дальше. Дошли до 7-й точки, оставалось выйти на крайнюю, контрольную, когда опустился туман. Заняли круговую оборону. Было 5.50, уже начало светать, когда я в перископ увидел двух боевиков, которые не торопясь умывались во дворе. У них были наполовину обритые головы. Мы знали, что эти полустриженые входили в особый отряд и были, по сути, смертниками. Доложил командиру, он сказал: «Уничтожить. Давай свою артиллерию». На что я ответил: «Буду я на двух боевиков снаряды тратить. Может, снайперам дашь задачу».

Мы даже повздорили, но сумели договориться. Я развернул карту, включил радиостанцию, решился на один снаряд, чтобы проверить их на вшивость. Снаряд разорвался в 200 метрах от бородачей. Мне было придано два дивизиона, один гаубичный, другой самоходный. Боевики засуетились, начали искать укрытие, решив отсидеться, залезли в кабину старой машины, которая явно была не на ходу. Следующими двумя снарядами мы их накрыли. Машина взлетела на воздух.

После этого боевики с ближайших высот открыли беспорядочный огонь.

— Они не знали нашего местоположения, работала ведь только наша артиллерия. А свои силы и позиции они разом обнаружили. Выкатили два миномета, зенитную установку на «Урале»… Я начал наносить на карту их огневые точки, пулеметчиков, автоматчиков… Давая команду на огневую позицию, корректировал по ним огонь.

Одна группа «духов» между тем пошла на разведчиков с высоты, другой многочисленный отряд попытался обойти десантников с фланга. Завязался ожесточенный бой. Александр запросил поддержку еще одного артдивизиона. Работал сверхточно. Огнем батареи боевики были отсечены.

Картинка

— У нас группа была 17 человек, это был чисто десант ВДВ, а боевиков было около 400, — рассказывает Александр. — Замкомроты у нас был Анатолий Лебедь (будущий Герой России, обладатель трех орденов Мужества и трех орденов Красной Звезды). Одна из близко разорвавшихся мин контузила Александра Постоялко. Но он продолжал корректировать огонь артиллерии. Прямым попаданием был уничтожен автобус с боевиками, которые спешили на помощь своим. С подачи корректировщика был накрыт и джип, на котором пытались скрыться полевой командир с боевиками, переодетыми в милицейскую форму. «Артель, молоток!» — кричали десантники старлею Постоялко.

— У рации была сбита антенна, мне в спину попал осколок, благо я был в бронежилете. Меня явно пристреляли, имел я неосторожность попасться, — рассказывает Александр. — Мы лежали за ограждением, где был загон для скота. Укрывались за толстыми бревнами, которые были связаны проволокой. Ножами-«латерманами» перекусили проволоку, бревна покатились, а мы в это время, бросив дымовые шашки, переползли в лес.

Тем временем на помощь разведчикам подтянулись основные силы. На боевиков с одной стороны пошел танковый полк, с другой — парашютно-десантный. Оборона бородачей была хорошо подготовлена. Десантура запросила артиллерийской поддержки. И старший лейтенант Постоялко, который перевязывал раненую ногу, взялся за карту и рацию. Снаряды точно легли на позиции боевиков. Командир парашютно-десантной роты, не скрывая радости, от души благодарил корректировщика в радиоэфире: «Спасибо, браток, выручил!».

Картинка

— Бой продолжался с 5.50 до 16 часов. За это время было выпущено 720 снарядов, это примерно три «Урала», — говорит Александр. — Трупы боевиков были подобраны и описаны. Я помню, как из-под «Урала», в котором они были сложены в расположении 137-го воздушно-десантного полка, лилась кровь. Опытные артиллеристы были поражены работой молодого корректировщика, настолько точно он действовал. Несмотря на значительную дальность огня и близкое соприкосновение с боевиками, от снарядов собственной артиллерии не погиб ни один спецназовец.

Картинка

А сам Саша Постоялко не сразу понял, что у него отморожены ноги.

— Я был в белом маскхалате, на ногах — резиновые сапоги. На равнине было +15, а в горах лежал снег, температура опускалась до -5. Рейд наш затянулся. Врачи констатировали обморожение 3-й степени. Стоял вопрос об ампутации. Я помню, как майор Солнцев сказал мне: «Мужайся, будем резать».Взяв у командира гаубичной батареи большую иголку, я протыкал ею насквозь большой палец и не чувствовал боли.

Александра Постоялко поставил на ноги профессор Иванов, который приехал из госпиталя имени Бурденко. У медика была своя методика. Он готовил специальные мази, корректировщик надевал на ноги целлофановые пакеты и с утра пораньше ходил в них по свежему снежку.

«Были готовы и физически и морально»

Когда корректировщик вышагивал по насту на больных ногах, вспоминал свою довоенную жизнь, дворовых ребят. Саша по комплекции был крупнее своих сверстников, и друзья у него всегда были на несколько лет старше. Плавать он научился в три года, просто взял и прыгнул в пруд, перебирая руками по-собачьи. До противоположного берега оставалось несколько метров, малец начал пищать: «Нет сил». Взрослые пацаны крикнули в ответ: «Плыви обратно». Саша развернулся и поплыл. Вытерпел, выкарабкался...

Не пасовал, когда они с пацанами выходили драться стенка на стенку с цыганами. Ссадины зеленкой потом ему мазала тетя Маруся, родная сестра отца. Мария Евстафовна потеряла в войну обе ноги, ходила на протезах. И всю душу вкладывала в племянника. Именно с ней Саша выучил свою первую песню «Катюша» и не пропустил ни одного фильма про войну.

В школьные годы Саша много времени уделял спорту. Занимался легкой атлетикой, футболом, волейболом. Больших успехов добился в гиревом спорте. В выпускном классе стоял на распутье, думал поступать то в физкультурный институт, то в железнодорожный, то в строительный. Точку в вопросе поставил дядя, подполковник военно-морской авиации. Александр Михайлович Козлов сказал как отрезал: «Поедешь поступать в военное училище».

В военкомате попросился в Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище. Выяснилось, что в этот вуз набор прошел чуть раньше и мест уже нет. Но военком предложил поступать в Коломенское высшее артиллерийское командное училище, где было отделение артиллерии ВДВ. Александр с ходу согласился. И ни разу потом об этом не пожалел.

Распределение после училища получил в 7-ю гвардейскую десантно-штурмовую дивизию, которая дислоцировалась в Новороссийске. Был назначен командиром самоходного артиллерийского взвода. Знакомясь с личным составом, забрел в спорт-городок. Бойцы его взвода качали железо. Поднимали гири, мерились силами. Молодой офицер Постоялко вызвал самого здорового хлопца на соревнование.

— Во мне было всего 70 килограммов веса. Я был жилистым, шутил: «Меня ломом не убьешь», — рассказывает Александр.

Накачанные бойцы, глядя на взводного, не догадывались, что он еще в училище выполнил норматив кандидата в мастера по гиревому спорту. И охотно заключили пари: тот, кто проиграет, во время полевого выхода несет из столовой 40-литровые термосы. А палатки, надо заметить, были разбиты в двух километрах от части.

— Я поднял 24-килограммовую гирю 298 раз, а десантник — 96. И стал пользоваться безукоризненным авторитетом. Более того, меня стали побаиваться, — улыбается Александр. — Потом я постоянно участвовал в единоборствах, был чемпионом полка и Вооруженных сил.

В августе 1999-го Шамиль Басаев и арабский полевой командир Хаттаб со своими боевиками вторглись с территории Чечни в Дагестан. Бои с федеральными силами затянулись на месяц. А 30 сентября российские войска вошли на территорию Чечни.

Александр Постоялко успел прослужить год и четыре месяца, когда в октябре 1999-го стало известно, что в составе дивизионной тактической группировки управления их перебрасывают в Чечню.

— Две недели нам дали на слаживание. Мы выезжали на горный полигон около станицы Раевской, где отрабатывали совместные боевые действия. Были готовы и физически, и морально, — говорит Александр. Уже на следующий день по прибытии на место получили задачу наладить взаимодействие артиллерии ВДВ с ротой внутренних войск МВД. Залп десантной батареи был точным. Корректировщик Постоялко не подкачал. В бою удалось захватить шесть боевиков, один был убит.

Позывной — «Терек»

После того рейда под Аллероем благодаря профессору Иванову пальцы на ногах Саши Постоялко удалось спасти. Он вернулся в строй, но ходил уже в валенках, опасаясь морозов.

Как артиллерист-корректировщик действовал вместе с внутренними войсками, морской пехотой. Ходил на спецоперации с СОБРом и с 45-м отдельным разведывательным полком Воздушно-десантных войск. Находился непосредственно рядом с противником, так, чтобы боевики были в прямой видимости.

Постоялко, как и другие корректировщики, ходил в форме без знаков отличия, и почти никто не знал его фамилии, только позывной — «Терек».

В одном из ожесточенных боев в районе села Бачи-Юрт Александр вытащил на себе молодого лейтенанта, которому взрывом оторвало обе ноги.

Картинка

— Он был командиром группы, проявил инициативу, не рассчитал ситуацию, в бою взорвал себя вместе с боевиками, но чудом выжил. Обе ноги у него выше колена были оторваны. Я снял ремень с него и с себя, остановил кровотечение. Вынес его с поля боя на себе. Потом его эвакуировали на вертолете.

Правда, в госпитале, когда Александр пришел передать лейтенанту гостинцы от сослуживцев, тот своему спасителю не обрадовался. Более того, обложил его матом.

— Кому охота жить без ног? — объясняет ситуацию Александр. — Этот парень в то время никого не хотел видеть.

Последние месяцы в командировке в Чечне корректировщик действовал бок о бок с родной десантурой.

— Герои России — Андрей Непряхин, Вадим Гриднев, кавалер трех орденов Мужества Андрей Лобанов — это все мои командиры групп, — говорит Александр.

В феврале 2000 года он вернулся в родную дивизию, принял командование батареей в гвардейском артиллерийском полку. А 22 мая 2000 года стало известно, что указом президента ему присвоено звание Героя России.

— Честно говоря, даже не думал, — признается корректировщик. — Приехал после командировки в расположение части, прошло немало времени, как вдруг позвонил командир дивизии и сообщил о награде. Само награждение состоялось в Кремле 13 июля. «Золотую Звезду» вручал Михаил Касьянов, который был тогда председателем правительства. У меня волнение куда-то ушло, а вот мама Валентина Михайловна, которая тоже присутствовала на церемонии, сильно переживала.

А уже в августе она провожала сына в командировку в автономный край Косово. Александр уезжал на Балканы в составе батальонной тактической группы, где ему предстояло выполнять миротворческую миссию.

Картинка

— Сначала наши десантники после скрытного марша по территории Югославии заняли аэродром в Слатине, а потом мы рассредоточились в разных населенных пунктах: в Приштине, Киево, Малешево и там, где в Косово находились химические склады, которые потом бомбили американцы, — рассказывает Александр. — Но пока мы там были, все было более-менее спокойно. Если не считать, что однажды нас ночью с дороги обстреляли из гранатомета. Албанцы, хочу сказать, трусливый народ, они действуют только как шакалы, стаей.

Александр Постоялко в Косово был заместителем командира минометной батареи, начальником штаба базового района, начальником химической службы батальона, а потом и военным дознавателем.

— Служить было тяжеловато из-за специфического контингента. Дело в том, что год пребывания в составе миротворцев в Косово приравнивался к пяти годам службы. У меня в подчинении были генералы, полковники, капитаны. Должностей не было, а все хотели заработать денег. Поэтому снимали погоны и шли на рядовые должности. А как генералу прикажешь… Естественно, были конфликтные ситуации. Субординация там хромала.

Российские миротворцы охраняли аэродром в Приштине, несли службу на блокпостах, а также помогали проводить гуманитарные акции.

— Однажды даже приняли участие в соревнованиях бундесвера на самых крутых парней, — рассказывает Александр. — Сначала натовцы посмеивались, глядя на наших худощавых, жилистых ребят. У них-то все были качки, которые нарастили мышцы на анаболиках. Но вскоре мы им показали, кто такие русские солдаты. Нужно было толкнуть БТР, перенести две гантели, каждая из которых тянула на 52 килограмма, расставить по высоте на пьедестал мешки с песком, масса которых была от 90 до 130 килограммов… Были также конкурсы на смекалку. Мы выиграли все состязания, кроме одного. И то только потому, что к нам поздно подошел переводчик. Мы дотолкали БТР до финиша, и только потом выяснилось, что это была пробная попытка, а зачетная — впереди.

После службы на Балканах Александр Постоялко был командиром 21-й отдельной роты охраны и обслуживания 38-го отдельного полка связи Воздушно-десантных войск в Щелково. Потом его назначили старшим помощником начальника учебной части в военном университете. Уволившись в запас, он вернулся на Брянщину, стал главой администрации родного города Унечи. Сейчас Александр Викторович руководит управлением общественных проектов правительства Брянской области.

Картинка

А Чечня не отпускает его до сих пор. В непогоду у него начинают ныть ступни, которые он отморозил под Аллероем. Но главное — болит душа за тех, кто сложил головы на той войне.

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика