Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Ногу выбило, и я начал стрелять, падая - спецназовец «Альфы» рассказал, как ликвидировал одного из организаторов «Норд-Оста»

13:00 26.09.2017
Ветеран спецподразделения «Альфа», полковник ФСБ в отставке Александр Колбанов рассказал сайту телеканала «Звезда» о своей службе и задачах, и о том, как он в составе спецподразделения «Альфа» занимался нейтрализацией особо опасных преступников.
Ногу выбило, и я начал стрелять, падая - спецназовец «Альфы» рассказал, как ликвидировал одного из организаторов «Норд-Оста»
Фото: nac.gov.ru

Колбанов после окончания средней школы поступил в Московское пограничное командное училище, где учился четыре года.

«Первый раз я встретил спецназовцев "Альфа" на полигоне. Впечатлился. На четвертом курсе приехали люди в штатском, отобрали человек 15, спрашивали про семью, про жизнь. Кому-то задавали вопросы по техническим характеристикам вооружения, кому то по тактике, проводилась беседа. Опять же куча проверок, тестов. По окончании училища нас с курса отобрали 5 человек, и отправили на Лубянку. Там мы уже попали в приемную начальника 7 Управления КГБ СССР, где с нами по отдельности провели короткие беседы. После этого нас сразу посадили в микроавтобус и отвезли на "базу". Тогда это был объект на Фрунзенской. График был 1/3. Совмещали все это с учебой – нас учили скрытому наружному наблюдению, оперативной работе, тому, например, как скрыто "вести" машину объекта. Там секрет прост: нужно прикрываться другой машиной, прятаться, хорошо знать город. Вообще занятия были интересные – мы также должны были знать все станции метрополитена, сколько на каждой станции выходов, какой куда ведет, где есть особые приметы. Я Москву очень хорошо знал. Потом пришлось и Ереван изучать, и Баку, и Махачкалу, Владикавказ. Тактику изучали: освобождение заложников на различных видах транспорта, зданиях», - рассказывает Александр.

Так офицер-пограничник прошел жесткий отбор и стал сотрудником спецподразделения «Альфа» в 1989 году, где прослужил 16 лет. Колбанов рассказал «Звезде», как после теракта в московском театре на Дубровке ликвидировал особо опасного террориста, занимавшегося подготовкой смертниц для этого террористического акта.

Картинка  

«Помню, как должны были задержать террориста, который готовил смертниц на "Норд-ост". Это было 8 апреля 2004 года. Накануне получили задачу на работу на дороге в режиме "Блокпост". Нам провели инструктаж, легли спать рано, в 5 утра был выезд в Грозный. С утра, когда проснулись, нам сказали, что задача изменилась, сейчас едем на задержание. В группе было порядка 20 человек, нам показали дом – пятиэтажка. Адрес был на третьем этаже. Сначала сделали блокировку адреса: этаж ниже, этаж выше и подъезд, чтобы никто не вышел. Вскрыли дверь, проверили адрес – чисто. Тут оперативники дают нам второй адрес: станица Щелковская. Собрались – поехали туда, около 8 утра были там. На месте определили план захвата, ворвались в дом в 8:20. Поскольку планировки не знали, решили идти веером - один направо, второй налево и т.д. Но террорист услышал нас и успел занять место на изготовку, с пистолетом Стечкина, за занавеской в одной из комнат. Он начал стрелять практически сразу, от двери, с хвоста группы. Мой напарник и друг – Юра, получил ранение в бок, между пластинами жилета. Мне три пули попали в левую ногу, перебили бедро, одна попала в правую. Ногу выбило, и я начал стрелять в боевика, уже падая. Террорист задел еще одного парня, в голеностоп. Щитовой с товарищем сразу эвакуировали раненого Юру. Я остался лежать около дверей, контролировал проем, откуда велся огонь, но двинуться не мог – пальцы на ноге шевелились, но поднять я ее не мог. Сразу по рации доложился о том, что я получил ранение, но ногой не занимался, несмотря на венозное кровотечение», - вспоминает спецназовец.

«Потом уже, когда нас вытащили, я понял, что ликвидировал злодея. После этого дом из гранатометов разрушили. В таких ситуациях это нормально – потому что рядом может быть много мин, растяжек. Уже в медчасти, расположенной рядом, я лежа на носилках, спросил, а где Юра, и мне сказали, что он скончался…  Мы с ним близко дружили, незадолго до командировки он женился, дочке полтора года исполнилось. На следующий день нас одним бортом авиации ФСБ России перевезли в госпиталь. Ногу мне лечили 13 месяцев, после чего я вернулся на службу», - рассказывает Александр.

«Тот террорист опасный был, он проводил серьезную "обработку" смертниц. Обрабатывал их идеологически, религиозно. Скорее всего, возможно, кто-то из родственников террористов ранее был убит: допустим, убили отца или мать, мужа или брата, потом находят сирот злодеи и забирают их к себе, "воспитывая" против "неверных". Так часто бывает. Как правило, террористы не сдаются: они или подрываются,  или открывают огонь», - заключил Колбанов.

Картинка  

Александр Колбанов после 2005 года перешел из группы «Альфа» на штабную работу. Во время теракта на Дубровке террористы удерживали заложников на протяжении трех дней, с 23 по 26 октября 2002 года. Группа вооруженных боевиков во главе с Мовсаром Бараевым захватила и удерживала заложников в здании ДК, расположенного  на улице Мельникова, 7, в Москве. Боевики были вооружены до зубов, в ходе теракта погибло 130 человек и было ранено более 700. Все находившиеся на тот момент в здании 40 террористов в ходе операции были уничтожены.

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика