Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Воины-освободители: как советские солдаты пробивались к Рейхстагу

08:20 05.05.2018
Штурм комплекса зданий в мае 1945 года, центральным объектом которых был Рейхстаг, даже спустя 73 года остается абсолютно уникальной войсковой операцией, аналоги которой как по масштабности, так и по сложности в истории мировых войн и вооруженных конфликтов можно пересчитать по пальцам одной руки. Главными действующими лицами решающей битвы Великой Отечественной стали люди - рядовые, старшины, комбаты и ротные, единственной целью которых в последние дни весны 1945 года был окончательный разгром противника.
Воины-освободители: как советские солдаты пробивались к Рейхстагу
© Фото: Минобороны России/ Yevgeny Khaldei/ Voller Erst/ dpa-Zentralbild/ Globallookpress

Каждая улица - противотанковый рубеж

К концу войны РККА накопила достаточно опыта для проведения штурмовых операций практически любого масштаба. Однако все - от командующих фронтами и армиями до простых пехотинцев и артиллеристов хорошо понимали: штурм цитадели Третьего рейха будет долгим и тяжелым.

Причин для таких прогнозов было достаточно: помимо того что гитлеровская армия смогла задержать советские войска, и частично замедлила Висло-Одерскую наступательную операцию, и в буквальном смысле слова подарила специалистам по защите города пару месяцев на подготовку, расположение шоссе и проселочных дорог, рельеф местности и большое количество зданий из бетона превращали Берлин в настоящую крепость, штурм которой «с ходу» практически исключался.

Главную трудность для механизированных частей РККА создавал изрезанный озерами и реками пригородный ландшафт, преодоление которого тяжелой бронетехнике, буксируемой артиллерии, службам тыла и снабжения давалось крайне нелегко. Однако уже при изучении аэрофотоснимков места штурма перед командующими полками и дивизиями встала другая проблема, способная непосредственно повлиять на успешность штурма и количество потерь среди личного состава.

Изучение разведданных и наблюдение за активностью противника через мощную оптику показали, что каждая улица столицы рейха была превращена в оборонительный рубеж: через одно здание друг от друга располагались расчеты с противотанковым вооружением и пулеметами. Обзорности первого эшелона оборонявшихся было достаточно, чтобы прижимать к земле и уничтожать огнем наступающую пехоту.

Картинка

Для решения проблемы доступа к пригородным высотам и передней кромке сдвигавшейся линии фронта была привлечена бронетехника и артиллерия, превращавшая занятые противником здания в груду обломков. Уничтожение первого эшелона обороны города позволило достичь определенных успехов и одновременно с первым успехом причинило командирам частей и подразделений новую головную боль.

По узким улицам города тяжелые танки, самоходная и буксируемая артиллерия продвигались тяжело - «черепаший» шаг позволял противнику быстро менять позицию и начинать обстрел пробирающихся вдоль стен зданий пехотинцев и занимавших позиции у орудий артиллеристов с другой точки.

Основным средством прорыва обороны и зачистки огневых укрепленных точек стали небольшие отряды, численностью по 10-15 человек, способные скрытно действовать внутри городских кварталов, в том числе под покровом ночи.

Отряд специального назначения

Именно небольшие штурмовые группы без техники и тяжелого вооружения проделали большую часть работы по нейтрализации огневых точек противника, пройдя все окрестности Берлина вдоль и поперек. Одним из самых тяжелых сражений в ходе штурма города стал захват советскими войсками железнодорожного вокзала Ангальт, исход которого удалось решить с помощью инженерных войск.

Формирование и типология ландшафтов жилой застройки в Берлине позволили занявшим оборону гитлеровским войскам не только значительное время сдерживать натиск советских войск, поддерживаемых бронетехникой и авиацией. Уже после того, как земля под наспех построенными фортификационными сооружениями была вспахана авиационными и артиллерийскими снарядами, Сухопутные войска противника заняли подземные помещения железнодорожного узла, штурм которых традиционными средствами и вооружением оказался практически бесполезен.

Трое суток части шквального огня по занятой противником станции метро заставили командование РККА пересмотреть подход к применению спецсредств: прибывшие на место инженеры решили нейтрализовать противника с помощью самого настоящего, пусть и рукотворного, стихийного бедствия.

Картинка

Для того чтобы поставить противника в положение «сдавайся или умри», советские инженерные войска доставили на Тельтов канал, соединяющий реку Хафель с рекой Даме, почти две тонны взрывчатки, которую разместили на специальной платформе аккурат через пару метров от внутренних помещений вокзала.

Очевидцы событий и историки отмечают, что взрыв не просто образовал пятиметровый пролом в бетонной стене: с фасадов зданий за пять кварталов от места подрыва ударной волной снесло часть штукатурки, а громкий хлопок был слышен даже в пригороде.

«Необычный способ нейтрализации противника оказался вполне эффективным: хлынувшая внутрь метро вода заставила германских солдат выбираться на поверхность. Там же часть войск противника была уничтожена, часть сдалась в плен, а штурмовые группы получили возможность двигаться к центру города без серьезных помех», - отметил в интервью телеканалу «Звезда» военный историк Евгений Белаш.

Цель номер один

Пятого мая 2018 года исполняется 95 лет со дня рождения одного из символов победы - сержанта Михаила Алексеевича Егорова, разведчика 756-го стрелкового полка. Вместе с младшим сержантом Мелитоном Кантарией и командующим батальоном Павлом Берестом 30 апреля 1945 года красноармейцы приступили к выполнению исторической боевой задачи - водружению Знамени Победы на крыше Рейхстага.

Несмотря на то что в большинстве художественных произведений, включая рассказы и кинофильмы, штурм Рейхстага советскими войсками подается как зачистка отдельно стоящего здания, реальность подавления сопротивления в здании номер один значительно отличается от фантазий кинорежиссеров и писателей.

Картинка

Главная неточность в художественных произведениях заключается в том, что красноармейцы в составе полков и батальонов выходили на исходную чуть ли не в полный рост. В реальности выполнение боевой задачи обеспечивалось шквальным артиллерийским огнем и применением всех возможных и безопасных для атакующих вооружений, большинство из которых для удобства выдвигали на расстояние выстрела прямой наводкой.

Другая неточность касается «особой миссии», якобы возложенной на специально сформированный для захвата Рейхстага отряд. Ответ на этот вопрос еще в 2005 году дал Институт военной истории Минобороны России: только по официальным данным, в каждой из наступающих на Берлин армий было подготовлено по одному знамени, а в распоряжении бойцов 3-й ударной армии, в состав 150-й стрелковой дивизии которой были зачислены Егоров и Кантария, было девять символов победы - по одному на каждую дивизию.

Развалинами Берлина удовлетворены

Штурм главного здания в Берлине предполагал не только физический контроль над периметром, но и уничтожение занимавшего внутренние помещения противника. Именно физическая сохранность и безопасность бойцов с первыми красными знаменами влияла на успешное выполнение боевой задачи: водрузить Знамя Победы без зачистки помещений было просто невозможно.

Большинство коротких литературных произведений, основанных на воспоминаниях ветеранов войны, штурмовавших Ррейхстаг, описывает происходящее как однодневный легкий штурм деморализованного и практически сдавшегося противника. В действительности, как и с ошибками вокруг процесса подготовки и продвижения к зданию номер один, дело обстояло ровно наоборот.

Главная странность большей части художественных произведений связана с быстрым продвижением штурмовых и знаменных групп через здание, пройти которое быстро и при полном отсутствии сопротивления с первого раза было практически невозможно. Все это связано с архитектурными особенностями Рейхстага: он представлял собой монументальное каменно-бетонное сооружение, в котором было 500 комнат, служебных и подвальных помещений, зачистить которые даже за сутки при ожесточенном сопротивлении гитлеровцев было крайне тяжело.

Картинка

Через занятые противником помещения на крышу здания пробивалось сразу несколько штурмовых групп со знаменосцами, однако добраться целыми и невредимыми до заветной цели смогли далеко не все.

«Ключевая сложность состояла в том, что подробный план-схема всех помещений был на руках далеко не у всех бойцов. Карта продвижения к Рейхстагу, на которую были нанесены проселочные дороги и мосты, которые противник не успел уничтожить, была растиражирована и доведена практически до каждого командира полка, батальона и роты, но с подробными схемами здания было тяжелее. Это обстоятельство, а также тяжелый бой внутри помещений, в ходе которого штукатурка, камень и бетон крошились буквально в пыль, затрудняя продвижение, повлияли на то, что многие знаменные группы до крыши так и не добрались», - вспоминал ветеран Великой Отечественной разведчик Сергей Корнилов.

Несмотря на тяжелые бои, почти сразу после того, как на столицу Германии опустились сумерки, ближе к полуночи по берлинскому времени, на крыше Рейхстага члены знаменной группы в составе сержанта Михаила Егорова, младшего лейтенанта Мелитона Кантарии и комбата Павла Береста смогли с боем пробиться на крышу и водрузить Знамя Победы, которое позднее, уже после нескольких зачисток помещений, «перекочевало» с импровизированного флагштока в верхней части фасада на центральный купол здания, символизируя окончательный разгром противника.

За проявленные героизм и храбрость при выполнении воинского долга Егоров не только был представлен к званию Героя Советского Союза и награждению орденом Красной Звезды, но и вместе с Мелитоном Кантарией через 20 лет после полного освобождения Германии от нацистов стал почетным гражданином Берлина.

Правда, жертва, которую советские солдаты принесли ради мира и спокойствия не только на собственной земле, совсем скоро была забыта: сразу после развала СССР, в 1992 году, солдаты-освободители были лишены звания почетных граждан столицы Германии.

После войны Егоров не стал продолжать военную карьеру и демобилизовался в 1947 году. После возвращения домой сержант Егоров был избран председателем колхоза «Красный Маяк», а в 1954 году закончил партийную школу и устроился на молочно-консервный завод на должность простого рабочего. От предложений продолжить военную карьеру вежливо отказывался, отвечая, что на родной земле он нужнее.

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика