Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Я просил, чтобы меня расстреляли: жуткие рассказы чудом выживших под пытками ВСУ

07:40 01.03.2016
Я просил, чтобы меня расстреляли: жуткие рассказы чудом выживших под пытками ВСУТелеканал «Звезда» публикует выдержки из доклада «Военные преступления украинских силовиков: пытки и бесчеловечное отношение», подготовленного негосударственной организацией Фонд исследования проблем демократии и Российским общественным советом по международному сотрудничеству и публичной дипломатии при поддержке Российского фонда мира. Фонд исследования проблем демократии возглавляет член Общественной палаты Российской Федерации Максим Григорьев.
Я просил, чтобы меня расстреляли: жуткие рассказы чудом выживших под пытками ВСУ
© Фото: «Русская весна», Валерий Шарифулин/ТАСС

Я просил, чтобы меня расстреляли: жуткие рассказы чудом выживших под пытками ВСУ. Телеканал «Звезда» публикует выдержки из доклада «Военные  преступления  украинских  силовиков: пытки и бесчеловечное отношение», подготовленного негосударственной организацией Фонд исследования проблем демократии и Российским общественным советом по международному сотрудничеству и публичной дипломатии при поддержке Российского фонда мира. Фонд исследования проблем демократии возглавляет член Общественной палаты Российской Федерации Максим Григорьев.


Эксперты фиксировали свидетельства тех, кто был передан украинской стороной при обмене пленными. В подготовленном докладе использованы результаты опроса более чем 200 пленных, переданных украинской стороной. Опрос проводился экспертами Фонда в период с 25 августа 2014 года по 20 января 2015 года.

Стандартным методом пыток Украинской армии и СБУ является использование электрического тока. Например, пострадавший Антон Лазуренко рассказывает: «В ополчении я не состоял, отношения никакого не имел, помощи не оказывал. 29 октября 2014 года в 20:00 рядом с подъездом собственного дома меня забрали СБУ и отвезли в штаб АТО Краматорска. Там ко мне применялась физическая сила для того, чтобы я подписал свое участие в ополчении ДНР. Применяли деревянную биту, электрическую динамо-машину, избивали руками и ногами. Я просил, чтобы меня расстреляли, на что они ответили, что если я не подпишу ими выдуманные истории про мое участие в ополчении ДНР, то они поедут и расправятся с моей беременной гражданской женой. После этих слов я сдался, и мне пришлось подписать их истории. В дальнейшем они стали как мои собственные показания».

Картинка


Ополченец Валерий Карлов был захвачен 6 ноября. Он рассказывает: «Привезли меня, я именно не видел куда, у меня пакет на голове был. Потом ушли, и буквально через 10 минут пришли. Они начали бить меня. Твердым чем-то били. И все, у меня потемнело в глазах, и я уже очнулся, и я, значит, опять сижу, и начался допрос. Так я падал несколько раз. На следующий день они также пришли, то же самое продолжили, но только они еще и электрошокером. В спину, в ноги били электрошокером, также несколько раз падал, терял сознание».

Ополченец  Евгений  Гомзяк рассказывает: «Я был схвачен   у себя дома бойцами ВСУ. При задержании надели на голову мешок. Меня посадили в машину и везли два часа. Все это время били по ребрам, по ногам, по голове. Руки были в наручниках.

После чего меня завели в какой-то подвал и начали мучить электрошокером. Потом присоединили какие-то провода и били током. Потом кинули куда-то размером полметра  на два метра и держали там трое суток. Пытал кто-то с кавказским акцентом. Еще слышал позывной "Ганс". Меня пугали тем, что отправят на органы. Стали запугивать тем, что привезут сюда моего сына. После этого я подписал обвинения. Только после этого меня передали в СБУ».

Пострадавший Анатолий Андреев рассказывает: «Я был задержан ВСУ на маршрутном автобусе около с. Николаевка. В камере меня постоянно избивали, два раза выводили на имитацию расстрела. Применяли электрошокеры, от прикосновения которого, бывало, падал. Все это снимали на портативную видеокамеру».

Картинка

Игорь Лямин, захваченный 14 сентября 2014 года, рассказывает: «Последний раз они 20 минут продержали на ломике, сняли, начали обливать водой и бить током, электрошокерами».


Пострадавший Станислав Щедровский, задержанный представителями батальона «Азов», также рассказывает об этой методике: «В процессе избиения были сломаны ребра, нарушена грудная клетка и повреждены легкие. Потом меня отвезли в суд. Там я под угрозами подписал документы. Я их даже не мог прочитать. Постоянно избивали, угрожали. Они клали мокрую тряпку на меня и включали электрошокер. Это происходило часто. Пробили грудную клетку. Впоследствии была операция на легких. Били по голове, рукам. Голова опухла, рука не двигалась, ребра сломаны почти все, печень смещена».


Ополченец Роман Синько был захвачен 14 августа. Он рассказывает: «У меня на телефоне была заставка ДНР, из-за которой меня сняли с автобуса. Меня вывели из автобуса и заставили прыгнуть в окоп до разбирательства . Пока находился в окопе, подходили военные и по очереди избивали меня. Потом меня отвезли в Волноваху, закинули в камеру и начали избивать, пытаясь что-либо узнать. Утром  следующего дня меня завели в какую-то пустую комнату и опять начали избивать. Подключали электроток, подвешивали.

На следующий день допрашивал следователь. Отвели в другую камеру, сняли пакет и наручники, положили передо мной бумаги и сказали — подписывай, иначе живым отсюда уже не выйдешь. Прочесть эти бумаги не дали. Потом надели пакет на голову, наручники и сказали, что едем в суд. Если скажешь, что мы тебя пытали, то после суда в живых не останешься. На суде в Мариуполе я понял, что находился в СБУ Волновахи».

Ополченец Александр Своеволин рассказывает, как его тоже подвергали пыткам электротоком: «Ворвались в дом, связали руки фиксирующей пластмассовой лентой и уложили в микроавтобус, порядка двух часов везли. Вывели из микроавтобуса, и я услышал, что кого-то проводят рядышком и по отношению к этому человеку они очень негативно настроены. Кричали, угрожали, я услышал выстрел. И звук падающего тела . Потом я услышал: "Что вырыл такую маленькую яму?".


Меня привели в подвал, усадили на ступени, пристегнули наручником сзади руку к трубе. Минут через пятнадцать я услышал, что выводили еще какого-то человека, тоже на него кричали, угрожали в этом плане, и опять я услышал выстрелы. И опять звук падающего тела.

Картинка

После чего ко мне периодически заходили и избивали ногами, кулаками в область головы, тела. Облили водой, привязали колени к руке, разули, и один контакт был на руке, другой на ноге. В течение всего этого времени, где-то ориентировочно часов с 12, точно не помню, до вечера следующего дня, ориентировочно часов до 17-18, и в течение всего этого промежутка были допросы, были пытки. Мне присоединили провода от аккумулятора к руке, облили водой и били током. Я терял сознание, как только отойду, они обливают водой и через время опять допрашивают.

Еще помню, как привели меня на допрос, вложили в руку гранату и зажали. Я так понял, для оставления отпечатков на ней, после чего с меня сняли шапку и начали допрос. Когда производились пытки, они сказали, что у них есть такой террариум, куда бросают людей, и ничего после них не остается».

Пострадавший Егор Харитонов рассказывает, как его пытали электротоком в батальоне «Азов» и приводит пример того, как украинская сторона, стремясь скрыть факт пыток, отказалась передавать его товарища на обмен пленными: «Доставили в аэропорт Мариуполя, где 3–4 человека из батальона "Азов" меня избивали. Били по голове прикладом автомата, по носу, по рукам, по паху ногами. Опускали в яму глубиной 3–4 метра и кидали шлакоблоки и камни. Попадали по голове, спине, рукам и ногам. Стреляли над головой, прикручивали к ногам провода и пропускали электрический ток. Тушили  бычки и просто издевались. Потом отвезли  в СБУ Мариуполя, где продолжили избиения. Перед обменом моего товарища оставили в больнице, после того как при осмотре перед обменом нашли, что у него ребром пробито легкое после пыток».

Ополченец Андрей Лысков рассказывает, как его пытали электротоком члены организации «Патриоты Украины»: «Меня избивали в аэропорту Краматорска. Их было трое, они представились как "третья сила" и что они "Патриоты Украины". Чем именно били, я не видел, так как были завязаны глаза . Пытали током».

Ополченец Игорь Карпов рассказывает: «Был захвачен неизвестными 6 ноября у себя дома в присутствии жены. Привезли  в подвал какого-то дома. Во время допроса меня избивали, и я терял сознание. Били чем-то жестким в район спины, по ногам и голове. В этот день я несколько раз терял сознание. Последний раз, когда я очнулся, я уже лежал на таре, пристегнутый наручниками к водяному вентилю. На следующий день допрос продолжился, но к избиению еще добавился электрошокер».

Картинка

Пострадавший от пыток Юрий Новосельцев рассказывает, как к нему применяли такой прием пыток, как «неваляшка»: «Взяли меня по доносу просто из-за того, что я остался в городе. Брали Нацгвардия и СБУ-шники. Они привезли меня в Краматорск и трое с половиной суток издевались. Кленовой палочкой избивали от локтей до шеи и коленки. Полностью фиолетовое все тело. При этом были удары в живот, внутренние кровотечения. Потом они делали из меня “неваляшку“, то есть два человека заходят, бьют прикладами по голове. Один спереди, другой сзади, справа и слева, потом наносится удар ботинком в живот, и теряешь сознание. Валялся на земле. Когда привезли на медицинское освидетельствование, медики, которые осматривали меня, были в шоке от того, что увидели. Это была сплошная гематома от шеи до колен и по локти».

Пострадавший от пыток Игорь Лямин, задержанный 14 сентября сотрудниками батальона «Днепр», рассказывает о таком приеме, как «качели»: «…длинный ломик-шестигранник. Руки под ноги в наручниках и надевается ломик. И потом кружили меня этим ломиком, оставляли, и я висел на нем. Кости чуть не повылазили у меня. До сих пор не работают руки, эти части».

Полученные Фондом исследования проблем демократии данные позволяют утверждать, что украинские вооруженные силы, Национальная гвардия и другие формирования министерства внутренних дел Украины, а также Служба безопасности Украины (СБУ) систематически и намеренно нарушают статью 3 Европейской конвенции по правам человека: «Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию». Масштаб и системность применения пыток позволяют также сделать обоснованный вывод о том, что их использование является намеренной политикой этих структур, санкционированной их руководством.

ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика