Птицы, перегруз или человеческий фактор: каковы предварительные версии трагического крушения L-410

За этот год крушение в Татарстане стало третьим инцидентом с самолетами типа L-410, уже выдвигаются первые версии о причинах произошедшей трагедии.
© Видео: ТРК "Звезда" © Фото: ТРК "Звезда"
Читайте нас на:

На видео, снятом за несколько минут до трагедии, все пассажиры разбившегося самолета готовятся к прыжку. Каждый должен, глядя в камеру, назвать свое имя и доложить о готовности. И так 20 раз, по числу пассажиров. Парашютисты, профессионалы и любители в отличном расположении духа. Некоторые в защитных шлемах - это требование аэроклуба, кто-то, по всей видимости, должен был надеть их позже. Такие видео перед посадкой снимают в обязательном порядке, они сродни автографу в журнале техники безопасности.

Но благополучно вернуться на землю этой команде было не суждено. Самолет Мензелинского аэроклуба L-410 просто не успел набрать высоту. Об этом говорят свидетели, которые видели, как низко он летел над шоссе. Экипаж успел связаться с диспетчерами и доложить о проблемах с левым двигателем. Было принято решение разворачиваться на аэродром. Затем связь пропала, судя по всему, самолет задел крылом припаркованный автомобиль и упал на территории базы лесозаготовки.

Лопасти винта одного из двигателей лишь слегка погнуты, при падении не было возгорания, да и по задней части фюзеляжа нет катастрофических разрушений. Пилоты до последнего боролись за свои жизни и жизни всех людей на борту. Пытались сделать эту посадку как можно более мягкой, но, судя по всему, не хватило на это высоты и площадка для посадки оказалась не самой удачной.

Самолет врезался в бетонную стену. Носовая часть воздушного судна была буквально расплющена. Крыло вывернуто в неестественном положении, на 90 градусов. Фюзеляж словно лежит на подушке из пены, которую на него вылили спасатели. Один из шестерых выживших - Вячеслав Пискунов, житель Ульяновской области. У него перелом позвонка и ключицы. Находился как раз в хвостовой части салона.

«Я до последнего думал, что все хорошо будет. Летчики тянули очень хорошо, медленно, ровно так. Но им высоты, наверное, не хватило. Там дальше-то поле же было», - рассказал Пискунов.

Все, кто был на борту, в последние мгновения полета уже понимали, что посадка будет жесткой. Экстренно покинуть борт, даже имея за спиной парашют, с такой высоты невозможно, говорят специалисты. По словам начальника парашютной службы Мензелинского аэродрома Сергея Филатова, находившиеся в передней части салона инструкторы обязаны были отдавать команды своим подопечным в хвосте. И, судя по всему, они успели предупредить их о том, как готовиться к столкновению.

«Люди сделали все правильно. Были команды принять положение для аварийной посадки, и выпускающий отработал. И жесткая посадка в данной ситуации - получилось что получилось. Могу сказать, что все были готовы к аварийной посадке. Если бы они к ней не были готовы, выживших бы вообще не было. Все сделали все необходимое, все меры, которые нужно было сделать, и тем самым спаслась часть людей. В хвосте сидели спортсмены, так положено», - заявил Филатов.

Могла ли ошибка пилотов привести к трагедии? Руководитель аэроклуба уверен, что причина катастрофы - техническая поломка, а не человеческий фактор.

«Командиры были очень опытные. У них налет свыше 13 тысяч часов. Один гражданский летчик - Зыков, второй - Беляев, он был военным, а потом работал тут. Уж более 10 лет, как тут работают ребята», - рассказал руководитель Мензелинского филиала АНО «Центральный аэроклуб Республики Татарстан ДОСААФ России» Равиль Нурмехаметов.

Судя по характеру повреждений воздушного судна, у тех, кто находился в кабине, шансов спастись просто не было. Оба пилота погибли. 61-летний Александр Зыков и Михаил Беляев, он был на год моложе. Его супруга рассказывает, что Михаил летал с 19 лет, долгое время был военным летчиком. И не представлял своей жизни без неба.

«Это был смысл жизни - он физически был очень сильный, развитый. Он занимался спортом, много пешком ходил, вел правильный образ жизни. Был очень доволен этой работой. Он всегда очень серьезно к инструкциям относился, он всегда говорил: они написаны кровью, надо всегда соблюдать инструкции. Я не могу поверить - значит, это просто было не в его силах что-то предотвратить», - рассказала супруга.

Один из самых опытных инструкторов аэроклуба и бывший начальник аэродрома Олег Шипоров должен был тоже лететь на этом борту, но его жизнь спасло, как он теперь говорит, чудо.

«В тот день я опоздал на работу и я опоздал в этот рейс. Я должен был быть там сто процентов, но я туда не попал», - рассказал Олег.

Шипоров рассказывает о техническом состоянии разбившегося борта, на котором, по его словам, поднимался в воздух не менее тысячи раз. Техника работала идеально. Наиболее вероятной причиной случившегося он считает столкновение с птицей. 

«Сейчас осень, птицы совершают сезонные миграции с севера на юг, и очень много птиц проходит мимо аэродрома. Еще в субботу я выполнял на этом самолете три парашютных прыжка. Было шесть полетов. Самолет работал очень хорошо, летчики даже отзывались, что он как новый», - отметил Олег.

Эксперты говорят, сейчас рано ограничиваться лишь одной версией случившегося. Нельзя исключать и перегруз. Машина отправлялась в свой последний рейс, имея на борту вес, близкий к верхней границе.

«У каждого есть основной парашют, еще и запасной, плюс все одеты - ведь сейчас не плюс 20, значит, каждый весит где-то 100 килограммов. Если их 20 человек, то уже получается две тонны», - считает заслуженный пилот РФ Юрий Сытник.

L-410 - самолет, который специально разрабатывался для прыжков с парашютом. Существует гражданская пассажирская версия и военная - десантная. Машина, разработанная еще чехословацкими конструкторами, популярна во всем мире. И широко используется у нас в стране.

И так вышло, что это уже третье происшествие с самолетами такого типа в России с начала года. В июне L-410 с парашютистами на борту разбился в Кемеровской области, тогда погибли пять человек. В сентябре потерпел крушение пассажирский рейс, жертвами стали четверо. В Мензелинске есть еще два таких самолета. Но полеты прекращены.

Один из погибших - 18-летний Константин Цывинский. Прыжок с парашютом ему подарил старший брат. Погиб и Павел Музыченко - глава конгресс-бюро Башкирии. Он занимался подготовкой крупнейших выставок в Уфе и был назначен на свой пост лишь год назад. В Башкирии попросту не было подходящего аэроклуба. Ради своего неземного увлечения Павел специально ездил в соседний Татарстан. Экстремал-любитель Вадим Фахрутдинов выжил. У него опыт 250 прыжков. Жена рассказывает, что в прошлом году неудачно приземлился - сломал ногу, но в этот раз снова решил лететь.

«На прошлой неделе не прыгнул, сказал, погодные условия повлияли. И вот с утра он уехал, сказал: "Я тоже не буду прыгать", потому что я не разрешаю после того случая. Я была против. Все против категорически были, сказал, что "не буду прыгать", но, как видите, прыгнул», - рассказала жена Вадима Карина.

Сегодня на мусульманском кладбище в Набережных Челнах уже состоялись первые похороны. В Татарстане объявлен республиканский траур, а к зданию аэроклуба, откуда в последний раз взлетел L-410, все еще приносят цветы и свечи в память о погибших.

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика
Читать далее
читайте ниже следующую новость