Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Легендарная «тридцатка»: как бронебашенная батарея наводила ужас на фашистов в Севастополе

17:56 11.05.2017
256-дневная оборона Севастополя 1941-1942 годов останется одной из наиболее ярких страниц мужества советского солдата, проявленного в Великой Отечественной войне. По плану Гитлера, его войска должны были захватить город за считанные дни. Однако мечты фюрера о стремительной победе разбились о стены русской крепости.

256-дневная оборона Севастополя 1941-1942 годов останется одной из наиболее ярких страниц проявленного в годы Великой Отечественной войны мужества советских солдат. По плану Гитлера, его войска должны были захватить город за считаные дни. Однако мечты фюрера о стремительной победе разбились о стены русской крепости.

Свою роль в обороне Севастополя сыграла легендарная «тридцатка» - 30-я бронебашенная батарея береговой обороны Черноморского флота. Как защитникам Севастополя удалось так долго удерживать город, выяснил Арарат Кещян в программе «Не факт» на телеканале «Звезда».

Картинка

В течение полугода, с 30 октября 1941-го по 26 июня 1942-го, 30-я батарея не давала войскам Вермахта взять Севастополь. Чтобы пробить эту линию обороны, Гитлер перебросил в Крым элитные силы третьего Рейха. Но даже этого оказалось недостаточно. Даже со всей мощью 11 немецкой армии, составлявшей более 200 тысяч солдат, 1060 самолетов, 150 танков, 670 полевых и осадных орудий, фашисты не смогли стремительно ворваться на Крымский полуостров.

Картинка

С потерей Крыма советская авиация лишилась бы возможности налетов на нефтепромыслы союзной Гитлеру Румынии. Руководство СССР понимало всю важность удержания полуострова и сосредоточило на этом все усилия.

«Закопанный линкор» - так 30-ю бронебашенную батарею прозвали защитники Севастополя. И действительно, снаружи видны только две орудийные башни. Сама же батарея спрятана глубоко под землей. По сути, это – бетонный мешок, глубиной до 40 метров. На его строительство ушло три тысячи тонн армированной стали и 22 тысячи кубометров бетона.

Легендарная «тридцатка» недаром названа мощнейшим оборонительным сооружением Европы. Маршалы Вермахта признавали, если бы не 30-я батарея, гитлеровцы захватили бы Крымский полуостров за считанные дни.

Свою роль сыграли легендарные «обуховские двенадцатидюймовки» - корабельные пушки, отлитые в Ленинграде на Обуховском заводе, весили по 50 тонн каждая. Дальность стрельбы – 44 километра.

Утром 1 ноября 1941 года передовые части 20-й дивизии Вермахта  сосредоточились в районе станции Альма. По данным немецкой разведки, сил Красной Армии в этом районе не было, внезапно один за другим прогремели два мощнейших взрыва. Это по гитлеровцам открыла огонь 30-я береговая батарея. Ударная волна после падения только одного 305-миллиметрового снаряда уничтожила живую силу в радиусе километра. Враг был разбит и сбит с толку.

Грамотная маскировка сделала 30-ю береговую батарею практически неуязвимой. Визуально определить расположение батареи можно было только с воздуха. Но даже сверху  немецкие летчики  ничего не увидели, потому что вокруг башен была посажена целая роща металлических деревьев.

Металлическая роща скрывала настоящий подземный город. Батарея представляла собой монолитный железобетонный блок длиной 130, шириной 50 и глубиной 40 метров. На огромной территории площадью три тысячи квадратных метров расположились боевые рубки, хозяйственные и складские помещения, жилые комнаты для личного состава, кухни, силовые станции и многое другое.

Картинка

Под поверхностью находилось полметра грунта, затем два с половиной метра железобетона, еще два метра песка, снова два с половиной метра железобетона, потом 30 сантиметров асфальтобетона, а в самом низу вся конструкция укреплена дугообразными стальными швеллерами. За полгода обороны ни один немецкий снаряд не проник сквозь такую защиту, а батарея строилась еще в самом начале 20 века.

Решение о строительстве батареи принимал еще император Николай II после Русско-Японской войны. 21 мая 1911 года на разработку и осуществление оборонительного объекта была выделена гигантская сумма – восемь миллионов рублей. Проектировать сооружение император доверил знаменитому профессору фортификации Цезарю Кюи. Он был первым военным инженером, который предложил использовать бронебашенные установки в сухопутных крепостях. По его задумке, батарея должна была одинаково успешно обстреливать и море, и сушу.

Большинство людей знает Цезаря Кюи благодаря его операм и романсам. Успешный композитор и музыкальный критик был еще и талантливым генерал-инженером.

Цезарь Кюи смог заглянуть далеко в будущее и фактически предсказал появление современного оружия. Ведь на момент строительства батареи никто и помыслить не мог о том, что на нее сверху будут падать бомбы весом свыше тонны. Даже коллеги по фортификационному делу убеждали Кюи не тратить напрасно время и деньги, но он твердо стоял на своем. И принцип слоеного пирога, использованный при постройке батареи, помог ей выдержать удары даже двухтонных снарядов.

30-я батарея строилась последней по счету в береговой оборонительной линии Севастополя. Поэтому к началу строительства были учтены все ошибки и недоработки, допущенные при возведении других береговых батарей.

В мини-командном пункте вели расчет необходимой мощности, рассчитывали траекторию, делали поправку на ветер. Потом переходили к следующему этапу – передавали команды наверх по телефону. Если телефоны выходили из строя, прибегали к помощи корабельного телеграфа.

Уже на стадии разработки «тридцатка» проектировалась полностью электрифицированной. Тем не менее, абсолютно всю работу 30-ой батареи могли при необходимости перевести в ручной режим за несколько минут.

Каждый снаряд весил 471 килограмм. Скорость полета - 762 метра в секунду. При попадании в танк, он разлетался на части. Арсенал 30-й батареи насчитывал по 200 снарядов для каждого ствола и к ним по три пороховых полузаряда разной мощности для стрельбы на различные дистанции.

За 16 дней первого немецкого штурма 30-я батарея выпустила 517 снарядов. Эти снаряды стоили фашистам 60% личного состава. Надежды генерала Манштейна на быстрый захват Севастополя не оправдались. «Тридцатка» в буквальном смысле намертво заморозила наступление немцев.

Картинка

17 декабря 1941 года гитлеровцы начали мощнейшую артподготовку. Против города-крепости было развернуто свыше 200 вражеских батарей. Начался второй штурм Севастополя. На уничтожение 30-й батареи были брошены колоссальные силы – в атаку пошли сразу пять дивизий противника. Авиация обрабатывала позицию «тридцатки» сверхтяжелыми бомбами. Но «Закопанный линкор» устоял.

Утром 28 декабря дюжина немецких танков при поддержке пехоты подошла на опасно близкое к командному пункту расстояние. Танки выстроились в линию и приготовились к стремительной атаке, тогда крупнокалиберная береговая батарея впервые открыла огонь прямой наводкой по бронетехнике.

«Земля под нами вздрогнула, и раздался взрыв огромной силы. Выглянув из траншеи, я увидел, что там, где только что стоял танк, уже ничего не было! Лишь падали комья земли и какие-то обломки», - так описывал те события один из защитников Севастополя.

Картинка

Гигантские танки буквально исчезали от прямых попаданий. Немцы были настолько шокированы, что в панике отступили. Более того, с тех пор они даже не пытались идти на батарею в лобовую танковую атаку.

Картинка

30-я батарея работала на износ. Согласно техническим нормам, из одного ствола можно было совершить всего 250 выстрелов. Однако норма была превышена в пять раз. Крупнокалиберные пушки достигли предела живучести. Орудия нужно было срочно менять.

В мирное время стволы на бронебашенных орудиях должны были меняться при помощи 75-тонного подъемного крана. По инструкции, на это отводилось два месяца. Но во время войны взять такой кран было негде. Более того, предстояло установить новые стволы под бомбежками.

30 января 1942 года из секретного хранилища в Севастополе были извлечены запасные 50-тонные стволы. Их доставили на батарею и тщательно замаскировали. С наступлением темноты начали демонтировать вышедшие из строя орудия. При этом снятые стволы заменил бревнами нужного размера. Близко немцев не подпускали, а издалека эти бревна ничем не отличались от настоящих стволов.

Защитники батареи смогли заменить стволы всего за 12 суток практически без инструментов. В их распоряжении был лишь небольшой кран и пара домкратов. И это под самым носом у противника. Линия фронта на тот момент проходила в полутора километрах от позиций батареи. И уже 11 февраля 1942-го года «Закопанный линкор» вновь был в полной боевой готовности.

Во время третьей операции по штурму Севастополя немцы сделали основной расчет на сверхтяжелое железнодорожное артиллерийское орудие под названием «Дора». Диаметр ствола – 800 миллиметров. Вес снаряда – семь тонн. «Дора» могла пробивать один метр стальной брони, или семь метров бетона, или 30 метров плотного грунта с расстояния 40 километров.

Колоссальные размеры «Доры» казались фюреру гарантией скорой победы. Для установки этого пятидесятиметрового монстра в районе Бахчисарая пришлось даже спиливать скалы и прокладывать железную дорогу. И 5 июня 1942 года в 5.35 утра пушка «Дора» выпустила первый бетонобойный снаряд. Взрыв прогремел в северной части Севастополя. Столб дыма поднялся более чем на 160 метров. Следующие восемь снарядов были выпущены в район 30-й береговой батареи.

Оказалось, что супер-пушка Третьего рейха не отличается точностью. Из 48 снарядов только один попал в цель. Возможно, дело было в том, что для «Доры» Севастополь стал первой битвой. Испытать чудо-агрегат немцы толком не успели. В Севастополе орудие себя не оправдало, и немцам пришлось спешно эвакуировать самый грозный ствол Второй Мировой.

Гитлер был в гневе. Спустя пять месяцев после начала штурма Севастополь не сдавался. Фюрер отчитывал своих генералов за то, что всего один русский город держится дольше, чем половина Европы. Норвегию Германия оккупировала за 63 дня, Францию - за 44, Польшу - за 35, Бельгию - за 19, Голландию за - пять, а Данию и вовсе за один день.

На смену «Доре» гитлеровцы привезли «Тор» и «Один» - самоходные мортиры с диаметром пушки 600 миллиметров. 7 июня 1942 года в 5 часов утра вместе с вражеской авиацией «Тор» и «Один» начали наносить удары по Севастополю и 30-ой батарее. Три пехотных полка немцев двинулись на новый штурм города-крепости.

Советские войска отбивали атаку за атакой. Только за четыре дня армия генерала Манштейна потеряла почти 20 тысяч солдат. Однако силы все же были неравны. 17 июня «Закопанный линкор» был окружен. Снаряды в батарее закончились. Казалось, у защитников больше нет никаких шансов. Немецкие саперы подобрались вплотную к башням, рассчитывая их взорвать. Но в этот момент раздался очередной выстрел - артиллеристы выпустили холостой пороховой заряд.

Трое суток краснофлотцы не подпускали врага к батарее, но к 20 июня не осталось даже пороховых зарядов. Вскоре обе башни были подорваны немцами, и война ушла под землю.

Когда внутрь «Закопанного линкора» приникли немцы, бойцы батареи открыли двери в стометровом коридоре, который тянется вдоль всей конструкции, в шахматном порядке. Этот прием не позволил простреливать коридор насквозь.

У защитников «Закопанного линкора» не оставалось ни еды, ни воды. Чтобы выкурить изможденных бойцов, гитлеровцы применили отравляющий газ. Однако бойцы еще девять суток сражались в подземных казематах. Многие из них умерли жуткой смертью – задохнулись или сгорели заживо.

Спастись удалось только командиру 30-й батареи Георгию Александеру и трем краснофлотцам. Они штыками выкопали тоннель и выбрались на поверхность. Днем прятались в оврагах. Ночами ползли в сторону леса. Но беглецов обнаружил немецкий патруль. Командира тут же увезли в Симферополь в отдел Гестапо. Троим краснофлотцам, которых поймали той ночью, чудом удалось бежать. Один из них по фамилии Шаринов и рассказал о последних героических днях 30 батареи.

В июне 1942 года Севастополь был практически стерт с лица земли. Сами немцы признавались, что нигде больше им не приходилось применять столько артиллерии. Севастополь был отбит у врага в мае 1944 года, и 30-я батарея стала единственным сооружением береговой охраны, которое решили вернуть в строй.

В ходе боев серьезно пострадала только наземная часть «Закопанного линкора». Внутренние помещения поддавались реконструкции и модернизации. В итоге новые башни снабдили уже тремя пушками, усилили броню, и, согласно спецификации, сегодня 30-я батарея может выдержать даже воздушный ядерный удар.

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика
Читать далее
читайте ниже следующую новость