Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Сотни потерянных танков под Прохоровкой: что на самом деле произошло на этом отрезке Курской дуги

Какие потери понесла каждая из сторон и действительно ли сражение на этом пятачке было решающим? Об этом расскажет Андрей Луговой в программе «Секретные материалы».
© Видео: ТРК "Звезда" © Фото: Иван Шагин, РИА Новости
Секретные материалы. Стереть память. Советы постороннего

В июле 2019 года немецкое издание Die Welt публикует сенсационное расследование журналиста Свена Феликса Келлерхоффа. На следующий же день его разбирают на цитаты западные СМИ. Чего только стоит громкий заголовок: «Победа Красной Армии, которая на самом деле была поражением». Речь - о легендарном сражении у деревни Прохоровка на Курской дуге. Оно вошло в историю как самая масштабная танковая битва Второй мировой и предопределило исход войны. Однако немецкий журналист настаивает, мол, под Прохоровкой не было советской победы, да и вообще никакого крупного танкового сражения. Согласно исследованию Келлерхоффа, советская пропаганда занималась мифотворчеством, во много раз преувеличив значение битвы под Прохоровкой и количество потерь с обеих сторон. По его сведениям, 12 июля 1943 года в бою столкнулись 672 советских танка и 186 немецких. В результате сражения Красная Армия потеряла 235 танков, вермахт - всего пять.

«Ведь что делают немцы? По сути дела, возвращаются к этой ревизионистской школе, которая у них стала развиваться после Второй мировой войны. Манштейн, Гудериан, Милентин, Киппельскирх, они все пытались оправдать свои действия. То, что якобы они везде побеждали, а вот Гитлер отдавал неправильные приказы, и из-за этого были все поражения», - считает научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков.

План-реванш за Сталинград, впоследствии получивший название «Цитадель», Гитлеру предложил командующий группой армий «Юг» Эрих фон Манштейн. Необходимо было осуществить прорыв в районе Белгорода, затем захватить Яковлево и Обоянь. И после этого встретиться с 9-й армией Вальтера Моделя и ворваться в Курск. В случае успеха операции Германия смогла бы двинуться на Москву, тем самым обеспечив себе победу в Великой Отечественной войне. 9 июля стало очевидно: план рушится. Однако вермахт все еще не терял надежду.

«И тогда, примерно 10 июля 1943 года, немецкое командование, непосредственно Манштейн, который командовал всей группировкой, принял решение обойти с востока наши укрепленные позиции и ударить в район Прохоровки. На тот период вклинение в нашу оборону на южном фасе составляло примерно 35 километров. И удар в районе Прохоровки мог бы решить дело в немецкую пользу», - объясняет Мягков.

Манштейн рассчитывал выйти к Курску окружным путем, Гитлер тоже поверил в успех этой идеи. Фюрер даже позволил своему фельдмаршалу использовать резервы, и 10 июля немецкие войска пополнились элитными дивизиями.

«Наше командование, командование Ватутина, да, и Ставка решила, что здесь необходимо, чтобы в дело вступил наш Степной фронт. Им командовал Конев», - говорит Мягков.

Изначально Степной фронт должен был нанести контрудар по немцам, когда их силы будут истощены. Но 10 июля советское командование было вынуждено забрать из состава Степного фронта пять армий  и отправить их Воронежскому фронту. Совсем скоро в районе Прохоровки начнется самая масштабная «танковая дуэль» в истории Второй мировой войны.

© ТРК "Звезда"

Но зачем вообще Прохоровка понадобилась немцам? Если бы вермахту удалось разбить наши силы в этом районе, он бы смог выйти на оперативный простор. Открылась бы дорога к Курску, и в окружение могли бы попасть два наших фронта. Однако немецкие генералы знали, что именно здесь они могут встретить контрудар советских танков. Поэтому гитлеровцы решили во что бы то ни стало не дать советским войскам вырваться из этого узкого участка.

12 июля 1943 года в 8.30 утра советские войска начали наступление на Прохоровку. В первом эшелоне в атаку шли четыре танковых корпуса. Они были встречены огнем противотанковой артиллерии и штурмовых орудий. Около 9 утра начинаются бои в окрестностях деревни: у совхоза «Октябрьский»  и по обеим сторонам железной дороги. Но ни советские, ни немецкие войска не могли существенно продвинуться. В это самое время юго-западнее Прохоровки происходят основные события - в бой вступают 5-я гвардейская танковая армия с двумя танковыми корпусами и 33-й гвардейский стрелковый корпус. Развернулся встречный танковый бой.

Однако неизбежный успех чуть было не обернулся катастрофой для советских войск. Военачальники забыли про свои же противотанковые рвы. Специальные препятствия 2 метра в глубину были вырыты саперами ниже уровня высоты 252,2 по всей линии атаки. И вот что увидели немцы: Т-34, набирая скорость, обрушивались в собственные противотанковые рвы, прежде чем успевали увидеть противника.

Была еще одна проблема: единственным доступным средством связи в подразделениях оставалось радио. Но если немецкие танки были оборудованы радиостанциями, работавшими как на прием, так и на передачу, то у советских Т-34 и Т-70 радиосвязь была лишь на командирских машинах. А во время Прохоровской битвы, в условиях ограниченной видимости, на узком участке и при большом скоплении техники экипажи были практически лишены всякой связи.

Почти до темноты продолжалась битва между рекой и железной дорогой. Но ни одна из сторон не добилась решающего преимущества. И гитлеровские, и советские войска понесли огромные потери. По некоторым данным, 12 июля советские танковые корпуса потеряли 73% техники и 46% живой силы.

«С нашей стороны есть данные, что мы потеряли около 270 танков. Вот только в этот день, 12 июля. Но надо отметить, что сражение в районе Прохоровки продолжалось не один день. Оно продолжалось несколько дней. С 11 июля до 16 июля 1943 года», - добавляет Мягков.

В ночь на 17 июля над гитлеровцами нависла угроза окружения. Командование Германии приказало вывести из состава группы армий «Юг» 2-й танковый корпус СС. 17 июля 1943 года начался необратимый крах вермахта.

Однако успех омрачался потерями Красной армии. На Курской дуге они были беспрецедентными. Появилась легенда, будто бы Сталин был в ярости, узнав, сколько людей погибло под Прохоровкой и сколько единиц боевой техники было уничтожено. После этого приказал: немедленно создать специальную комиссию для оценки итогов битвы. Так появилась комиссия Маленкова. Она должна была объективно установить реальные потери и выяснить их причины.

Сделать это оказалось практически невозможно. И споры о числе погибших под Прохоровкой ведутся до сих пор. Сейчас современные историки говорят о том, что c 12 по 16 июля только одна 5-я танковая армия потеряла убитыми, ранеными и пропавшими без вести почти 7 тысяч человек. Некоторые исследователи считают, что на одного погибшего гитлеровца приходилось шесть советских воинов. Но почему наши потери во много раз превзошли потери противника?

© ТРК "Звезда"

Одна из версий - неправильно выбранная тактика. Красная армия атаковала противника в лоб, а не в основание немецкого клина. Если бы советские генералы использовали эту возможность, гитлеровцы были бы разгромлены, а мы смогли бы окружить и полностью уничтожить группировку врага еще в первые дни битвы. Еще одна причина наших потерь - техническое превосходство вермахта. Операция «Цитадель» должна была начаться еще весной 43-го. Но Гитлер медлил, ждал, когда с конвейера сойдут новенькие «Тигры» и «Пантеры».

Но советская армия извлечет из Прохоровской битвы урок. Уже к 44-му году войска пополнятся модернизированными Т-34-85 с 85-миллиметровой пушкой. И это довольно редкий случай: за полгода был обобщен накопленный опыт и проведена серьезная модернизация танка. Позже появится и гроза немецких «Тигров» - тяжелый танк ИС-2.

Сегодня вообще сложно назвать общее количество танков, которых лишились немцы во время всей Прохоровской битвы. Кроме того, Красная армия и гитлеровцы по-разному вели подсчет потерь. Мы учитывали любые потери - как безвозвратные, так и те машины, которые после ремонта могли вернуться в бой. Эсэсовцы были более прагматичны.

«Немцы считали своими потерями только те танки, которые не могут восстановить. Многие танки они отвозили в тыл. Длительный ремонт, краткосрочный ремонт, в конце концов. 70, 80, да хоть до 160 танков - это только по зарубежным данным немцы потеряли только 12 июля. А в целом около 300 танков во время Прохоровского сражения», - объясняет Мягков.

Если все-таки подводить итоги, то получается, что в Прохоровской битве, с 11 по 16 июля, столкнулись порядка восьмисот советских и четырехсот немецких танков. Приблизительные потери составили 500 машин со стороны СССР и 300 - со стороны вермахта. А согласно сенсационному расследованию издания Die Welt, Германия в этом сражении потеряла лишь 5 танков.

«Если немцы потеряли там 5 танков, а наши потеряли две сотни танков, то вопрос, а почему тогда немцы не продолжили наступление? То есть вопрос упирается именно в это. Почему? Наши сумели остановить немцев под Прохоровкой. Почему у немцев оказались исчерпаны наступательные возможности, если они почти не понесли потерь, а силы, которые наносили контрудар, были практически разгромлены. Как это может быть?» - говорит военный историк Борис Юлин.

Что же на самом деле произошло на этом отрезке Курской дуги? Что за снимки изучил журналист Die Welt? Кто победил в сражении на Прохоровском поле и уместно ли вообще говорить о победе в этом случае? Смотрите новый выпуск программы «Секретные материалы» на «Звезде».

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика