Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Секретная миссия: кадры уникальной эвакуации сотрудников посольства России из Афганистана

13:04 16.01.2020
Участники эвакуации сотрудников посольства России в Афганистане в 1992 году раскрыли детали этой опасной операции.
© Видео: ТРК "Звезда" © Фото: ТРК "Звезда"
Секретные материалы. Миссия в Кабул. Секретный полет

В августе 1992 года в охваченную реформами Москву стали поступать тревожные сообщения из российского посольства в Афганистане.

Кабул постоянно подвергался обстрелам из танков и артиллерийских орудий. Большинство жителей, спасаясь от смерти, бросив все, покинули город. Вместе с ними ушли и дипмиссии многих государств. На территорию  Российского посольства и торгпредства, где находились более 160 человек,  почти ежедневно залетали снаряды и пули. Власти Афганистана не могли защитить наших сограждан. Каждый день и даже час промедления мог закончиться катастрофой.

В Москве заговорили об эвакуации российских граждан. Но как вывезти почти две сотни человек и все секретные архивы посольства из охваченного гражданской войной Афганистана? Наземным транспортом это было сделать невозможно, ведь боевики просто не уступили бы такую «добычу». Оставался один способ – вывезти по воздуху транспортными самолетами. Провести секретную операцию поручили командиру 110 военно-транспортного авиационного полка Евгению Зеленову. Вторым самолетом пилотировал Анатолий Копыркин.

В эксклюзивном интервью программе «Секретные материалы» Зеленов и Копыркин рассказали подробности той операции.

Она должна была быть проведена под видом гражданской акции. Но Летчики знали, что им предстоит смертельно опасное задание. Хотя официально операцию называли мирным зарубежным полетом. Для убедительности даже требовали взять с собой заграничные паспорта.

«Сообщили по телефону, это закрытая связь, о том, что мне, командиру полка, поставлена задача подготовить группу в составе трех самолетов  по эвакуации российского посольства из Кабула. Политическую и военную обстановку все прекрасно знали, там шли боевые действия и наше посольство практически оказывалось в окружении моджахедов. К этому времени наши дипломаты сумели договорится с бандитами. Те обещали предоставить два часа для эвакуации наших российских граждан из Кабула», - вспомнил детали Зеленов.

Для силовой поддержки летчиков и обеспечения безопасности дипломатов в каждом самолете должна была находиться группа бойцов тульской воздушно-десантной дивизии. Для соблюдения режима секретности всем десантникам велели снять форму.

© ТРК "Звезда"

После 12 августа здания российских представительств в Кабуле моджахеды обстреливали ежедневно. По распоряжению посла и руководителя торгпредства все сотрудники переселились в бомбоубежище, покидать которое можно было только в экстренных случаях. Каждый день они готовились к эвакуации. Паковали секретные документы и архивы, оборудование, что-то сжигали, уничтожали оружие и ждали сообщения из Москвы.

В ночь  на 27 августа 1992 года десантники вылетели на аэродром Кокайды. Туда же взяли курс и экипажи из Новгорода.  В Кокайды базировался недавно вошедший в состав армии Узбекистана истребительный авиационный полк. Им командовал одногруппник Зеленова по военной академии полковник Олег Струков. Оценив ситуацию, он сказал, что будет контролировать зону полета Илов над Афганистаном. А в случае крайней необходимости пошлет на помощь истребители.

Струков  действовал на свой страх и риск. Официального разрешения прикрывать полет  российских самолетов не существовало.

Вечером 27 августа Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Афганистане Евгений Островенко объявил об эвакуации.

28 августа в 3 часа утра «кабульским пленникам» приказали готовиться к выезду на аэродром. Лидер моджахедов Хекматияр Гульбеддин дал русским два часа, чтобы покинуть Афганистан. С собой в автобусы взяли только самое необходимое.

В 3:30 утра длинная колона из битком набитых людьми автобусов и камазов с вещами тихо двинулась по темным улицам Кабула в сторону аэродрома. Впереди - машина посла. Следом скорая помощь с трупами погибших. Маршрут проложили так, чтобы забрать по пути  дипмиссии Китая, КНДР, Монголии, Индонезии.

Пока колонна машин пробиралась по Кабулу в сторону аэродрома, Евгений Зеленов первым готовился к взлету. До Кабула было минут 40. На рассвете, пока бандиты не проснулись, планировал быть на месте. Ему нужно было успеть оценить обстановку, приземлиться и обеспечить посадку товарищам, ведь диспетчеры на кабульском аэродроме отсутствовали.

Транспортные Илы только пересекли узбекско-афганскую границу,  как по радиосвязи  пришел тревожный сигнал. Олег Струков с аэродрома Кокайды предупреждал Евгения Зеленова о появлении в десятке километров от транспортников чужих истребителей.

По характеристикам это наверняка был истребитель МиГ-21. Экипаж практически беззащитного Ил-76 приготовился к худшему.

Неизвестный истребитель продолжал опасные маневры. Было непонятно, что это за самолет. Потом уже говорили,  что истребители поднял в воздух генерал Дустум – один из претендентов на власть в Афганистане. Его вооруженные отряды контролировали северные провинции страны. Он с  некоторой лояльностью относился к России.  Возможно, таким способом генерал демонстрировал, кто в доме хозяин.  А может, так проверяли принадлежность воздушных судов.

Пилоты  не могли знать, что генерал Дустум  обеспечивал прикрытие российским дипломатам.  Его люди контролировали безопасность продвижения колонны  по Кабулу и сам аэропорт.

Один из дипломатов снял в кабульском аэропорту 28 августа 1992 года уникальные кадры, которые оказались в распоряжении телеканала «Звезда».

© ТРК "Звезда"

На видео Колонна автобусов с двумя сотнями пассажиров заезжает на аэродром. Почти в эти же минуты в небе появляется первый Ил-76, за ним чуть позже - еще два.  В этот момент откуда-то со стороны Кабула раздается орудийный выстрел. Очевидно, лидер одной из группировок Хекматияр Гульбеддин нарушил свое обещание не открывать огонь.

Начавшийся обстрел был не единственной неприятностью. Поступившая из Москвы метеосводка сообщала об атмосферном давлении в районе аэродрома - 632 единицы. Странная, почти невероятная цифра, смутившая пилотов.  Из опыта они знали, что в августе в это время суток значение давления должно быть меньше.

Ошибка в показаниях атмосферного давления составила 19 миллиметров ртутного столба единиц. Такая погрешность при заходе на посадку в штатном режиме  означала, что касание с землей произойдет за 4 километра до взлетно-посадочной полосы, что в свою очередь могло привести к катастрофе.

Снаряды ложились все ближе. Первый Ил сразу начал загрузку. Сначала для оперативности внутрь самолета загнали один из КамАЗов с вещами и документами. Следом по распоряжению российского посла забежали на борт дипломаты иностранных миссий - Китая, Монголии, Индонезии, Северной Кореи. Затем часть сотрудников российского торгпредства. После всех загрузили тела погибших.

С каждой минутой обстановка накалялась. Второй Ил, повторяя   афганский заход  и отстреливая ловушки, шел на посадку.

«Были зенитные обстрелы со стороны города, на заходе. Мы все-таки были еще высоковато, но было четыре попадания в здание аэропорта», - вспомнил Анатолий Копыркин.

Когда начали загружать второй самолет, моджахеды Хекматияра  усилили обстрел. Мины и снаряды разрывались все ближе к самолетам. Первый Ил готовился к взлету, когда  третий борт Сергея Мельникова заходил на посадку.

За несколько минут до отправки второго самолета возле командира экипажа Анатолия Копыркина резко остановился джип. Внутри находились девять дипломатов из Индии. Они попросили взять их с собой. Летчики не смогли им отказать. Индусы быстро забежали на борт  и  тяжелый транспортник стал выруливать на старт, освобождая место третьему самолету.  Этим последним  бортом должны были улетать непосредственно дипломаты во главе с  послом и еще один камаз в вещами. Погрузка  только началась, когда буквально под крылом самолета  разорвался снаряд .

Через нижний люк кабины буквально вывалились летчики. Двое были ранены. Самолет искрил, воздух заполнился гарью. Все ринулись прочь от обреченной машины, понимая, что она вот-вот она взорвется.

К счастью, на борту в тот момент практически никто не находился. Дело в том, что командир группы десантников запретил загонять внутрь самолета КамАЗ. Он помешал бы в случае необходимости десантировать дипломатов. Так что вещи в салон заносили вручную. И в момент попадания ракеты пассажиры  просто  не успели подняться на борт.

Евгений Зеленов, уже поднявший свой самолет на безопасную высоту, кружил над аэродромом, следя за происходящим. По радио он связался с  командиром второго борта Анатолием Копыркиным и дал команду забрать экипаж третьего самолета. Впрочем, эта команда была излишней.

«Была очень сложная ситуация. Но в том-то и дело, что у нас экипажи, летчики, командиры такого плана своих не оставляют», - отметил Зеленов.

Подполковник  Копыркин развернул самолет и по полю аэродрома погнал его на помощь товарищам. Вослед ему один за другим рвались снаряды.

«Мы отъезжаем - мина ложится, мы отъезжаем - мина ложится. Поэтому нужно было прикрыться», - рассказал Копыркин.

Люди в панике забегали в здание аэропорта, стремясь укрыться в подвале - бункере. За ними по летному полю  рулил огромный транспортный самолет, готовый подхватить на свой борт любого. Из кабины Копыркин  видел, что около  здания еще остаются несколько человек.

«Экипаж остался. Я дал команду открыть правую дверь, чтобы видели, что возвращаемся мы за ними», вспомнил Копыркин.

Самолет насколько только возможно замедлил скорость. Внутрь буквально за руки затащили экипаж  майора Мельникова.

Второй Ил-76 начал выруливать на взлет. Тут Копыркин  понял, что у самолета повреждена ходовая часть. Самолет никак не набирал скорость. Резину шасси разорвали осколки снарядов. Но он все же взлетел.

Два самолета,  увозившие почти 140 человек, скрылись  за горной грядой.  На взлетном  поле полыхал третий Ил.  Вместе с самолетами исчезала надежда на спасение оставшихся в кабульском аэропорту россиян.  58  сотрудников российского дипкорпуса  во главе с послом,  среди них несколько женщин. Там же остались восемь десантников, один из  которых серьезной раненный командир роты . Все они  ждали своей участи в сыром и темном бункере аэродрома. Там же на корточках сидели бойцы генерала Дустума, посланные им охранять россиян.

© ТРК "Звезда"

Уже через 40 минут  Евгений Зеленов посадил свой транспортник  на узбекском военном  аэродроме в Термезе. Позже не без труда посадку совершил и второй самолет.

«Ощущение такое, как будто мы в вату сели, и самолет вязнет в песок. Он энергично начал тормозить, останавливаться. Ну и остановился.Когда мы разгрузили вещи, КамАЗ, пассажиры вышли. Радовались, конечно, кто плакал, кто смеялся. Плясали, фотографировались около самолета. Все были счастливы и довольны», - рассказал Копыркин.

В этот момент в Москве решали, что делать с оставшимися в Кабуле людьми. В  переговорах и неизвестности прошел день, затем  ночь. А утром  на аэродроме Кабула появились три  транспортных самолета, направленных генералом Дустумом. Почему-то он считал своим долгом помочь россиянам.  Через полчаса самолеты приземлились на подконтрольном генералу севере Афганистана.  Оттуда до Узбекистана, который для бывших советских граждан оставался частью Родины, на машинах уже было рукой подать.

Все участники той уникальной операции получили государственные награды. Трое – Евгений Зеленов, Анатолий Копыркин и старшина Сергей Арефьев, который почти сутки защищал оставшихся в бункере людей, - стали Героями Российской Федерации – одними из первых в новой стране.

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика