Телеканал «Звезда» на facebook
18+

«Победная рюмка»: как дагестанские ополченцы остановили вторжение террористов 20 лет назад

В Дагестане вспоминали вторжение банд Басаева и Хаттаба, а также их полный разгром. Бои продолжались более месяца и стали прологом Второй чеченской кампании и переломным моментом в истории всего Северного Кавказа.
© Видео: ТРК "Звезда" © Фото: kremlin.ru

Боевики под черными флагами в 1999 году объявили, что законная власть Дагестана низложена, а неверным объявлена война до полного уничтожения: республика отныне, а дальше и весь Кавказ - это единое исламское шариатское государство.

В стране на тот момент были тяжелейший социально-экономический кризис, обескровленная армия и развал по всем фронтам. Однако в одиночку противостоять боевикам не пришлось. На защиту родных сел встали местные жители. В ряды ополчения вступали не только мужчины, но и женщины, подростки, даже имамы мечетей, понимавшие опасность ваххабизма.

Другим переломным моментом стал приезд в Ботлих Владимира Путина, только назначенного премьер-министром.

Спустя 20 лет Путина в Дагестане встречали уже старые знакомые. У только открытого памятника защитникам родины российский лидер отдал дань памяти погибшим.

Несколько десятков местных жителей, мужчины и женщины в августе 1999 года первыми встали на защиту своих сел. Кто-то с оружием в руках, кто-то дни и ночи напролет готовил пищу солдатам и ополченцам.

Общение Путина с бывшими ополченцами продолжилось в воинской части Ботлиха.

«Я хочу сказать, что при таких людях, при таких красивых и добрых женщинах и при таких мужественных и строгих мужчинах, в России не может быть слюнтяй какой-то во главе государства», - отметил президент РФ.

А еще Путин сделал то, что обещал еще двадцать лет назад - выпить победную рюмку. В Ботлихе в 1999-м в армейской палатке председатель правительства и будущий президент сказал, что сделает это, когда с террористами на Северном Кавказе будет покончено.

«Я предлагаю сегодня эту рюмку поставить. Мы обязательно выпьем за них, обязательно. Но пить будем потом. Тогда, когда задачи, принципиального характера, вы о них все знаете, будут решены», - сказал тогда будущий российский лидер.

В конце августа 1999 года для горцев прилет будущего президента действительно многое означал. После развала СССР они впервые почувствовали, что живут в большой стране. Впервые после чеченской кампании они вместе с российскими солдатами, плечом к плечу отстаивали свою землю.

«Мы воевали за свои честь и достоинство. За сохранение нашей государственности. Нашей страны, конституционного строя. Когда Владимир Владимирович сказал здесь эти слова, у людей появился дополнительный импульс. Они поняли, что их один на один с этими боевиками не оставят», - сказал глава Ботлихского района Дагестана Магомед Патхулаев.

За две недели до этих событий некоторым казалось, что Дагестан для России потерян. Ранним утром 7 августа 1999 года сотни боевиков под командованием Шамиля Басаева и саудовского наемника Хаттаба вторглись на дагестанскую землю. Жители окрестных сел еще только собирались выгонять на пастбища домашний скот.

«Вот через ту дорогу они спустились пешими. На второй, третий день они спустились на машинах. В начале в наше село они зашли пешими. Тяжело шли. Очень много оружия несли они», - вспоминает глава администрации села Ансалта Гайдарбек Гайдарбеков.

Отряд более чем из 500 боевиков местные жители заметили не сразу. Бандиты мгновенно заняли села Шодрода, Ансалта и Рахата, находящиеся на пути в Ботлих. Свой триумфальный, как им казалось, вход в Дагестан боевики сняли со всеми подробностями.

Шамиль Басаев, уверенный в успехе кампании, был подчеркнуто вежлив с местными жителями. Обещал никого не трогать, а тех, кто с ним не согласен, был готов просто отпустить.

Захваченные села покинуло практически все мужское население, они ушли в Ботлих, чтобы вернуться и уже с оружием противостоять бандитам. Ополченец Фахрутдин Ахабов вспомнил, как террористы активно агитировали жителей вступать в их ряды.

«Они говорили, что были против не только России, против русских, неверных. Мол, мы мусульмане, мы одна семья, мы должны быть вместе. Русских не должно быть. Вот лозунг у них такой был», - сказал Ахабов.

Тревожные разведданные о том, что боевики готовят масштабное вторжение, начали поступать в Генштаб еще за несколько недель до начала событий. Из Новороссийска в дагестанский Каспийск был переброшен батальон 7-й десантно-штурмовой дивизии. Приказ был - как можно скорее совершить марш-бросок из Каспийска в Ботлих и занять оборону. Колонне нужно было преодолеть четыре перевала и 88 серпантинов.

В Ботлих с каждым днем прибывало все больше и больше людей со всего Дагестана, а также из других регионов России. Ополченцам нужно было оружие, и военные им его дали. В кратчайшие сроки из гражданских были сформированы отряды.

«Обмундирование дали нам, нам дали вооружение. Нам доверяли, потому что, наверное, командование считало, что люди, которые рвутся, жаждут, чтобы изгнать вот этих непрошенных гостей со своей земли, им можно доверять. Если бы не доверяли, нам оружие не дали», - отметил Ахабов.

Занятая тогда боевиками часть Ботлихского района представляет собой долину, в которой находятся села Асалта, Шодрода, Рахата. С двух сторон находятся главенствующие высоты. На севере выше идут селения Тандо, и на юге - высота 1622,3, которую местные назвали Ослиным ухом, на аварском - «Хамильен». Террористы из банды Басаева и Хаттаба бились за нее до последнего, поскольку с господствующей высоты все окрестные поселки и ключевые дороги видны как на ладони.

12 августа 1999 года командование приняло решение штурмовать высоту, и сделать это предстояло десантникам, совершившим марш из Каспийска. Ночью на неприступный склон их вел комбат Сергей Костин.

Боевики 13 августа сняли на «Ослином ухе» бой, который длился почти шесть часов. На позиции на российских солдат сыпались 82-миллиметровые мины, поднять головы не давали снайперы. С каждым часом погибших становилось все больше. На подмогу к Костину выдвинулся его заместитель и друг Эдуард Цеев с десятком бойцов.

«С Костиным мы лежали вместе, где-то метрах в полутора - в двух друг от друга. Получилось так, что совместные боевые действия мы с Костиным вели порядка, наверное, минут сорок - часа. После очередного минометного обстрела боевиков мина попала, наверное, метрах в двух от Костина с его стороны», - вспоминает Цеев.

Командир десантного батальона Сергей Костин скончался пару минут спустя. Вместе с ним в том бою погибли еще 12 российских десантников. В это время федеральные силы штурмовали вторую высоту у селения Тандо. Построенный из песчаника поселок боевики превратили в укрепленный район.

Огневые точки боевики обустроили практически в каждом доме. Для них это была стратегически важная высота, откуда Ботлих виден как на ладони.

В самые тяжелые дни августа в небольшом доме, в центре высокогорного селения Анди, местные женщины, стирая руки, месили тесто и пекли хлеб, затем разносили на позиции.

К 23 августа, понеся серьезные потери, Шамиль Басаев вывел свои отряды назад в Чечню. Но до полной победы еще было далеко. Террористы вновь вторглись на территорию Дагестана 5 сентября, в Новолакский район. Боевиков теперь было уже больше двух тысяч. Самые трагические события тех дней развернулись на высоте 715,3, до войны там был установлен телевизионный ретранслятор.

Когда почти сотня боевиков начала штурм высоты, ее защищали всего шесть человек - пять милиционеров-дагестанцев под командованием лейтенанта Халида Мурачуева и переданный им для усиления русский солдат-пулеметчик. Тогда бойцам удалось отбить шесть атак террористов, тем самым оттянув их планы по захвату высоты почти на сутки. В своем последнем донесении Мурачуев сообщил, что патроны закончились: «Мутей ранен, подает мне гранаты, я бросаю».

Для банд Басаева и Хаттаба одним из важных объектов также был второй по величине город Дагестана Хасавюрт. Он находится у самой границы с Чечней, и боевикам казалось, что взять его удастся без серьезных боев. Басаев вновь недооценил роль и смелость ополченцев.

В те дни добровольцы собирались на хасавюртовском ипподроме. Первыми посты организовывали те, у кого было оружие, которое доставали из погребов. Милиция закрывала на это глаза, так как дорог был каждый ствол.

Сколько было тогда ополченцев - сейчас сложно сказать. Они приезжали из разных районов республики, из разных селений, городов. Ополченцы собрались с одной целью - насмерть противостоять наступающим террористам.

К 14 сентября 1999 года Басаев вывел войска с территории Дагестана. Так, началась Вторая чеченская кампания, результатом которой стала полная ликвидация всех бандформирований, в том числе и их главарей - Басаева и Хаттаба.

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика