Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Истребитель танков: за что капитан НКВД получил Звезду от Рузвельта

08:19 27.03.2015
История героя-артиллериста Алексея Волошина, который выжил «всем чертям назло» и заслужил прозвище истребителя фашистских танков.
Истребитель танков: за что капитан НКВД получил Звезду от Рузвельта

История героя-артиллериста Алексея Волошина, который выжил «всем чертям назло» и заслужил прозвище истребителя фашистских танков.

Картинка

Рузвельт наградил меня Серебряной звездой, а Сталин - Золотой

Октябрь 1944-го года, Кремль. В Свердловский зал вошел Герой Советского Союза Алексей Волошин с новенькими погонами капитана войск НКВД. В углу, то и дело подергивая бородку, «всесоюзный староста» Калинин рассказывал что-то смешное. Его слушали спецпредставитель Президента США Гопкинс, американский посол Гарриман и военный атташе.

«Президент США решил наградить высшей воинской офицерской наградой своей страны - «Серебряной Звездой» - четырех советских младших офицеров, отличившихся в боях против гитлеровского вермахта. Меня уже давно хотели вызвать в Москву для вручения этой награды, но не могли найти, потому что после 5-го ранения я перемещался из госпиталя в госпиталь», - рассказал в эксклюзивном интервью телеканалу «Звезда» Алексей Прохорович Волошин.

В этот день у американцев все пошло не так. Рузвельт приказал наградить младших офицеров, а им уже присвоили звания старших, хотел наградить четверых, а явились только трое  - артиллерист, пехотинец и танкист, - сапера уже не было в живых,  - за несколько дней до этого события он погиб на фронте. Вышла «осечка» и с подарками от Президента США.

«В конце своей речи Гарри Гопкинс объявил: «Кроме того, господа, президент передает каждому из вас подарок. Вы получите по машине «Шевроле». Это была та самая модель, с которой наши конструкторы, как ходили слухи, впоследствии скопировали «Победу».

Картинка

Спецпредставитель Президента США Гарри Гопкинс

После приема ко мне и к награжденному «Серебряной Звездой» танкисту подошли два офицера: майор и подполковник НКВД. Они многозначительным тоном сообщили нам: «Ваш третий товарищ, тоже получивший «Шевроле» в подарок, отдал свою машину в Фонд обороны». «Тогда я тоже отдаю, - невольно согласился я, не став задавать лишние по тому крутому времени вопросы»,  - вспоминает ветеран войск НКВД.

На Грамоте Президента США, которую вручили Волошину вместе с наградой, написано: «Настоящее выдано для удостоверения того, что Президент Соединенных Штатов Америки, уполномоченный актом Конгресса от 9 июля 1918 года, наградил Серебряной Звездой «За доблесть в боевых действиях» старшего лейтенанта Красной Армии СССР Алексея Прохоровича Волошина. Всем, кто увидит человека с этой наградой, приветствовать!».

Дайте еще снарядов!

Летом 1941-го года студент Одесского института водного транспорта наслаждался жизнью в Молдавии, - молодое вино, много солнца. Алексей Волошин поехал туда с приятелями подзаработать на уборке винограда.

«22 июня ровно в полдень  мы услышали по радио сообщение Молотова о начале войны. Это было как в страшном сне... Мы вернулись в Одессу. Информации о положении на фронтах было очень мало. И когда 3 июля дрожащим голосом Сталин произнес: «Братья и сестры, к вам обращаюсь я...», мы поняли, что дело худо. И сразу же решили идти в военкомат», - говорит Герой Советского Союза.

Военком определил четверокурсников института водного транспорта в Одесское артиллерийское училище. Через полгода лейтенант Волошин прибыл на фронт: «У нас был приказ: стрелять только по большому скоплению живой силы или по танкам, или если будет прорыв. Я все ждал - ну когда же! И вот со своего наблюдательного пункта увидел много немцев возле какой-то станицы на западном берегу Дона. И мне разрешили выпустить два снаряда. Бить надо было только на поражение. Снаряды мы очень экономили. В день получали всего по две штуки. Вижу - попал. Прошу: «Дайте ещё снарядов!» Не дали, - не положено».

Картинка

Штыковая атака в Сталинграде

10-я дивизия НКВД, в которой воевал Волошин, прославилась в Сталинграде, за что позже и получила одноименное название. Солдаты и офицеры воевали, не щадя себя. За месяц от 5-тысячного подразделения остались в живых не более 150 человек.

«В 271-м полку я был командиром батареи. В районе Ельшанки - раньше это была южная окраина Сталинграда, сейчас почти центр - немцы прорвали линию фронта. И я как раз там находился вместе со своей батареей. Начальник штаба капитан Золотов приказал выбить немецких автоматчиков с этого участка. У меня в батарее осталось шестнадцать человек. Поднимаю их в атаку. Примкнули штыки и: «За Родину! За Сталина! Бей фашистов!» Мат-перемат, все кричат, друг друга подбадривают, чтобы не так было страшно», - вспоминает фронтовик.

Немцы, вооруженные автоматами, оставили окопы, на которые мчались два десятка энкэвэдэшников, вооруженных винтовками Мосина с примкнутыми штыками.

«Они бежать. Мы за ними. Несколько раз я штыком кого-то проткнул. Помните, как у Толстого в «Хождении по мукам»: «Я колю, а он мягкий»?! Вот то же самое и я почувствовал. Очень неприятное ощущение. Пробежали мы метров двести-триста. Смотрю, а немцев-то уже и нет. Атака закончилась. Я своим артиллеристам кричу: «Назад! Всем к пушкам!» А они разгоряченные, глаза горят. Готовы дальше наступать. А не на кого. По пути подобрали своих раненых и убитых. Восемь человек мы тогда потеряли, из шестнадцати», - с горечью вспоминает 95-летний ветеран Великой Отечественной войны.

Ангел-спаситель по имени Тамара

13 сентября 1942 года в боях за Сталинград Алексей Волошин был тяжело ранен в ногу. Его перевязала местная девушка-подросток, сняв со своей головы белую косынку. Она не побоялась крови, которая била ключом  из глубокой осколочной раны. Сделав все как нужно, сталинградка еще и принесла из дома подушку, и положила под забинтованную ногу.

«Я на время потерял сознание, а когда вернулся из забытья, спросил эту девушку, как ее зовут. Она ответила коротко: Тамара. После войны я искал ее, приехав посмотреть на отстроенный заново Сталинград. Но, к сожалению, не нашел. Не каждый, кто спасал нас тогда, оставлял свой адрес. Да и был ли он в разбомбленном городе?», - говорит ветеран войны.

Картинка

В этот же день раненого артиллериста быстро переправили в тыл, - на восточный берег Волги. Алексей Прохорович считает это счастливой случайностью: «Так мне еще посчастливилось не попасть под жестокосердный приказ генерала Чуйкова: именно с 14 сентября запрещено было перевозить раненых на левый, восточный берег Волги! Рассказывали, что Чуйков сказал: «Никого не переправлять на левый берег! Пусть раненые ведут стрельбу, обозначая линию фронта». Очевидцы потом рассказывали, что в окопах безногие стреляли в воздух, потому что не могли подползти к пулеметам. Единственной помощью для страдающих от ран была водка - ее раздавали щедро».

«Особые привилегии» войск НКВД

На вопрос о привилегиях войск НКВД Алексей Прохорович отвечает так: «Нас угнетали неразбериха и очень плохое снабжение. Жили мы, как шутя говорили ребята, на подножном корму. На всю батарею были у нас в запасе полмешка манки и несколько селедок. Как ни было стыдно, но просили у крестьянок хлеба и в сорок третьем, не только в сорок втором году». Снабжение «элитных войск» техникой  тоже было не безупречным.

«В армии по штату было положено иметь танковую бригаду. В нашей 64-й армии танковая бригада имела номер 6, и офицеры посмеивались: «6-я танковая, в которой 6 танков» - говорит Герой Советского Союза Волошин. Главной тяговой силой в артиллерийских частях, в которых и служил Волошин, практически, до самого конца войны были лошади.

Картинка

«Один раз встретили генерал-полковника Рокоссовского. Он ехал на машине. Остановился. Кричит: «Кто командир?!» Я подбегаю, докладываю: «Командир полковой батареи 271 стрелкового полка лейтенант Волошин». - «Что такое?! Почему так медленно идете?!» - «Лошадей нет, заносы». Уехал. На следующий день приходит приказ: «Отбирать лошадей в совхозах. Давать им расписки, о том, что лошади будут возвращены». Помню, пришел к председателю одного колхоза. Он мне говорит: «У меня только 3 лошади» - «Мы забираем» - он показывает на одну - «Эта же хромая!» - солдату командую провести лошадь. Оказалась действительно хромая. - «Забираем две лошади». - У него на глазах слезы - «Вот Вам расписка». Зачем она ему? Ему пахать через месяц…  Вот так наскребли лошадей на батарею», - вспоминает ветеран.

Картинка

Пухов. Сталин. Чернигов

В 1943 году войска Центрального фронта подошли к Чернигову. 13 армия, которой командовал генерал-лейтенант Н.П. Пухов, попыталась сходу овладеть городом, но потерпела неудачу.

«Вечером 20 сентября нашему командарму вдруг позвонил сам Верховный, и как донесло «окопное радио», события разворачивались так: «Товарищ Пухов, доложите обстановку», — сказал Сталин. «Товарищ первый! Тринадцатая армия с ходу форсировала Десну и находится на окраине Чернигова... Но там много танков. А у нас их нет совсем!», - отвечал Пухов. «Товарищ Пухов, завтра Москва будет салютовать доблестным войскам тринадцатой армии, освободившей областной центр Украины - древний Чернигов», - Сталин положил трубку», - рассказывает Алексей Прохорович Волошин. На экстренном совещании было принято решение штурмовать Чернигов ночью.

Картинка

«Было решено в каждом полку создать штурмовой батальон из славян (в районе Слуцка дивизия получила пополнение из Средней Азии). Воевали эти бойцы плохо - одного ранят, двадцать человек его тащат. К городу крались «на цыпочках». Немцы никак не ожидали такой дерзости. Мое подразделение в эту ночь уничтожило 5 вражеских танков, защитив от них свою пехоту. В результате нам посчастливилось первыми прорваться в центр города, к зданию обкома партии. Старшина батареи Доможаров быстро нашел у какой-то женщины красную рубашку, прикрепил ее к палке, и в 4.00 эту красную рубашку мы водрузили в качестве знамени на здании обкома», - вспоминает ветеран НКВД.

За героические действия при штурме Чернигова Алексей Волошин был представлен к высшей награде Родины, - званию Героя Советского Союза.

11 танков за 24 часа

Спустя неделю танковая армия Манштейна предприняла контрнаступление. Немцы упорно пытались сбросить две наших армии 13-ю и 60-ю в Днепр. И опять на острие удара была батарея Волошина.

«Атака 28 сентября в 6.00. Хорошо, что я еще с вечера осмотрел местность и поставил все свои пушки на наиболее выгодные огневые позиции. Причем расположил их так, чтоб по каждому движущемуся на нас вражескому танку сразу могли вести огонь две пушки. Это решение помогло мне сравнительно быстро отразить танковую атаку, нам удалось поджечь 5 вражеских танков, в том числе — два «тигра». Остальные 10 немецких танков повернули обратно», - вспоминает артиллерист.

Во второй половине дня Волошину приказали срочно перебросить четыре 76-миллиметровых противотанковых пушки на помощь 292-му полку, на южную окраину села Колыбань.

«Пока мы мчались туда, вражеские танки успели захватить позиции полка и его КП, так как соседний полк не подготовился с вечера к отражению танковой атаки. В том трагическом бою погиб и сам командир 292-го полка. Но мы вовремя успели выскочить на южную окраину села и остановили танковую атаку немцев. В этой схватке нам удалось подбить еще 6 танков.

За день 28 сентября 1943 года артиллеристами Алексея Волошина удалось уничтожить 11 вражеских танков. «За это командир представил меня ко второй Золотой Звезде, правда, я ее так и не получил, видимо, документы где-то затерялись…», - говорит ветеран.

Картинка

Уничтоженный «Фердинанд»

Летом 1944 года севернее Луцка в районе поселка Рожище артиллерийскому подразделению Алексея Волошина удалось уничтожить «грозу» советских танков – немецкий «Фердинанд». Он представлял собой четырехстенный стальной «домик» - крепость на танковых гусеницах. Со всех сторон этой кочующей крепости была броня в 200 мм. А пушка - как на знаменитом «Тигре», 88 мм.

«Мы стояли в обороне, а он километрах в двух на бугре замаскировался. Разбил у нас несколько пулеметов и «сорокапятку». Вдруг командир полка вызывает меня и говорит, что командир дивизии решил приданный нам танковый батальон «Валентайнов» ввести на нашем участке, а я должен обеспечить ввод артиллерией. Приходит ко мне командир танкового батальона, капитан. Я ему говорю: «Осторожно, тут «Фердинанд». - «А чего мне Фердинанд?! Я его подавлю! У меня 15 танков». - «Да?! Фердинанд за два километра уничтожает любой танк». - «А ничего, я пойду вот здесь слева». И вот построил он свои танки в колонну и двинулся. Прошел он примерно километр, когда немцы открыли огонь. Первые два танка заскочили в какое-то болотце, и он их пропустил, а начал с третьего. Только бац - горит, бац - горит. Тринадцать танков поджег! Командир дивизии матюкался на командира полка: «Где твой истребитель танков?! Тринадцать танков и пушку потерял! Если он не уничтожит этот Фердинанд, я сниму с него Звезду». Хотя к этому времени Звезды у меня еще не было», - вспоминает ветеран.

Картинка

Вечером Волошин с одним взводом обошел этот бугор и поставил орудия метрах в трехстах от позиции самоходки. Ветеран признался нам, что подтаскивать орудия к «Фердинанду» в темноте было «жутко».

«Когда рассвело, мы открыли огонь по гусеницам. Сделали пять - шесть выстрелов. «Фердинанд» попытался дернуться - гусеницы слезли. После этого саперы подползли, заложили под днище две противотанковые мины и подорвали. Так я сохранил еще не полученную Звезду Героя Советского Союза», - улыбается ветеран Великой Отечественной войны.

Знаменосец Воронов на параде Победы 1945 года

В июне 1944 года старший лейтенант Воронов получил касательное ранение в живот. Это было его пятое и последнее ранение, полученной в боях Великой Отечественной войны.

«Сначала лежал в Киеве, а потом решил съездить в Москву. Прямо на вокзале у меня открылось кровотечение из недолеченной раны в животе и я попал в госпиталь. Там меня нашли и пригласили в Кремль на вручение Звезды Героя Советского Союза. После вручения я попал на прием к Главному маршалу артиллерии Николаю Николаевичу Воронову. Маршал предложил мне поступить в Артиллерийскую академию, я согласился», - говорит ветеран.

Картинка

Ровно через год, 24 июня 1945 года капитан Волошин познакомился у здания московского ГУМа с трижды Героем Советского Союза Александром Покрышкиным. Оба они были знаменосцами исторического парада Победы.

«Я шел и думал: «Вот сейчас увижу Сталина, вот еще несколько шагов!», ногу тянул повыше, подбородок - выше и правее, и увидел! Когда мы проходили мимо Мавзолея, Сталин помахал несколько раз рукой», - вспоминает фронтовик.

Картинка 

Ветеран войны говорит, что на Васильевском спуске все делились своими восторженными чувствами, а ему вспомнилась теплушка, в которой, его раненного увозили с фронта:

«Погрузили нас в телячьи вагоны, и поехали мы в Саратов. Двигались очень медленно. Иногда по километру в час. Все время над нами кружили немецкие самолеты и, не обращая никакого внимания на красные кресты на крышах вагонов, обстреливали из пулеметов, бомбили. Я ехал на втором «этаже» возле маленького окошечка. Мой сосед попросил поменяться с ним местами: «Слушай, - я задыхаюсь. Дай немножко полежу на твоем месте». « А перелезть через меня сможешь?» - спрашиваю. Он кивнул, с трудом перебрался, и лег возле самого окошка. «Хорошо-то как!», - говорит. И тут очередной налет. Снова засвистели пули и осколки. И вдруг слышу: мой сосед, которому я место уступил, как вскрикнет, выгнулся неестественно и затих. Готов. Наповал. Судьба...».

Автор: Олег Горюнов

ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика