Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Нейтрализовать НАТО силой мысли: как работает новейшее оружие массового поражения

09:51 16.09.2016
На минувшем стратегическом командно-штабном учении «Кавказ-2016», проходившим с 5 по 10 сентября на полигонах Южного военного округа, а также в акватории Черного и Каспийского морей, была создана специальная группа информационного противоборства.
Нейтрализовать НАТО силой мысли: как работает новейшее оружие массового поражения
© Фото: U.S. Department of State, USNATO/Twitter, mil.ru, Александр Максименко/РИА Новости

На минувшем стратегическом командно-штабном учении «Кавказ-2016», проходившим с 5 по 10 сентября на полигонах Южного военного округа, а также в акватории Черного и Каспийского морей, была создана специальная группа информационного противоборства, которая в ходе СКШУ отрабатывала свои «профильные» вопросы. Об этом, подводя итоги прошедших маневров, рассказал журналистам начальник Генерального штаба Вооруженных Сил РФ - первый замминистра обороны России генерал армии Валерий Герасимов.

Не раскрывая сути проделанной этой группой работы, генерал тем не менее подчеркнул, что задачи, которые решались данной структурой, оказались адекватны вопросам, находящимся в ведении специалистов по планированию огневого поражения, а на каких-то этапах - даже превалировали над ними.

Известно, что в ходе нынешнего «Кавказа» отрабатывались вопросы подготовки и применения группировок войск в Юго-Западном регионе в контексте защиты территориальной целостности России. По плану маневров необходимо было прикрыть государственную границу, изолировать районы действий незаконных вооруженных формирований, а также спланировать действия войск по разрешению внутреннего вооруженного конфликта.

Говоря о действиях группы информационного противоборства, Валерий Герасимов высоко оценил ее результативность, отметив, что в состав структуры вошли специалисты Главного оперативного управления, центров информационного противоборства военных округов, а также силы и средства радиоэлектронной борьбы и службы защиты государственной тайны.

Оружием слова

Картинка


Военные эксперты, аналитики едины во мнении: современная война будет вестись максимально широким спектром гибридных методов. Привычный по кинофильмам огневой контакт между воюющими сторонами далеко не всегда выступает в роли апогея сражений. «Боевые действия» сегодня ведутся за умы и сердца, за настроения в обществе, за информационную картину, создаваемую при помощи средств передачи данных и СМИ.

Еще в середине прошлого века специалисты сформулировали информационное противоборство как борьбу в информационной сфере, а точнее - как воздействие на информацию, информационные системы и инфраструктуру одной стороны на другую с одновременной защитой собственных ресурсов.

Картинка

«Информационное оружие» бьет, прежде всего, по сознанию людей, формирует их поведение, а в конечном итоге регулирует политические процессы в целых государствах. Последствия «ударов» такого оружия хорошо известны: это и прокатившиеся по странам бывшего СССР волны «цветных революций», и войны на Ближнем Востоке, и события на Украине, наконец…


Тот же начальник Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов, выступая некоторое время назад на одном из общих собраний Академии военных наук, был откровенен: «В XXI веке прослеживается тенденция стирания различий между состоянием войны и мира. Войны уже не объявляются, а начавшись -  идут не по шаблону. Вполне благополучное государство за считанные месяцы и даже дни может превратиться в арену ожесточенной вооруженной борьбы, погрузиться в пучину хаоса, гуманитарной катастрофы и гражданской войны».

Картинка

Выступление генерала Герасимова позже стало основой статьи «Ценность науки - в предвидении», где было подчеркнуто, что «акцент используемых методов противоборства смещается в сторону широкого применения политических, экономических, информационных, гуманитарных и других невоенных мер, реализуемых с задействованием протестного потенциала населения. Все это дополняется военными мерами скрытого характера, в том числе реализацией мероприятий информационного противоборства и действиями сил специальных операций».

Война без контакта

В свое время известный военный теоретик, академик Академии военных наук, заслуженный деятель науки России, доктор военных наук, профессор, генерал-майор Владимир Слипченко (ныне, к сожалению, уже покойный) отмечал, что «после завершения переходного периода к бесконтактным войнам, информационное противоборство выйдет за пределы обеспечивающего вида и станет боевым».

Картинка

По мнению генерала, долгое время прослужившего в Генеральном штабе, «превосходство над противником будет достигаться через преимущество в получении разнотипной информации, мобильности, быстроте реакции, в точном воздействии на его объекты при минимальном риске для своих сил и средств». При этом, как особо отмечал теоретик, в отличие от ударного высокоточного оружия, поражающего конкретный объект, «информационное оружие будет системоразрушающим, то есть выводящим из строя целые боевые, экономические или социальные системы».


Как действует «информационное оружие»? Факты его «применения» известны всем. Так, растиражированные по социальным сетям призывы к бунтам привели к акциям протеста в Египте, после чего страна надолго погрузилась в хаос. На Украине образ «российской агрессии», искусственно созданный и раздутый самостийными идеологами, до сих пор подпитывает волны мобилизации.

Вообще говоря о нынешней ситуации, нельзя не заметить, что именно спланированные информационные атаки приводят к многочисленным обвинениям в адрес нашей страны. Обвинениям в действиях, к которым она непричастна. Тем не менее, невзирая на абсурдность иных претензий, они зачастую выступают в качестве повода для антироссийских санкций и их постоянного пролонгирования. А это уже экономика…

По мнению кандидата военных наук полковника Константина Троценко, информационно-психологическое воздействие (как на население, так и на личный состав вооруженных сил противника) является одной из двух основных форм информационного противоборства и находится в области стратегии, то есть военного и государственного управления. Инструментарий такого воздействия довольно широк, и опыт агитационных листовок времен Второй мировой здесь, можно сказать, уже ушел в историю, уступив место суперсовременным технологиям, основанным на электронных системах.

Вторая же форма противоборства, по мнению Константина Троценко, имеет характер информационно-технического и реализуется в форме разрушения информационных, радиоэлектронных, компьютерных сетей, несанкционированного доступа к информационным ресурсам противника, а также защиты собственной информационной среды от него.

Информационный «рикошет»

Учитывая последние события в мире, становится очевидным, что массированное информационное воздействие способно в ряде ситуаций нанести глубокий ущерб стороне, против которой оно направлено. Здесь стоит вновь обратиться к событиям на Украине, а точнее - к обвинениям в адрес России в якобы осуществленной с ее стороны «агрессии». Надерганные из соцсетей сведения о наименованиях и штатной структуре соединений и воинских частей ВС РФ (такой информацией, не думая о последствиях, как правило, обмениваются уволенные в запас либо еще проходящие службу солдаты-срочники) стали основанием для составления украинским Главным управлением разведки целых отчетов о присутствии российских войск в их стране.

Картинка


Из снимков, сделанных на учениях, в гарнизонах и размещенных в соцсетях, формируются «фотодоказательства» применения военных сил. Из переписки «дембелей» рождаются новости о «передислокации» частей и подразделений. Затем подобные сведения умело микшируются, накладываются на общий умело сфабрикованный информационный фон... Что говорить, если даже постпред США при НАТО Дуглас Льюит как-то признал: большую часть информации по Донбассу руководство альянса черпает из соцсетей!

Однако, несмотря на явную абсурдность тиражируемых в Интернете слухов, они стали основой не только антироссийской риторики, но и общей политики Запада в отношении нашей страны. Так, помимо санкционных выпадов сформированный образ «агрессора» послужил поводом для реализации целых программ НАТО по усилению своего присутствия в Восточной Европе. Под соусом борьбы с «русской угрозой» проводятся масштабные перемещения войск, развертываются силы и средства, осваиваются гигантские бюджетные средства. Обыватель в той же Польше или Прибалтике верит: все это - для его защиты.

Картинка


А для подкрепления образа врага регулярно штампуются разного рода сюжеты с передернутыми фактами, с подставными «героями», с фальшивыми доказательствами. Не гнушаются ничем, даже прямым обманом. Наш соотечественник, живущий в Швейцарии, недавно выложил в сеть запись новостей одной из местных телекомпаний. На видео русскоязычная жительница уничтоженного в результате налета артиллерии ВСУ жилого квартала в Донбассе осыпает проклятиями украинских вояк. Однако перевод выступления женщины на немецкий совершенно иной: оказывается, в своей беде она обвиняет … российские власти и лично президента Путина! Такие информационные подделки, выдаваемые за реальные факты, выливаются в итоге в многоголосье обвинений в адрес России и становятся поводом для санкционных действий - «рикошета» от ударов того самого «информационного оружия».


К слову, подобные выходки для некоторых западных репортеров - не редкость. Известно, что в августе 2008 года телеканал Евроньюс выдавал кадры разрушенного огнем грузинской артиллерии Цхинвала за город Гори, якобы подвергнутый налету российский авиации. Откровенно негативную настроенность иностранных журналистов автор этих строк наблюдал лично - во время работы в государственных информационных структурах на Северном Кавказе в период обеих чеченских кампаний.


Корреспонденты западных изданий и телеканалов, бывавшие в регионе, выискивали тогда, прежде всего «грязные» факты, записывали на камеры недовольных властью, отсекали любую позитивную информацию о восстановлении мирной жизни. Вспоминаю, как для одной из групп зарубежных репортеров маршрут очередного пресс-тура по районам Чечни был составлен таким образом, что исключал заезд в Грозный. Обстановка в городе в те дни неожиданно обострилась из-за вылазок боевиков, и власти региона и военное командование решили попросту не рисковать жизнями гостей.

Однако журналисты возроптали: оказывается, каждой съемочной группе была поставлена задача непременно записать «стендап» на фоне грозненских руин. В итоге записи они «слепили» - в соседнем Ставропольском крае, где специально отыскали живописные развалины какой-то молочной фермы, находящейся в стадии сноса…

Чтобы не затянули соцсети...

Картинка

«Информационные средства ведения борьбы уже можно приравнивать к оружию массового поражения, а информационная война считается одним из наиболее эффективных средств межгосударственного противоборства, - полагает первый вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук Константин Сивков. - Американские специалисты указывают, что по критерию эффективность-стоимость информационные технологии воздействия на противника существенно превосходят традиционные системы вооружения». Эксперт также отмечает, что ведущие страны мира уделяют разработке теории и практики применения методов информационной войны значительное внимание. «Однако успешное ведение противоборства в этой сфере возможно лишь в случае, если страна располагает достаточно эффективной системой, управление которой осуществляется из одного центра», - полагает Константин Сивков.


На этой же точке зрения настаивает и политолог, профессор Дипломатической академии МИД России, доктор политических наук Игорь Панарин. По его мнению, давно назрела необходимость принятия Доктрины информационного противоборства, а приоритетом российской политики в этой сфере должно стать создание системы информационного сдерживания. «Защита национальных интересов государства предполагает комплексное противодействие информационным угрозам регионального и локального масштаба», - отмечает эксперт.

Стоит добавить, что в Стратегии национальной безопасности России, утвержденной Указом Президента РФ от 31 декабря 2015 года, также подчеркнута опасность усиливающегося противоборства в глобальном информационном пространстве. Подобное противоборство, как сказано в Стратегии, обусловлено стремлением некоторых стран «использовать информационные и коммуникационные технологии для достижения своих геополитических целей, в том числе путем манипулирования общественным сознанием и фальсификации истории».


Что же касается алгоритма и практических методов организации информационного противоборства в Вооруженных Силах, то не трудно догадаться, что эта пока сфера будет скрыта от широкой публики. Но с учетом озвученной начальником Генерального штаба новости о том, что в состав созданной на время учения «Кавказ-2016» группы вошли специалисты службы защиты государственной тайны, можно сделать предположение, что одним из направлений этой работы станет недопущение утечек информации о различных сторонах жизни армии и флота.


В том числе - недопущение размещения «закрытых» сведений в тех же соцсетях, где иные молодые воины, бравируя перед сверстниками и подругами, выкладывают снимки с мест учений, размещают фото нового вооружения, делятся другими сведениями, не предназначенными для посторонних глаз. Каждый, кто служил в войсках, знает - со специалистами ЗГТ не забалуешь. Речь не идет о цензуре: просто нивелировать угрозу в информационной сфере иной раз жизненно необходимо, чтобы не допустить поражения в этой «войне».


Автор: Дмитрий Сергеев

ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика