Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Судьба подарила ему 12 жизней: история летчика-героя Магомеда Толбоева

11:00 31.05.2018
В летной книжке Героя России ровно дюжина записей об авариях в небе. Целых 12 раз он мог погибнуть, но оставался живым.
Судьба подарила ему 12 жизней: история летчика-героя Магомеда Толбоева
© Фото: Михаил Кухтарев/ РИА Новости/ Личный архив Магомеда Толбоева/ Еженедельник «Звезда»

Толбоев всегда летал на пределах возможного. Он несколько раз пытался добиться зачисления в отряд космонавтов - не брали из-за травм. Почему именно ему доверили сопровождать взлет и посадку советского космического челнока «Буран», рассказывает еженедельник «Звезда».

Мечта летала в небе

Толбоев родился в небольшом горном ауле Согратль в Дагестане. В семье шофера и колхозницы было девять детей. Магомед - старший, помощник и опора родителей.

Жили трудно, бедно. С марта по ноябрь Магомед ходил босым, а одежду донашивал с чужого плеча - за братьями матери и отца. Впервые новые вещи он получил только в Советской армии...

Дорог в горах было мало, и в 1960-е на Северном Кавказе начали активно развивать местные воздушные линии, стали строить аэродромы. Тогда Магомед впервые увидел самолет.

Ан-2 - это, большей частью, дерево и перкаль, который можно проткнуть пальцем. А для него самолет стал мечтой.

Мечта летала в небе, куда захотел подняться и босоногий мальчишка из маленького горного аула.

Картинка

Летал без устали

После школы он поступил в Высшее военное авиационное училище в Ейске. По окончании получил диплом с отличием. Служил в авиачастях в Одесском военном округе и в Группе советских войск в Германии, освоил несколько типов самолетов.

...Загруженность Летно-испытательного института имени Громова в подмосковном Жуковском в 1970-е порой была такой, что не хватало летчиков. Все, что выпускала советская авиапромышленность, после заводских «экзаменов» обязательно прилетало сюда - на аэродром в Жуковском. Это были десятки новых моделей вертолетов и самолетов - и гражданских, и военных. Нужны были люди, готовые летать ежедневно, помногу и на грани риска.

Такие, как направленный на летно-испытательную работу военный летчик Толбоев.

«У нас в ЛИИ делалось ежедневно до 100 испытательных полетов в день. И самолеты стояли на рулежке друг за другом. А ведущие инженеры… Я сам был ведущим инженером, мне нужно было найти летчика, который был свободен. И мы бегали с полетными заданиями, упрашивали: "Ты свободен или несвободен? Не слетаешь ли?". Толбоев запомнился своей готовностью работать без устали», - рассказывает заместитель гендиректора авиасалона МАКС Николай Занегин.

Человек уникальной живучести

На полях колхоза имени XXII съезда КПСС шел посев озимых. Вдруг в небе послышался гул. Маленькая серая точка в синеве стремительно приближалась и росла. Стали различимы крылья. На огромной скорости самолет коснулся недавно засеянного поля и, пропахав заново около 700 метров, клюнул носом и остановился. Колхозники бросились спасать летчика, но он сам открыл кабину…

Взлетев на сверхзвуковом Су-7Б, летчик Магомед Толбоев стал набирать высоту, и вдруг при переходе на сверхзвук случился помпаж - срыв работы турбореактивного двигателя. Падение тяги, мощная вибрация. Пилот мог прыгнуть с парашютом, но жалко ведь самолет...

Толбоев удержал управление, выпустил шасси и стал искать поле для посадки. Нашел, где не было людей и сельхозтехники, и пропахал его вместо трактора самолетом.

Картинка

Истребитель был спасен и после ремонта вновь взлетел. Толбоев сломал при жесткой посадке нос и позвоночник.

После компрессионного перелома позвоночника врачи долго ставили Магомеда на ноги. Он встал - и на крыло: снова взлетел. Но два года спустя, во время демонстрационного катапультирования, на самолете Толбоева не сработала автоматика. До земли было около 600 метров. Парашют раскрылся в 20 метрах от поверхности - удар был сильнейший!

...Любого другого после таких травм списали бы с летной работы. Но Магомед недаром пробегал все детство босиком - его организм оказался на редкость крепким.

«Надо владеть собой. Спокойно. Даже если ты думаешь, что конец, - спокойно. Не думай о конце, думай о том, что надо делать. Я никогда не паниковал, никогда не дергался. Я делал то, что надо делать, до конца. Спокойно!» - говорит сам Магомед Толбоев.

Посадка без киля

Всепогодный истребитель четвертого поколения Су-27 был предназначен для завоевания господства в воздухе. На высоте 11 тысяч метров он развивает скорость до 2 500 километров в час. Вооружение - 30-миллиметровая пушка. Боевая нагрузка - от шести до восьми тонн, восемь ракет «воздух - воздух», шесть - «воздух - земля», восемь авиабомб по 500 килограммов. Сила, скорость, мощь!

Сегодня считается: более надежной машины не найти. Но так было не всегда. Первые Су-27 стали поступать в войска в начале 1980-х, но на вооружение машину приняли лишь в 1990-м. Все эти годы шли отладка и бесконечные испытания, унесшие жизни двух асов Летно-испытательного института. И едва не погубившие Магомеда Толбоева.

«На Су-27 он пошел на разгон. Там есть сверхзвуковая трасса, и ему надо было разогнаться до скорости 1 400  на малой высоте. Он погнал.. и у него на скорости развалился киль», - уточняет заслуженный летчик-испытатель СССР Владимир Гордеев.

Толбоев почувствовал удар, понял: что-то не так. Но двигатели работали нормально, и летчик резко набрал высоту, выскочив на шесть тысяч метров, чтобы иметь пространство для маневра, запас для катапультирования и возможность осмотреться. Тогда на Су-27 еще не было приборов, позволявших видеть машину целиком, поэтому, не заметив явных повреждений, Магомед развернулся и спокойно сел.

А на земле выяснилось: вновь пролетел на волосок от смерти.

Картинка

Циклограмма «Бурана» и метроном сердца

За этой трансляцией Центрального телевидения СССР следили, затаив дыхание, и в нашей стране, и за рубежом: слишком многое зависело от того, как сядет и сядет ли вообще космический корабль «Буран». Фактически в этот момент решался вопрос, может ли Советский Союз по-прежнему считать себя великой космической державой.

Специалисты должны были иметь возможность в реальном времени наблюдать за «Бураном». Для этого требовались самолеты сопровождения, оборудованные видеокамерами, сверхмощными передатчиками и антеннами. Выбрали сверхзвуковой высотный перехватчик МиГ-25. Выбрали и пилота - летчика-испытателя Магомеда Толбоева.

МиГ-25 взмыл на высоту 11-12 километров и стал парить кругами. Самолет должен был встретить космический челнок, входивший в атмосферу на огромной скорости, максимально близко подойти к нему и сопровождать до приземления, передавая в ЦУП изображение и визуальный отчет, от которых зависело принятие всех оперативных решений.

В тот момент, когда казалось, что все отработано до мелочей сотнями тренировок, «Буран» вдруг повел себя странно.

«У космического корабля была скорость 4 800 километров в час, у меня - 1 800. Мы должны были встретиться. Он падает оттуда, а я должен его "подрезать". И совпало точно, четко выдержали циклограмму. И он выдержал, и я выдержал. Поэтому дальше пошли вместе. А на высоте 6 000 - облака. Мы ушли в них, и он куда-то исчез», - говорит Толбоев.

В эфире повисла гробовая тишина. Наземные пункты челнок тоже «потеряли». Невидимый в облаках космический корабль управлялся лишь собственным «мозгом» - восемь мощных электронно-вычислительных машин на борту! - а людям в тот критический момент спрогнозировать, что же «решат» ЭВМ корабля, было практически невозможно.

А Магомед Толбоев продолжал лететь, придерживаясь посекундно рассчитанного графика - циклограммы. Он верил «Бурану» и себе. До того как «Буран» исчез в облачности, летчик доложил, что самый опасный - плазменный - участок тот прошел почти без потерь: система управления активизирована, рули работают, торможение проходит в штатном режиме.

Толбоев подвел свой МиГ-25 настолько близко, что даже разглядел небольшую дырочку в обшивке крыла челнока.

Когда Магомеда предупредили из ЦУП, что следует быть готовым к уничтожению неуправляемого корабля, летчик запротестовал.

«Он мог упасть на город Ленинск, его надо было подорвать. Но до последнего держали кнопки - и я, и они, на земле. Никто не осмелился это сделать. И "Буран" вернулся! Я вышел из облаков, смотрю: он впереди. Надо же, выдержал, так же как я, эти секундные циклограммы. Секундные!» - отмечает Толбоев.

Позже выяснилось: из-за сильного порывистого постоянно менявшего направление ветра (до 200 метров в секунду) «Бурану» потребовалось больше времени на выбор самого безопасного алгоритма посадки. Магомед Толбоев выбрал тот же вариант, что и восемь ЭВМ.

Смотрите новый выпуск программы «Легенды армии», посвященный Герою Российской Федерации Магомеду Толбоеву, 5 июня в 19:35 на телеканале «Звезда». Все выпуски программы можно посмотреть здесь.

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика