Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Вернувшийся из Сирии пилот: когда стреляют пулеметы, вспышки похожи на сварку

09:31 07.04.2016
Летчик ВКС РФ рассказал «Звезде» о боевой работе во время командировки.
Вернувшийся из Сирии пилот: когда стреляют пулеметы, вспышки похожи на сварку
© Фото: Минобороны России

После короткого отдыха офицеры вернулись на службу в местах постоянной дислокации. Корреспонденты «Звезды» встретились с одним из них.

На следующий день после того, как вернулись, нам разрешили отоспаться, рассказывает «Звезде» Константин Александров (по соображениям безопасности мы не можем назвать его настоящее имя). Спал долго. До трех часов дня. И то меня разбудила родня, мол, вставай, соскучились же. Мама и вовсе говорит, что больше никуда меня не отпустит. Я тогда обнимаю ее и отвечаю: «А кто тебя будет спрашивать?». Помню, еще когда учился в летке на четвертом курсе, приехал домой на Новый год, а обратно меня провожали всей семьей на поезд. Мама стоит на перроне и вздыхает: «Сыночек, какой ты у меня уже большой, сам на поездах ездишь!». Я поворачиваюсь и говорю: «А ничего, что я уже и на самолете сам летаю?». Для родителей мы всегда дети.

Картинка

Для многих офицеров командировка в Сирию была первой боевой. Боролись с террористами ИГИЛ (запрещенная в России организация) и те летчики, что уже прошли не одну войну: две Чечни, Таджикистан, Грузия. Маститые пилоты признаются, что именно сирийская операция была одной из самых тяжелых.

Вся операция заняла 180 дней. Из них  120 дней я провел там, вспоминает Константин. Полетел в сентябре и был в Сирии два месяца. В ноябре вернулся домой, и в первый же день мне уже сказали число, когда я полечу во второй раз.

Картинка

Что Вас больше всего там удивило?

Когда мы только приехали в Сирию, первое, что очень поразило как там живут люди. Такой нищеты я еще не видел. Уровень жизни низкий, зарплаты по 40 долларов, ходят в лохмотьях, голодные. Людям просто нечего надеть. Очень жалко ребятню было. У каждого ведь из нас есть дети, племянники, и каждому ребенку хочется дать лучшее. А там родители просто не могут этого сделать. У нас было огромное желание им помогать.

А сирийцы вам чем-нибудь помогали?

Сами мы довольно часто общались с местными жителями. Они первое время нам очень помогли в развертывании базы. Мы с ними общались на английском, правда, не всегда понимали друг друга, тогда приходилось объясняться на пальцах. Знаете, когда кто-то из мужчин проходил мимо, кивал нам так здоровался и правую руку клал на сердце. Мы сначала не понимали, что это значит, а когда узнали, делали то же самое в ответ. Это знак благодарности за наше отношение к ним и их к нам. Детей угощали фруктами. Они на них набрасывались, как на кусок мяса. Настолько голодные были. А еще из столовой приносили им еду, сок. Многие из нас побывали в Сирии по два раза. Поэтому когда летели туда снова, запаслись дома конфетами, сладостями и раздавали ребятне, когда ее видели.

Нас тоже часто угощали. Пару раз за командировку звали в гости местные спецслужбы мухабарат. Накрывали нам стол, устраивали встречи, на которые звали и сирийских летчиков. Нам было очень интересно с ними. Мы ведь часто пересекались в воздухе, когда выполняли задание. И в небе друг другу крыльями махали. А уже когда встречались на земле, узнавали друг у друга, кто где работает.

Картинка

Тяжелый был график?

Бывало, в  23:00 командование говорит, что задач больше не будет, мол, можете идти на отдых. А в 03:00 поднимают по тревоге дают координаты, и надо работать. Когда бомбили террористов, сверху видно было огоньки, как от сварки. Это боевики из пулеметов стреляли. Как-то насчитал семь их позиций. Вернулись на базу, сообщили об этом. Тогда выдали новую цель, и мы полетели их уничтожать. Знаете, в первую командировку базы боевиков были очень близко в 3040 километрах от аэродрома. А потом уже у нас была работа в тех районах, которые находятся очень далеко: Пальмира, Алеппо так отбросили террористов. Работали вместе с Сухопутными войсками Сирии. Поэтому нам надо было быть очень осторожными, малейшая отводка и могли попасть по ним. Очень тяжело было. Самолет ведь не танк, его не остановишь в воздухе, не повесишь.

Бывало, накрывать нужно было боевиков в центре города. Получали ориентировку, что их базу надо разбомбить. Так мы сначала выясняли, есть ли там мирные жители. И только когда была стопроцентная уверенность, что никого нет, мы летели и наносили удары. Могу смело заявить, что ни один мирный житель от наших ударов не погиб.

Автор: Ольга Шахова

Другие материалы 81-го номера еженедельника «Звезда» вы можете прочитать, скачав PDF-версию.

ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика