«Горячие точки» СНГ. Что дальше?