Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Новая тактика: как маршал Федоренко изменил судьбу танка Т-34

Якову Федоренко посвящен новый выпуск программы «Легенды армии». Смотрите премьеру на «Звезде».
Новая тактика: как маршал Федоренко изменил судьбу танка Т-34
© Фото: Николай Максимов, РИА Новости

Сейчас командно-штабные учения гвардейской танковой армии - не новинка. Они проходят ежегодно во многих округах. Различные рода войск действуют сообща. Сегодня такой подход кажется азбучным, но в годы войны это было сродни открытию в тактике ведения боя. В 1942 году главный танкист страны Яков Федоренко разработал самый эффективный метод использования броневой ударной силы. Приказ Наркомата обороны №325 стал руководством для командиров танковых соединений по успешной и более безопасной тактике ведения боя.

«Он заложил основы того, что в недалеком будущем станет наставлениями по боевому применению танков. Чтобы танки не отрывались от пехоты, а пехота поддерживала танки. Чтобы артиллерия подготавливала танки в атаку, танки использовали результаты боевой работы артиллерии. Пехота, в свою очередь, поддерживающая танки, занимала захваченные танками рубежи и обеспечивала их последующей обороной. То есть грамотное взаимодействие родов войск», - рассказывает писатель и историк бронетанковых войск Дмитрий Шеин.

Пост начальника Автобронетанкового управления Красной Армии Яков Федоренко занял в июне 1940 года после того, как наркомом обороны стал маршал Тимошенко. Тот еще в 1939-м отметил комдива, который умело организовал работу всех танковых, механизированных, автомобильных, мотоциклетных частей, бронепоездов, училищ и учебных частей, ремонтных заводов и складов самого Киевского особого военного округа.

Вместе с новой должностью Яков Федоренко получил и новое звание - генерал-лейтенант танковых войск. Но и ответственность возросла неимоверно.

«Он нес персональную ответственность за то, чтобы наша бронетанковая техника была по своим боевым качествам не хуже, а лучше, чем бронетанковая техника наших вероятных противников, и могла превосходить по своим показателям, в первую очередь, по боевой способности, все, что может встретиться на полях сражений», - объясняет начальник Главного автобронетанкового управления в 1996-2004 гг., исполнительный директор ФГУП НАМИ Сергей Маев.

© ТРК "Звезда"

Федоренко проводил дни, инспектируя заводы, училища, военные части. А ночами изучал информацию о немецких военных тактиках и методах. Вскоре главный танкист пришел к выводу, что нужно кардинально менять структуру бронетанковых войск.

«По инициативе Федоренко началось формирование танковых и моторизованных дивизий, которые составили основу механизированных корпусов Красной Армии, ошибочно расформированных в 39-м году. По его инициативе была расширена сеть военных учебных заведений, готовивших для бронетанковых и моторизированных войск», - рассказывает старший научный сотрудник Института военной истории Генерального штаба ВС РФ Михаил Павлов.

В 1940 году было создано 9, а в начале 1941-го началось формирование еще 20 корпусов. Однако парк техники состоял полностью из уже не эффективных машин. У легких танков были недостаточные бронирование и огневая мощь для противостояния врагу, уже покорившему половину Европы.

«У нас было в общей сложности в вооруженных силах около 25 тысяч единиц бронетанковой техники, танков. Из них, если память не изменяет, 1100 было Т-34 и около 700 было тяжелых танков КВ всего-навсего, понимаете? Все остальное было старые танки, вот БТ-2, БТ-5, БТ-7, Т-40, легкие танки, Т-26», - говорит начальник Главного автобронетанкового управления в 1996-2004 гг., исполнительный директор ФГУП НАМИ Сергей Маев.

Федоренко знал о том, что есть уже готовые танки, отвечавшие требованиям времени, и не мог понять, почему не дошло до их реального применения.

«Все руководство главного автобронетанкового управления в период, когда предлагалась вот эта вот машина. Она, как говорится, не на ура эту машину принимала, а с очень большой осторожностью. И было очень много людей, которые просто полагали, что эта машина не нужна. Почему? Потому что разные подходы были к использованию бронетанковой техники. В основном, на опыте различных локальных конфликтов все почему-то считали, что должны быть танкобронные, легкие, маневренные, быстрые машины, собственно говоря, то, что и было у нас, основная машина была БТ-7», - рассказывает Сергей Маев.

© ТРК "Звезда"

Советские войска перед началом войны были укомплектованы легкими танками. Считалось, что они будут быстро прорываться вперед на волне победоносного марша Красной Армии. Говорить о том, что война может быть тяжелой, затяжной, с противником, не уступающим по мощи, считалось едва ли не преступлением.

«Заслуга Федоренко заключается как раз в том, что, когда он в июле-месяце стал начальником главного автобронетанкового управления, он сразу воспринял идеологию танка Т-34 и принял все меры к тому, чтобы в скорейшие сроки эта машина стала в производство», - считает Сергей Маев.

За 1940 год было произведено всего 115 танков Т-34. Федоренко добился увеличения темпов производства новых машин: за первые шесть месяцев 1941 года удалось выпустить больше тысячи танков Т-34 и около 400 КВ.

© ТРК "Звезда"

Нападение гитлеровской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года внесло свои коррективы в графики выпуска новой техники. Теперь она была нужна как воздух. Однако сохранять темпы производства требовалось под бомбежками, во время эвакуации.

«Харьковский завод. Он же пошел в Нижний Тагил. Точно так же и Ленинградский завод, Кировский завод, он пошел в Челябинск на базу тракторного завода. Все это потребовало колоссальной организаторской работы. Федоренко как руководитель структуры, которая отвечает за оснащение армии танками, он полностью принимал все меры к тому, чтобы это производство было организовано на территории Урала и Сибири», - объясняет Сергей Маев.

Для этого приходилось лично контролировать переброску всех производственных мощностей - начиная от отдельного станка и заканчивая целым заводом.

Между тем танкистов из-за дефицита машин отправляли в бой в пешем строю. Получалось, что Федоренко прикладывал титанические усилия, чтобы наладить производство машин, которые вот-вот придут с заводов. Но на них будет просто некого посадить. Танкисты, не имевшие опыта сражений в пехоте, массово гибли. Федоренко обратился лично к Сталину, и тот приказал вывести танкистов из боевых порядков пехоты - направить их на танковые заводы. Чтобы те, кто временно оставался без машин, помогали собирать их. Именно благодаря этому решению в августе 1942 года удалось остановить прорыв немцев к Сталинградскому тракторному заводу.

Но главное, что должен был сделать Федоренко - помочь правильно использовать танковые части и соединения на фронте. Для этого в качестве представителя Ставки Верховного Главнокомандующего он направлялся для разработки всех важнейших операций. Первым испытанием полководческого дара генерала Федоренко стала битва за Москву.

«Именно там ковались основы применения танковых войск. Танковые удары, танковые прорывы, на подготовленную оборону, глубокие удары, рейды, для того, чтобы развивать потом наступательные действия», - рассказывает заместитель главнокомандующего сухопутными войсками по вооружению в 2004-2009 гг., заместитель начальника главного автобронетанкового управления в 2003-2004 гг. Юрий Бычков.

Указания Федоренко позволили танковым и механизированным частям работать четко и слаженно, взаимодействовать с пехотой, кавалерией, артиллерией и авиацией. 6 декабря 1941 года победоносное шествие немецких войск к столице удалось остановить.

© ТРК "Звезда"

Напряженная работа без сна и отдыха, постоянные волнения подорвали здоровье генерала Федоренко, он попал в госпиталь. Как только здоровье позволило, он прямо в палате продолжил работу над формированием танковых корпусов, готовил наставления для танковых командиров по взаимодействию с артиллерией. Но долго лечиться Федоренко не мог себе позволить. На южном направлении враг рвался к Сталинграду и на Кавказ, необходимо было всеми силами тормозить продвижение врага. И Федоренко вновь отправился на фронт.

7 декабря 1942 года бронетанковые и механизированные войска выделили в самостоятельный род войск и первым командующим назначили Якова Федоренко, через месяц ему присвоили звание генерал-полковника, а в феврале 1944 года Яков Николаевич стал одним из двух первых в истории Советского Союза маршалов бронетанковых войск. Такое же звание присвоили Павлу Алексеевичу Ротмистрову.

В 1943 году Красная Армия столкнулась с новыми немецкими тяжелобронированными «тиграми» и «пантерами». Советским «тридцатьчетверкам» приходилось совершать отчаянные маневры, прорываясь на сверхблизкие дистанции для уверенного поражения врага. В это время генерал Федоренко руководил испытаниями новой пушки, которой планировалось оснастить наши танки.

«Что такое заменить другую пушку, другого калибра? Это полная переработка боевого отделения, башни, это он лично ставил задачи конструкторам. И они работали над этим, работали в очень короткие и сжатые сроки. Требования были очень жесткие. Потому что ждать было некогда», - объясняет Юрий Бычков.

С 1943 года благодаря усилиям Якова Федоренко Красная Армия получала все больше и больше новых машин. Эвакуированная в 1941 году оборонная промышленность к концу войны смогла выпустить 103 тысячи танков и самоходок. С новой техникой наши танкисты, продвигаясь на запад, очистили страну от захватчиков, освободили Чехословакию, Польшу, Болгарию, Югославию и отпраздновали победу в Берлине.

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика