Телеканал «Звезда» на facebook
18+
Задело!Задело!

Выпуск от 27.04.2019 г. «Подвело политическое чутье»: почему дипломатия по-американски не работает с Россией

11:00 27.04.2019
Ведущий программы «Задело» Николай Петров рассуждает о недавнем заявлении посла США в РФ Джона Хантсмана, сделанном им на борту авианосца «Авраам Линкольн».
© Видео: ТРК "Звезда" © Фото: Official U.S. Navy , flickr
Задело. Выпуск от 27 апреля


«В этом месяце чрезвычайный и полномочный посол США в России сделал два  полностью противоречащих друг другу заявления. Первое прозвучало с борта  одного из двух американских авианосцев, бороздящих просторы Средиземного моря. Джон Хантсман во время пребывания на борту авианосца  "Авраам Линкольн" назвал развернутую ударную авианосную группировку американского флота "сигналом для Москвы". По  словам Хантсмана, каждый из двух авианосцев представляет собой "сто тысяч тонн международной дипломатии".

Он говорит: "Соединенные Штаты начали демонстрацию силы в Средиземном море. В связи с тем, что Россия все активнее развертывает свои силы у порога НАТО".

Хочется грязно выругаться. Если  мы что и разворачиваем, то только на своей территории. А вот каким это образом  порог НАТО тихой сапой подполз сюда так близко  и является уже предлогом для нагнетания – это  и есть тот вопрос, задавать который нашим "партнерам" российские дипломаты уже устали.

Ну и, конечно, слова Хантсмана про то, что  "дипломатическое общение и диалог в сочетании с мощной обороной  посылают России сигнал", - это  тоже  отдельный случай.

А как вам заявление господина посла про международную дипломатию, измеряемую в тысячах тонн водоизмещения авианосной группировки?  Сдается мне, это никакая не дипломатия, разумеется, а  нечто совсем другое.

В общепринятом понимании дипломатия – это диалог. Согласование позиций,  интересов и взаимных уступок. Дипломатия – это международное право, постоянные рабочие контакты, саммиты, переговоры, общие проекты.  Так работает дипломатия.  У всех, кроме США. А упомянутые послом Хантсманом тысячи тонн двух авианосцев - это, на самом деле,  откровенная попытка шантажа и силового давления. Кстати,  обратите внимание, угрожал он нам издалека, аж из Средиземного моря, с максимально безопасного расстояния от того самого "порога НАТО" у российских границ.

И чтобы была понятнее суть заявления  сделанного послом США на борту авианосца "Авраам Линкольна", давайте попробуем отзеркалить ситуацию. Например, посол  России в Вашингтоне, оставив на несколько дней свой кабинет, отправляется на какое-нибудь мероприятие, скажем, в ракетные войска стратегического назначения. И где-нибудь под Тейково, ласково поглаживая зеленый борт пускового  контейнера «Ярса» или крышку ракетной шахты где-то в лесах под Козельском  делает заявление  для прессы про 200 мегатонн чистейшей прямой дипломатии. И, допустим, один в один повторяет слова посла Джона Хантсмана.

Представляете реакцию конгресса и американской прессы на такое гипотетическое событие?  Ну а если без шуток, вы можете представить себе российского посла, профессионального кадрового дипломата,  выкидывающего вот такой фортель? Я - нет.

У нас все же  есть дипломатическая школа и традиции. И я считаю, что ответное заявление  официального представителя российского МИД Марии Захаровой было выдержано как раз в духе нашей многовековой дипломатической школы.

"Хотела бы напомнить господину послу, что Россия на протяжении всей своей многовековой истории неоднократно сталкивалась с подобными угрозами, которые выдавались за рекомендации, и на деле много раз доказала их несостоятельность….  Возможно, господин посол хочет, чтобы у нас появился еще какой-нибудь праздник, который мы захотим отмечать. Честно говоря, у нас пока в планах не было.  К сожалению, язык угроз и санкций стал в последнее время визитной карточкой американского внешнеполитического ведомства. Думаю, что просто нужно хорошо учить историю. Это позволит избегать непростительных для дипломата ошибок", - отметила Захарова.

Что же подвигло посла Хантсманна вещать с борта авианосца о тысячах тонн "оперативной дипломатии"? Может быть, воздух средиземноморья сыграл с ним злую шутку? Или штормовая качка?

Увы, все гораздо проще и печальнее.  Джон Хантсман – не кадровый дипломат,  а политический назначенец.  Хотя,  бывший губернатор-республиканец  затерянного где-то в среднеамериканской глуши штата Юта, провел какое-то время в качестве посла в Сингапуре и Китае. Но если нет дипломатического опыта, то должно же быть политическое чутье:  в каком тоне нельзя говорить с Россией и почему угрозы и давление "тысячами авианосных тонн" бессмысленны и бесполезны.

Видимо, осознание  совершенной оплошности  пришло, но не сразу.   Буквально через несколько  дней  в  Twitter посольства США в Москве появилось  еще одно обращение  посла  Хантсмана  к гражданам России, выдержанное и совершенно в иных тонах.  Ну и повод нашелся  другой -  годовщина встречи на Эльбе. Ну спасибо хоть, что вспомнили об этом эпизоде Второй мировой войны.

Посол США в России Джон Хантсман опубликовал  историческую фотографию встречи  на Эльбе и призвал помнить о важности диалога между Москвой и Вашингтоном.

"Эти солдаты, пожимающие друг другу руки, представляют собой символ, который служит нам напоминанием сегодня, когда мы снова переживаем период напряженности между Америкой и Россией.  Мир станет безопаснее и стабильнее, когда Америка и Россия принимают на себя обязательство найти пространство для диалога и дискуссии", - заявил  посол США.

Вот это называется -  "штормит".  От угроз авианосцами -  до  приглашения к диалогу ради безопасности всего мира. Интересно, когда  господин Хантсман был  абсолютно искренен  – когда говорил про 200  тысяч тонн  дипломатии или когда  вдруг вспомнил про  совсем короткий эпизод  боевого братства  союзников по антигитлеровской коалиции на Эльбе?

Я понимаю, что профессиональные политики и дипломаты, особенно американские, крайне редко бывает искренними и никогда не говорят всей правды. Но  тут есть еще одна любопытная штука.

Дело в том, что у всех американских дипломатов - и карьерных, и назначенцев есть  непосредственный начальник -  Майк Помпео. Руководитель Государственного департамента США. И вот на днях глава госдепа, на встрече со студентами  Техасского университета, радостно, под смех и аплодисменты аудитории рассказал про подробности своей  профессиональной карьеры. Так сказать, этапы большого пути.

"Я был директором ЦРУ. Мы лгали, мы обманывали, мы крали. Для нас были целые учебные курсы. И это напомнит вам о славе американского эксперимента", - сказал он.

А во время его речи аудитория смеялась и аплодировала. И я готов посмеяться вместе с ней, поскольку тема вот этой встречи студентов с Помпео  была обозначена  так:  "Почему важны  вопросы дипломатии"… Ну и про "американский эксперимент" тоже сильно сказано.

Кстати, частью этого американского эксперимента была так называемая "дипломатия канонерок" 19 века.   Угроза силой и применение силы против заведомо слабых противников. По сути, сегодня  она совершенно логично переросла в "дипломатию авианосцев" имени посла Джона Хантсмана.  Как говорил про американскую  внешнюю политику спичрайтер Никсона Уильям Сафайра —  это «железный кулак угрозы силой в бархатной перчатке дипломатических отношений".

Только в наши дни перчатка эта сильно поношена, побита молью, порвана в разных местах, и густо усеяна пятнами крови десятков народов. И от дипломатии, как  ненужного довеска к авианосцам,  Вашингтон уже  практически  отказался».

Мнение, выраженное в данном материале, является авторским и может не совпадать с мнением редакции.

програмыВыпуски программ