Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Переломные дни в обороне Москвы: почему немцы панически боялись партизан

10:49 23.02.2016
В середине ноября 1941 года немецкому командованию казалось, что стоит нанести еще только один удар, и Москва «склонит голову» перед европейскими завоевателями.
Переломные дни в обороне Москвы: почему немцы панически боялись партизан
© Фото: Минобороны России

Сайт телеканала «Звезда» публикует цикл статей о Великой Отечественной войне 19411945 годов писателя Леонида Масловского, основанных на его книге «Русская правда», изданной в 2011 году.

 

В своих авторских материалах Масловский, по его словам, разоблачает «выдуманные недоброжелателями России мифы о событиях Великой Отечественной войны и показывает величие нашей Победы». Автор отмечает, что в своих статьях собирается «показать неблаговидную роль Запада в подготовке Германии к войне с СССР».

В середине ноября 1941 года немецкому командованию казалось, что стоит нанести еще только один удар, и Москва «склонит голову» перед европейскими завоевателями. Фашистское командование 1516 ноября бросило в наступление две ударные группировки, созданные в первой половине ноября 1941 года, стремясь обойти Москву с севера через Клин Солнечногорск и с юга через Тулу Каширу.

Рубежи немецких войск были очень близки к столице. Станция Крюково, возле которой после двух недель яростных боев был остановлен вал гитлеровских танков, находилась в сорока километрах от Ленинградского вокзала Москвы.

Также немцы планировали выйти к Москве по Волоколамскому шоссе, но на разъезде Дубосеково 28 бойцов из 316-й стрелковой дивизии генерал-майора И. В. Панфилова приняли бой с ротой немецкой пехоты, а затем с немецкими танками. Бой продолжался свыше четырех часов. Горстка советских солдат встала на пути немецких танков и ценой своих жизней не пропустила немцев к Волоколамскому шоссе. Погибли почти все. Подвиг 28 панфиловцев вошел в историю, как тогда думали, на вечные времена, а слова политрука роты В. Г. Клочкова: «Велика Россия, а отступать некуда, позади Москва!» знали все защитники Москвы.

Сложил свою светлую голову под Москвой 18 ноября 1941 года и командир 316-й стрелковой дивизии генерал-майор Иван Васильевич Панфилов. В документальном фильме «Неизвестная война» показаны похороны И. В. Панфилова. Они полны светлой русской печали, в них чувствуется несгибаемое русское мужество. В последний путь Панфилова провожали товарищи по оружию и могучий, как из былинной сказки, его боевой конь.

Картинка

В Ясной Поляне немцы находились один день: установили крупнокалиберную дальнобойную артиллерию для обстрела Москвы и полностью разрушили усадьбу Л. Н. Толстого, осквернили его могилу. Контрударом наши части выбили немцев, захватили немецкие орудия. При первой возможности усадьба Л. Н. Толстого была полностью восстановлена, как и в Клину был полностью восстановлен дом П. И. Чайковского. Когда смотришь документальные фильмы и видишь степень разрушений, то не веришь в возможность восстановления той же Ясной Поляны. Но, как мы убедились, в то время невозможное было возможным.

В ноябрьском наступлении немцы прорвать наш фронт не смогли и лишь незначительно продвинулись к Москве, понеся большие потери в живой силе и технике. Среди защитников Москвы отличились соединения генерал-майоров Л. М. Доватора, А. П. Белобородова, полк М. Е. Катукова. В тылу немецких войск под Москвой действовали партизаны.

Немцы панически боялись партизан. Когда им удалось задержать юную девушку, партизанку Зою Космодемьянскую, они подвергли ее жестоким пыткам и повесили 29 ноября 1941 года в селе Петрищево. О подвиге Зои знала вся страна. Люди гордились ее стойкостью и жалели юную девушку, в страшных муках погибшую от рук «цивилизованных» европейских завоевателей, уничтожавших на нашей земле усадьбы великих писателей, дома гениальных композиторов, юношей и девушек не покорившейся им России.

В декабре немцы не отказались от плана захвата Москвы и даже 1 декабря сумели прорвать нашу оборону у Наро-Фоминска, но были остановлены и разгромлены в районе Голицына. Одновременно с наступлением у Наро-Фоминска немцы 2 декабря с востока и с запада предприняли новое наступление на Тулу. Но Тула оказалась крепким орешком, и даже перерезав дороги, связывающие город с Москвой, немцы и в этот раз взять Тулу не смогли. Более того, советские войска под Тулой окружили часть 4-й танковой дивизии 2-й танковой армии немцев. Войска 50-й армии и население города, защищая город, проявили массовый героизм.

Необходимо отметить, что оборона наших войск под Москвой была успешной и потому, что фронт сузился и значительно увеличилась плотность наших обороняющихся войск, а контрудары, как, например, под Тулой, снижали наступательные возможности немецких армий. Немцы не хотели признаваться в том, что не смогли одолеть Советскую армию, и в один голос в срыве наступления на Москву обвиняли русские морозы, которые по информации, например, Гудериана достигали минус 68 градусов по шкале Цельсия.

Картинка

Нельзя этих немецких генералов назвать всесторонне развитыми людьми, потому что грамотные люди понимают, что морозы в 68 градусов за несколько часов лишили бы Подмосковье всей растительности и превратили в Антарктиду. В действительности в ноябре месяце морозы под Москвой держались в пределах минус 5 градусов по шкале Цельсия и только в середине месяца на непродолжительное время опускались до минус 20 градусов.

Совершенно правильно писал Г. К. Жуков о том, что немецкие войска под Москвой остановили не дожди и снега, а «железная стойкость, мужество и героизм советских войск, за спиной которых был их народ, столица, Родина». Решения Ставки во время Битвы под Москвой были глубоко продуманы, а исполнение решений хорошо организовано, что позволило нашим войскам 29 ноября 1941 года освободить на юге Ростов-на-Дону, а на севере 9 декабря освободить Тихвин. Сковав боями южную и северную группировки немецких войск, наше командование создало благоприятные условия для наступления Красной армии под Москвой.

Не сибирские дивизии обеспечили возможность перехода в наступление под Москвой наших войск, а резервные армии, созданные Ставкой и подтянутые к Москве перед переходом наших войск в наступление. А. М. Василевский вспоминал: «Крупным мероприятием явилось завершение подготовки очередных и внеочередных резервных формирований. На рубеже Вытегра Рыбинск Горький Саратов Сталинград Астрахань создавался новый стратегический рубеж для Красной Армии. Здесь на основании решения ГКО, принятого еще 5 октября, формировалось десять резервных армий.

Создание их на протяжении всей Московской битвы было одной из основных и повседневных забот ЦК партии, ГКО и Ставки. Мы, руководители Генерального штаба, ежедневно при докладах Верховному Главнокомандующему о положении на фронтах детально сообщали о ходе создания этих формирований. Без преувеличения можно сказать: в исходе Московской битвы решающее значение имело то, что партия и советский народ своевременно сформировали, вооружили, обучили и перебросили под столицу новые армии».

Постоянно пополняло свои войска живой силой и техникой немецкое руководство. К началу декабря 1941 года группа армий «Центр» имела в своем составе 1 миллион 708 тысяч человек, около 13 500 орудий и минометов, 1 170 танков, 615 самолетов. Но наши войска к этому времени были готовы к захвату стратегической инициативы.

Контрнаступление войск Красной армии началось одновременно на огромном фронте от Калинина до Ельца. Пятого декабря 1941 года без оперативной паузы перешел в наступление Калининский фронт (командующий генерал-полковник И. С. Конев), 6 декабря оперативная группа Юго-Западного фронта (командующий Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко, с 18.12.1941 года генерал-лейтенант Ф. Я. Костенко), 6 декабря началось наступление и Западного фронта (командующий генерал армии Г. К. Жуков).

Вместе с наземными войсками атаковала немецкие части авиация военно-воздушных сил (командующий ВВС генерал-лейтенант П. Ф. Жигарев) и авиация дальнего действия (АДД) под командованием генерала А. Е. Голованова, которая с 30.11.1941 года была подчинена лично Верховному Главнокомандующему И. В. Сталину.

Немецкие войска по всему широкому фронту отступали, неся большие потери. Особенно выделялись на белом снегу российских полей черные мундиры убитых солдат и офицеров войск СС, отборных немецких частей. И если в июне 1941 года на нас внезапно напали немецкие войска, то в декабре 1941 года под Москвой на немцев внезапно напали наши советские войска.

Несмотря на глубокий снег и морозы, наша Красная армия успешно наступала. В немецкой армии началась паника. О наступлении под Москвой К. К. Рокоссовский писал: «Глубокий снежный покров и сильные морозы затрудняли нам применение маневра в сторону от дорог с целью отрезать пути отхода противнику. Так что немецким генералам, пожалуй, следует благодарить суровую зиму, которая способствовала их отходу от Москвы с меньшими потерями, а не ссылаться на то, что русская зима стала причиной их поражения. При отступлении немецкие войска делали все, чтобы затормозить наше наступление. Они густо минировали дороги, устраивали всевозможные минные ловушки… На своем пути гитлеровцы сжигали все деревни. Если где-либо сохранялась изба-другая, то они обязательно были заминированы».

Картинка

А. М. Василевский написал, что под Москвой фашисты потеряли более 500 тысяч человек, 1 300 танков, 2 500 орудий, более 15 тысяч машин и много другой техники. Таких потерь фашистская армия еще не знала.

И если СССР в декабре 1941 года выиграл Московскую битву и громил врага, то США терпели одно за другим поражения от Японии, которая была на порядок слабее новой Германии. Германия тоже не упускала случая показать свою силу Англии и США наступлением армий Роммеля в Египте и появлением немецких подводных лодок у берегов США, которые топили американские пароходы не только в пути следования, но и в прибрежной зоне Нью-Йорка.

Американский историк Роберт Шервуд, назвавший зиму 1941/42 года «зимой катастроф», писал: «Единственным источником хороших новостей был русский фронт. Красная Армия, продолжая свои поразительные контратаки, выбила занесенных снегом, обмороженных немцев с многих передовых позиций».

Обратите внимание, какое уничижительное, оскорбительное принижение Красной армии, ее стойкости и мужества, ее вооружения и героизма в сражениях. Ведь «выбить занесенных снегом, обмороженных немцев» не стоит никакого труда. Это вовсе не выигрыш битвы, а издевательство над обмороженными «людьми», достойными жалости. Вот так, между строк, читается оценка Р. Шервудом героического сопротивления советского народа. Ни доблести, ни масштабов боев Красной армии (контратаки) в оценке Р. Шервуда нет, а видно только стремление унизить как нас, так и наш героизм. Так и читается между строк о том, что якобы русские неполноценные варвары убивают обмороженных просвещенных немецких солдат.

Да, все они одного поля ягоды: и западный либерализм, и порожденный им фашизм. И те, и другие желали и сегодня желают нашей смерти. Для того и пришли в 1941 году фашисты нас убивать. Слава советскому народу! СССР выдержал первый удар и достойно ответил. Г. К. Жуков, через всю жизнь пронесший радость первой крупной победы в битве под Москвой, писал: «И. В. Сталин был все это время в Москве, организуя силы и средства для разгрома врага. Надо отдать ему должное. Возглавляя Государственный Комитет Обороны и опираясь на руководящий состав наркоматов, он проделал колоссальную работу по организации необходимых стратегических резервов и материально-технических средств. Своей жесткой требовательностью он добивался, можно сказать, почти невозможного».

Продолжение следует…

 

Мнения, выраженные в публикациях Леонида Масловского, являются мнениями автора и могут не совпадать с мнениями редакции сайта телеканала «Звезда».

Автор: Леонид Масловский

ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика