Телеканал «Звезда» на facebook
18+

О расходах на оборону, гособоронзаказе и повышении зарплат контрактникам: интервью Татьяны Шевцовой телеканалу «Звезда»

Заместитель министра обороны РФ рассказала о том, как военное ведомство контролирует расходование бюджетных средств, оценила финансовую дисциплину при выполнении гособоронзаказа и заявила о необходимости найти возможность повысить зарплаты контрактникам.
© Видео: ТРК "Звезда"

В студии телеканала «Звезда» в парке «Патриот» на V юбилейном Международном военно-техническом форуме «Армия-2019» побывала в гостях заместитель министра обороны России Татьяна Шевцова.

- Спасибо, что нашли время зайти к нам. Вопросов накопилось так много, что без Ваших ответов мы точно не обойдемся.

- Готовы!

- Самая парадоксальная ситуация, которая сложилась на форуме: при огромном количестве экспонатов, при огромной экспозиции все говорят о том, что оборонные расходы в России снижаются. Как вообще такое возможно? Это не влияет на нашу обороноспособность?

- Действительно, руководством страны определены в ближайшем бюджете, в ближайшей трехлетке основные приоритеты социально-экономического развития государства. И в первую очередь, это медицина, образование, демография, жилье - то, на что нацелены национальные проекты, которые сейчас реализуются. Но это ни в коей мере не означает, что расходы на национальную оборону перестают быть приоритетными. Безусловно, современная, модернизированная, хорошо вооруженная, укомплектованная  современным вооружением армия - это гарант безопасности нашей страны, это гарант ответа на любое силовое давление на нашу страну, поэтому расходы на национальную оборону они были, есть и остаются в приоритете. Другое дело, что если посмотреть на процент, доля ВВП расходов на национальную оборону действительно имеет тенденцию к снижению. Если в 2018 году этот процент составлял 3,2, то в 2019 - 2,9%, а на 2020 год - 2,9%. Но на самом деле это запланированное снижение, и оно вообще не связано с военно-политической или с экономической ситуацией, это связано с процессом перевооружения армии. Вы знаете, что мы сейчас реализуем вторую Государственную программу вооружений 18-27. В рамках первой ГПВ как раз был основной мощный финансовый поток в военно-промышленный комплекс. То есть надо было разогнать промышленность, надо было приоритетом профинансировать новые разработки ОКР, НИОКР, надо было модернизировать производство у многих предприятий. Поэтому в первое ГПВ было такое вот мощное финансовое вливание, чтобы обеспечить этот процесс. И сегодня пик вот этого госзаказа на НИОКР пройдет, и мы переходим на серийные поставки и уже новое ГПВ. В основном там спланированы серийные поставки того вооружения, которое разрабатывалось в рамках первого ГПВ, и те контракты, которые подписаны в том числе и на этом форуме. Там на более чем на триллион - это все запланированные госпрограммные вооружения, расходы.

- Татьяна Викторовна, если я правильно понял, расшифровал вот такую достаточно для меня сложную структуру и вместе с тем понятную. Получается, что с момента старта, запуска программ вы фактически параллельно разработали какую-то особую систему снижения, особую систему ценообразования, потому что НИОКР и ОКР - это всю жизнь были самые дорогие этапы. Серийное производство, когда мы вышли, так сказать, на комплектование, когда мы вышли на заводы, которые поставляют в рамках программы серийного производства комплектующие - это действительно чуть проще. Но тем не менее, я так понимаю, что создана какая-то особая система. Что это за система договоров между Министерством обороны и производителями военной техники?

- Госпрограмма «Вооружение» реализуется через государственный оборонный заказ. Это действительно серьезные бюджетные вливания государства на производства вооружения военной техники. Но еще раз подчеркну, что государство тратит на оборону ровно столько, сколько необходимо, чтобы обеспечить нашу с вами безопасность. А наша задача, руководства Минобороны, сводится к тому, чтобы обеспечить эффективное расходование этих бюджетных средств. Не только эффективное, но и целевое расходование. И в данном направлении было проведено очень много работ, в том числе мы создали систему контроля за целевым использованием бюджетных средств, которая заключается в том, что все наши бюджетные средства, которые идут на гособоронзаказ этим предприятиям, идут по специально «окрашенным» счетам. То есть мы создали систему уполномоченных банков, мы каждый контракт проидентифицировали, присвоили уникальный номер. И через эту систему специальных счетов уполномоченных банков мы в системе онлайн отслеживаем вот этот бюджетный поток, который идет на вооружение.

 - То есть получается, система стала абсолютно прозрачной?

- Для нас прозрачной. Прозрачна, безусловно, и для самих предприятий. То есть некоторые руководители предприятий пользуются нашей системой, потому что у них большая кооперация, они «головники». Им тоже важно смотреть, чтобы их кооперация работала с правильной финансовой дисциплиной, эффективно, вовремя сдавала им продукцию, потому что от своевременной сдачи продукции кооперации зависит уже и сдача вооружения головным исполнителем в наш адрес. Мы не говорим о том, что средства направлялись куда-то на те цели, на которые не должны были направляться. У многих предприятий есть гражданская продукция. Нам было важно, чтобы те средства, которые направляются на производство вооружения военной техники, шли именно на производство вооружения военной техники, не окликались на гражданскую продукцию или на какие-то иные цели предприятия, понимая, что эти предприятия все являются коммерческими структурами. Поэтому первый этап, который мы сделали, мы «окрасили» наш казенный финансовый рубль, предусмотренный на вооружение. Мы стали понимать, как расходуются деньги, и мы стали ими управлять. Потому что была ситуация, когда мы головным исполнителям авансы передавали, головные исполнители не передавали дальше по кооперации. Они могли их положить на депозит, могли выдать с них кредит, но не направляли на кооперации. Когда мы стали это видеть, мы действительно были удивлены, что средства, предусмотренные на производство вооружения, могли по полгода оставаться на счетах в предприятиях, в то время как предприятия кооперации ждали этих авансов для производства продукции. Сегодня такой ситуации нет. Система стала действительно эффективным инструментом профилактики нецелевого использования бюджетных средств и эффективного расходования бюджетных средств. Но мы на этом не остановились, мы пошли дальше. То есть на первом этапе мы сделали прозрачным финансовый поток. На втором этапе нам очень было важно понимать, насколько корректно определена цена вот этой всей продукции, которую мы закупаем. С одной стороны, мы - Министерство обороны, нам, наверное, не очень хочется влезать в себестоимость, в цену. Нам нужно количество, штуки, понимание того, какое количество вооружений, необходимое для армии, поступит в войска. Но понимая, что нам выделяется определенный лимит, определенный предел, нам, конечно, за этот лимит и предел хочется купить побольше штук. Поэтому мы волей-неволей стали вникать в ценообразование, в формирование стоимости. И вторым этапом опять-таки контроля и эффективного расходования бюджетных средств стало внедрение системы раздельного учета на предприятиях с целью определения корректной стоимости товара.

 - Существуют же сопутствующие какие-то вещи, да?

- С целью того, чтобы в нашу себестоимость продукции включались только те расходы, которые действительно понесены в отношении создания наших образцов вооружения, а уже накладные расходы, общехозяйственные - они должны пропорционально делиться на нашу продукцию и гражданскую.

- Систему разделенных рисков, так называемых?

- Абсолютно верно. Удивительно то, что постановление правительства о том, что предприятия гособоронзаказа должны вести раздельный учет, оно было принято в 1998 году, но, к сожалению, не было методики как, по каким образам, по каким принципам, по каким правилам вести подсчеты. Это Министерство обороны ее разработало, опять-таки в рамках продолжения системы контроля, и внедрило. С 1 января этого года мы начали практическую реализацию этой методики.

- И мы сейчас видим, что вооружение есть; вместе с тем, благодаря вот этой вот системе, концентрируется.

- Безусловно, это результат. Мы видим наши средства, мы привели в порядок финансовые дисциплины, мы видим, как они расходуются и, безусловно, вот эти наши контрольные реперные точки дали возможность того, что гособоронзаказ вовремя выполняется. У нас и в этом году, и в прошлом году процент исполнения гособоронзаказа составляет 98-99%. То есть предприятия повышают свою финансовую дисциплину. У нас снижается количество предприятий, которые срывают нам гособоронзаказ в принципе. В основном идут своевременные поставки, ну а результат, который мы сегодня видим, это в том числе и результат повышения финансовой дисциплины на предприятиях, созданный Министерством обороны.

- Татьяна Викторовна, сейчас, пожалуй, самый главный вопрос, о котором тоже говорят все. Гособоронзаказ - это, в первую очередь, конечно же техника, которая поступает на вооружение. Технику делают люди, технику эксплуатируют люди. Вот про тех, кто эксплуатирует, чуть позже, а вот сейчас про тех, кто делает, ведь это же семьи. Здесь возникает и социальная ответственность определенная предприятий. Как сегодня выстраивается вот эта вот социальная история? Ведь там же, по большому счету, в стоимость танка вложена и стоимость, так сказать, того, как главный конструктор или мастер будет содержать свою семью?

- Абсолютно правильно замечено, потому что госпрограмма вооружения с определенной точки зрения - это наши инвестиции в оборонно-промышленный комплекс. Мы являемся таким серьезным надежным госзаказчиком для большого предприятия оборонно-промышленного комплекса, и наш заказ дает возможность не только производить продукцию в наших интересах, но и дает возможность модернизировать свое предприятие, создавать новые рабочие места, платить своевременно достойные зарплаты. Кстати, используя нашу систему мы, например, видим не только то, куда расходуют эти средства, но мы видим, какой объем зарплаты платят наши предприятия. По 2018 году - это 489 миллиардов рублей выплачено им предприятию ОПК в виде зарплаты тем трудящимся, которые делают нашу продукцию.

- То есть фактически вы сейчас, отслеживая вот эту вот всю систему оплаты, имеете право спросить завод, условно говоря, директора предприятия, совет директоров: «Ребят, вы нам делаете прекрасную технику, мы за нее вам платим деньги. Почему вы не платите тем, кто делает эту технику, ведь люди совершают практически некий подвиг, открытие, когда они модернизируют, когда они доводят это до уровня выше мировых стандартов?».

- Вы знаете, я хочу сказать, что мы видим, что наши предприятия платят достойные заработные платы. Как раз мы не задаем вопрос, что они не платят. Мы видим, что платят достойные заработные платы, и это правильно. Люди, которые создают такую уникальную технику, уникальное вооружение, образцов которого нет во всем мире, конечно, должны получать достойно, и мы это только приветствуем.

- Ну и от тех, кто производит технику, к тем, кто ее эксплуатирует. Сегодня огромный процент контрактников - это отдельное обучение. Вот здесь же в этой студии мы говорили и об обучении в военных вузах, и о тех, кто приходит, подписывает контракт и учится, что называется, на практике, постигает собственными руками, ногами, головой, всеми органами чувств, постигает военную службу. Что сегодня с контрактной службой?

- В планах развития Вооруженных сил - создание контрактной службы. И в соответствии с указом президента, каждый год мы набираем все большее количество контрактников, которые идут к нам служить. Понятно, что та современная техника, которая к нам приходит, нам нужен совсем другой специалист: с хорошим образованием, более того, мы тратим какой-то период времени на подготовку, чтобы служить на вот этой вот современной технике. И, конечно, контрактная служба для нас приоритетна. Но если говорить о денежном довольствии, если говорить о группе офицерского состава, здесь, в принципе, мы тоже выполняем указ президента, мы держим среднее денежное довольствие по уровню ведущих отраслей нашей экономики. В этом году запланирована очередная индексация, которая будет произведена с 1 октября. В части повышения денежного довольствия мы этот уровень соблюдаем. Что касается контрактной службы, здесь немножечко посложнее. К сожалению, с учетом того, что была индексация один раз в прошлом году проведена, то денежное довольствие у контрактников мы считаем не на том уровне, на котором оно должно быть: ниже среднего по России. Поэтому сегодня Министерство обороны обеспокоено, и мы вышли с такими предложениями к министерству финансов - поднять денежное довольствие в первую очередь для вот этой категории, которая идет служить к нам на контракт. Поднять денежное довольствие и обеспечить возможность им снимать служебное жилье. Мы думаем, что эти две причины повышения денежного довольствия будут служить дополнительным стимулом, чтобы молодые ребята шли служить к нам на контракт. Мы над этим работаем, и я думаю, что какие-то шаги мы реализуем уже в этом году.

- Говоря о военном обучении, Вы знаете, хотелось бы сказать большой комплимент Министерству обороны. Вот мы здесь в этой же студии обсуждали вопрос военного обучения и довоенного обучения. И самое главное, что нам сегодня говорит, например, Главное управление научной инновационной деятельности, мы начали воспитывать интеллектуальную элиту страны. Но интеллектуальная элита - это все, что начинается с детства. Сегодня такой какой-то всплеск у ребят желания идти в кадетские корпуса, в Суворовские училища, в Пансион Министерства обороны, куда приходят девчонки. Сегодня удивительная совершенно тенденция, когда валом девчонки идут в Краснодарское училище, они хотят быть летчиками. Что-то сдвинулось, что-то изменилось. Что сегодня вот с этим обучением?

- Вы знаете довузовское образование в Министерстве обороны, это больше первоначально рассматривалось как социальная гарантия наших военнослужащих. И, безусловно, мы должны были, беря на себя ответственность, подготовить детей наших офицеров. Мы должны были им дать очень хорошее, качественное образование. У нас сегодня в системе 29 довузовских образовательных учреждений, где учатся более 15 тысяч ребят. Кончено, как сказал наш министр, у нас должна быть самая лучшая медицина, самое лучшее образование. И раз мы ведем речь об образовании, я хочу сказать, что сегодня то образование, которое получают наши дети в наших довузовских учреждениях, вызывает у нас гордость. Почему? Мы видим, какие результаты они нам показывают, мы видим, что у нас увеличивается с каждым годом количество 100-балльников по ЕГЭ, по таким сложным предметам, как математика, физика. Конечно, мы гордимся, что у нас большое количество ребят, которые получают 100 баллов за русский язык. И здесь, конечно, является ярким примером наш Пансион, где из 100 девочек девять получили 100 баллов по русскому языку. То есть они у нас правильно, красиво говорят и грамотно пишут.

- Они у вас не только правильно и красиво говорят. Они у вас умеют танцевать, они у вас ездят на лошадях.

- А вы знаете, мне кажется, то, что у нас еще очень правильное дополнительное образование, то, что они у нас поют, танцуют, занимаются творчеством, конным спортом. Это тоже залог успеха, их удачного, успешного образования по основным специальностям. Они у нас развиваются гармонично, а когда человек развивается гармонично, он всегда успешен. Для наших девчонок, конечно, образцы их отцы, которые несут достойно свою службу каждый день, и им тоже хочется быть очень похожими. И как отцам хочется гордиться девчонками, так и девочками очень хочется, чтобы их отцы ими гордились, их успехами, их результатами. Я думаю, что несмотря на то, что воинская служба может быть не совсем специальность для девушек, сегодня этот критерий поддается сомнению. Очень много наших девчонок поступают в высшее уже учебное заведение Министерства обороны.

- Вот Вы знаете, что меня больше всего удивило. У меня было 100%-е ощущение, что если девчонки закончили Пансион Министерства обороны, дальше будет исключительно, так сказать, учебное заведение Министерства обороны. Вдруг выясняется, что у них есть полная свобода выбора. И одна из них идет в МФТИ, а вторая идет в МГУ и собирается заниматься странами Азии и Африки? То есть выбор огромен, и вот то, что Министерство обороны в Пансионе им дало, оно реализуется уже на новом уровне.

- Абсолютно правильно, потому что, еще раз повторюсь, наша задача дать им очень хорошее образование. Именно качественное образование, чтобы они могли выбирать любые вузы нашей страны, поступать в любой вуз и выбирать любые специальности. Конечно, нам очень хочется, чтобы они потом вернулись, закончив, может быть, МФТИ, на службу в Министерство обороны. Нам же тоже хочется иметь достойных, умных на государственную службу, на военную службу. Но еще раз говорю, что это гарантия именно наших военнослужащих, социальная гарантия. География службы у нас очень широкая, служат офицеры и в дальних гарнизонах, где, может быть, не всегда есть возможность девчонкам заниматься музыкой, спортом, и здесь, конечно, вот мы, Министерство обороны. Наша задача девочкам дать шанс выбирать любые ВУЗы нашей страны, не обязательно Министерства обороны.

- Но это еще одно подтверждение нашему разговору вот в этой студии телеканала «Звезда», когда мы говорили с начальником Главного управления научной инновационной деятельности Министерства обороны, он сказал, что мы пришли к понимаю, что мы начали воспитывать интеллектуальную элиту страны, начиная с детства, предлагая возможности, которые девчонки, мальчишки подхватывают и реализуют. Может быть, на другой платформе, будь то университеты гражданские. И потом, вот имея эту закалку, закваску, они с новыми знаниями возвращаются. Ведь придумывают это люди, которые заканчивают и одно учебное заведение и другое, они хотят придумывать, в них это есть. Вот эта жажда. Люди делятся на изобретателей и приобретателей. Здесь - изобретатели.

- Абсолютно верно, но еще одной задачей в нашем Пансионе является то, что педагоги их не просто учат, они их учат учиться, поэтому у нас девчонки такие разносторонние. Учат учиться, быть целеустремленными, ставить себе задачи, не бояться совершать ошибки. Вот эти все постулаты, конечно, им вкладываются. И еще ими очень всегда восхищаются, мне тоже это кажется правильным признаком воспитания детей. Мы ими восхищаемся, мы говорим, что они у нас умные, красивые, что мы ими гордимся и они самые лучшие. Мне кажется, это тоже определенный стимул.

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика