Телеканал «Звезда» на facebook
18+

О развитии авиации на примере Су-57 и подготовке летчиков: интервью генерал-лейтенанта Андрея Юдина

Замглавкома ВКС рассказал о новейшей авиационной технике, поделился впечатлениями от первого серийного Су-57, который собирается в Комсомольске-на-Амуре, а также рассказал о главном качестве летчиков и подготовке пилотов в училищах.
© Видео: ТРК "Звезда" © Фото: ТРК "Звезда"

В студии телеканала «Звезда» в парке «Патриот» на V юбилейном Международном военно-техническом форуме «Армия-2019» побывал в гостях заместитель главнокомандующего Воздушно-космическими силами Вооруженных сил РФ Андрей Юдин.

- Спасибо огромнейшее, что нашли время зайти к нам в студию. Ну и можем Вас поздравить с колоссальным совершенно обновлением нашей авиационной техники. Что вызывает наибольший, скажем так, восторг у зрителей и у специалистов?

- Да, конечно, за последние годы мы значительно обновили парк авиационной техники. Самое главное - помимо того, что она просто новая, она повысила свои качественные показатели. В первую очередь, что нас волнует по применению нашей авиации - это точностные показатели применения средств поражения. Мы достигли качества применения неуправляемых средств поражения, соизмеримые с применением корректируемых авиационных бомб. Это очень, очень хорошо и помогает нам экономить боеприпасы для выполнения поставленных задач.

- Андрей Вячеславович, ну, самый обсуждаемый, пожалуй, проект последнего года - это, конечно же, модернизированный Ту-160, это модернизированный Ту-22М3М и это модернизированные Су-35 и МиГ-35. Как они вошли в общую линейку? Как сегодня эти машины вписались в концепцию развития Воздушно-космических сил?

- Если говорить о модернизации существующего парка авиационной техники, то она направлена на повышение качественных показателей этой техники. Если говорить об оперативно-тактической авиации, то, в первую очередь, самолет Су-35С. Самолет, которому нет просто равных в мире сейчас и по действиям по воздушным целям, и по действиям по наземным целям, как управляемыми так и неуправляемыми боеприпасами. Уникальный и самолет Су-34 (сейчас заканчиваем опытно-конструкторскую работу), который еще добавит характеристики, увеличив номенклатуру управляемых средств поражения. Ну а если говорить о самолетах дальней стратегической авиации, то это, вы все знаете, это самолеты, которые будут обладать новыми крылатыми ракетами с огромной дальностью действия и с высоким качеством боевого применения. Поэтому мы очень довольны тем, как продвигается совершенствование нашей авиационной техники.

- Откройте секрет: в войсках не обижаются, когда Су-34 называют «утенком»?

- В войсках радуются, когда приходит новая техника, особенно модернизированная, которая позволяет решать все. И помимо задач по наземным целям, он может использоваться как истребитель, многофункциональный самолет.

- Возвращаясь к главной теме, которая сегодня обсуждается и всеми средствами массовой информации, и всеми экспертами. Буквально три недели назад мы вместе с Вами были в Комсомольске-на-Амуре и посмотрели на первый серийный Су-57. Машина, которая встает на вооружение, машина, которая по-другому предлагает взглянуть на дальнейшее развитие авиации. Как ее сегодня воспринимают в войсках? Насколько ее ждут? Что она нам дает?

- Это новая машина. У нас есть уникальный самолет Су-27, который от самолета, как он просто назывался Т-10, дорос до самолета Су-35С, самолета, которому нет равных в мире. Также самолет Т-50. Он только делает первые шаги, но это платформа на будущие 40 лет. Это самолет, который позволяет решать абсолютно все задачи в любой точке мира. Обладая уникальными качествами, которыми не обладают самолеты иностранные.

- Надо сказать, что вся наша техника прошла боевое крещение. То есть те задачи, которые были возложены при конструировании, при производстве этих машин, они оправдались?

- Здесь больше о другом надо сказать. Что в процессе эксплуатации техники при выполнении специальных задач техника все время совершенствовалась, непосредственно. И сейчас она обладает качествами теми, которые мы хотели иметь в этих машинах. Но при конструировании могли что-то там недосмотреть, а сейчас это все предусмотрено. Именно исходя из условий современной войны.

- То есть фактически опытная эксплуатация, как дополнительный расчет модернизации, учет новых качеств, которые необходимы машине. То есть она показывает свои параметры, но иногда получается, что они, с одной стороны, ну скажем так, превосходят заложенные конструкторами в эти машины параметры, а с другой стороны, наводят на размышления, что можно, учитывая уже имеющуюся базу, идти дальше, и возникают варианты модернизации. Я правильно понимаю?

- Да, но это даже не та модернизация, как мы привыкли видеть, когда все не очень быстро делается. Здесь делается все очень быстро, в соответствии с требованиями времени, можно сказать онлайн, очень быстро.

- Самый главный момент, который отличает авиацию сегодняшнего дня - это изменившиеся системы связи. Самолеты научились разговаривать друг с другом. Что это за наработка? С кем вы взаимодействуете здесь?

- Ну, помимо автоматизированных систем управления, самое главное - в новых самолетах должны быть элементы искусственного интеллекта. Это очень важно. Потому что новые машины, особенно самолеты, как Су-57 (или, как мы привыкли говорить, Т-50), обладают свойствами, когда необходимо принятие решений по многим вопросам, либо подготовка предложения летчика к правильным действиям. Вот в новых самолетах это все заложено.

- Андрей Вячеславович, открою маленький секрет. Вот когда мы с Вами ходили в Комсомольске-на-Амуре возле конвейерной линейки Су-35, читалось некоторое удивление. Вы вообще ожидали, что за девять дней можно сделать готовый самолет, Вы были к этому готовы?

- Мы знаем наши возможности, и тем более по Комсомольску-на-Амуре. Я долгое время командовал и полком, и дивизией именно в Комсомольске-на-Амуре, и людей комсомольчан я знаю хорошо, отношусь к ним с огромным уважением и знаю их великий потенциал.

- Про машины мы с Вами поговорили, а вот теперь, наверное, самый главный потенциал Воздушно-космических сил. Когда мы говорим о машинах без людей - это, с одной стороны, очень неплохие самолеты, но люди делают их другими. Кто сегодня приходит служить? Какое количество пилотов Вы можете назвать главным? Чем сегодня обладают наши летчики?

- Самое главное, во-первых, то, что в авиации должны служить сугубо мотивированные люди, это самое главное. Летчику не надо денег много платить, ему надо дать возможность летать - этого ему достаточно. Для этого создана система отбора в училище, основанная на очень серьезном профессиональном отборе, и сама система обучения. Мы сейчас проработали концепцию, будем начинать летать со второго курса. Прорабатывается вопрос, проводятся опытно-конструкторские работы по оснащению училищ современными российскими самолетами, которые позволят нам дать им хороший налет и выпустить достойных людей, которые смогут легко осваивать современную авиационную технику.

- Говоря о линейке, которая сегодня представлена здесь рядом на аэродроме Кубинка, конечно же, нельзя обойти две этапные машины - это Як-152 и Як-130. Насколько они сегодня удовлетворяют требования Воздушно-космических сил, как самолеты первоначального обучения. Я сейчас говорю о 152-й машине, как об инициативной работе «Иркута», и о Як-130, который уже начал поступать на вооружение учебных центров.

- Ну, Як не только начал поступать, у нас две авиационные базы в Борисоглебске и в Армавире, где он уже успешно эксплуатируется. Самолеты хорошие. По большому счету, оборудование этого самолета в большинстве соответствует современному типажу, таким как Су-30СМ, Су-35С. Самолет хороший. А если говорить о самолете первоначального обучения Як-152 - это иркутский завод. Ну, будет самолет - будем рассматривать и принимать на вооружение. Нам нужны самолеты для обучения наших молодых летчиков именно с поршневым двигателем.

- Вы сказали о том, что у Вас немного изменилась концепция первоначального летного обучения, о том, что сегодня ребята, курсанты начинают летать со второго курса - для них это очень важный психологический барьер. Есть ли сегодня определенные какие-то условия отбора? Потому что на самом деле теорию могут учить все, а летать, как выяснилось, не все. Что повлияло именно на такой сдвиг фазы практического летного обучения?

- Ну, у нас есть определенный стандарт обучения, там прописано, сколько практики мы можем дать летчику-курсанту в процессе обучения. Сейчас стандарт меняется, и мы можем дать больше налет, потому что на первоначальном особенно этапе обучения налет имеет огромное значение, потому что количество переходит в качество, в конце концов, у талантливых людей, тех, кого мы отобрали. Очень важна роль профессионального отбора. Даже на этапе профотбора мы понимаем, в каком роде авиации лучше применить летчика. Ну и в процессе обучения, особенно в процессе второго курса, как мы начинаем летать, мы четко будем понимать: это летчик оперативно-тактической авиации, дальней или военно-транспортной авиации.  

- Ну и «цвет» Краснодарского училища у нас - женский полк. Он уже, что называется, расписан по войскам, по самолетам? Девчонки как учатся? Как они летают? Вы встречались, я знаю, разговаривали?

- Девочки высокомотивированные, они очень хотят летать, и по каждой девочке будет принято такое решение. Она будет летать на том роде авиации и типе, где у нее лучше получится.

- А не боитесь, что все уйдут в космонавты?

- Мы будем смотреть. В космонавты тоже надо кому-то идти. Мы не будем против этого, но сначала надо научить их летать.

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика