Первой миротворческой - 30 лет: как операция России по восстановлению мира в Южной Осетии стала исторической

Именно в Южной Осетии в 1992 году были заложены традиции российского миротворчества. Тогда высокую оценку ему дали в ОБСЕ, а впоследствии за помощью к России неоднократно обращались и другие страны.
© Видео: ТРК ВС РФ "Звезда" © Фото: ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА»
Читайте нас на:

Рокский тоннель - некогда самый протяженный в Советском Союзе, соединяющий Северную и Южную Осетию. Утром 14 июля 1992 года здесь проходит колонна военной техники. На одном из БТР - Сергей Шойгу, на тот момент глава недавно созданного Госкомитета по ГО и ЧС и председатель комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта. Так начиналась активная фаза первой в истории современной России миротворческой операции, которую до сих пор называют образцом урегулирования вооруженных конфликтов.

«Я, конечно, сегодня с хорошей ностальгией смотрю, сработали быстро и эффективно, и это была первая на территории Советского Союза миротворческая операция. Когда была остановлена война. Когда я периодически там появлялся, те уже новые следующие, следующие поколения миротворцев, которые там стояли, говорили все-таки, как грамотно сделаны документы. Вот не подкопаешься ни с одной стороны», - поделился Сергей Шойгу.

Абхазия и Приднестровье, Косово и Босния и Герцеговина, Чад, Судан и Ангола и уже в наши дни Нагорный Карабах - сегодня вклад российских миротворцев высоко ценят по всему миру. Тогда все было впервые. И если раньше миротворцы, действовавшие в составе ООН, по сути лишь выступали буфером между участниками вооруженного конфликта, то именно Россия первой предложила представителям воюющих сторон - на равных - войти в состав миротворческого контингента. И в конечном итоге погасить конфликт, который полыхал на Кавказе последние два года.

Сергей Шойгу в 1992 году в качестве председателя комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта дал поручение по дальнейшему восстановлению жизнедеятельности города, всех правоохранительных функций, газоснабжения, водоснабжения, телефонной связи и электроэнергии. Он твердо сказал, что люди должны вернуться в город, а главной задачей является помощь беженцам.

«Город Цхинвал был фактически окружен, тысячи беженцев из внутренних районов Грузии - в Северной Осетии, огромное количество раненых, для которых был развернут госпиталь, постоянные, почти круглосуточные обстрелы города. Когда мы приехали, так из запоминающихся таких вещей - вот эти деревья и на них все созревшие плоды, и все понимают, что все эти сады - вот там вокруг - они заминированы и там в общем не до фруктов. Впервые, пожалуй, за всю историю мы столкнулись с полной блокадой Цхинвала. В феврале 1991 года была отключена электроэнергия, подача электричества из Грузии, перекрыты все дороги, прекратилась подача продовольствия», - рассказал министр обороны РФ.

Распоряжение о создании комиссии - официально по изучению положения в Северной и Южной Осетии - было подписано примерно за месяц до ввода трехстороннего миротворческого контингента.

А уже через два дня оценить обстановку на местности на военном вертолете Ми-8 в Цхинвал прилетели и члены российской делегации. Им предстояло не только решить вопросы, связанные с размещением беженцев и эвакуацией раненых, но и убедить обе стороны конфликта сложить оружие.

«Мы мотались каждый день то в Тбилиси к Шеварднадзе, то в Гори встречались с Китовани, очень много было всяких нюансов при этих встречах. Но в конечном итоге нам удалось договориться. По применению вооруженных сил трех сторон для осуществления миротворческой миссии», - вспоминает заместитель председателя Совета Федерации РФ Юрий Воробьев.

Из тринадцати участников, входивших в состав комиссии, одиннадцать - высокопоставленные военные. А Сергей Шойгу в свои 37 лет уже успел стать зампредседателя Госстроя и возглавить Российский корпус спасателей. Однако во главе Грузии стоял опытнейший Эдуард Шеварднадзе - бывший советский министр иностранных дел. Его соратник - Тенгиз Китовани - был назначен министром обороны Грузии.

«Китовани решил взять как бы инициативу в свои руки. Шойгу так чуть-чуть привстал и сказал: "Я представитель великой России, прошу к этому относиться адекватно". Как-то примерно так. Он то есть тем самым осадил Китовани, тот не посмел ему возразить», - сказал сотрудник ГКЧС России в 1992 году Юрий Инюцин.

Переговоры проходили непросто, на стороне Грузии было явное преимущество. И несмотря на то, что Борис Ельцин и Эдуард Шеварднадзе подписали Дагомысское соглашение, возобновились обстрелы. Ночь со второго на третье июля делегации от России пришлось провести в бомбоубежище. Параллельно с этим продолжалось дипломатическое урегулирование.

«Это было на моих глазах. Конечно, там принимало участие и руководство Северной Осетии, грузины принимали участие. Мы сегодня вспоминали роль руководителя грузинской части, миротворческих сил, генерала Пантелеймона Гиоргадзе. Это был очень достойный сын советского народа и грузинского народа. Он грузин по национальности, но он советский генерал», - заявил первый заместитель министра обороны РФ Руслан Цаликов.

Договориться о проведении совместной миротворческой операции сторонам удалось уже к первому июля. Еще несколько дней обсуждали детали.

«Конечно, роль России здесь самая важная. Трехсторонние миротворческие силы представляли собой смешанную контрольную комиссию, которой придавались три батальона. Один - от Российской Федерации, один мотострелковый батальон - от республики Грузия, и один мотострелковый батальон - от республики Северная Осетия», - рассказал заместитель министра обороны РЮО Вадим Сиукаев.

Однако мало было определить численность контингента от каждой из сторон, необходимо было ввести на территорию провозгласившей независимость республики армии сразу двух иностранных государств. Причем таким образом, чтобы ни у одного из них не возникло преимущества.

«Сами детали - они собственно делались вот как раз на той встрече, что город Цхинвал - центр, вокруг него 15 километров зона вся, значит, по границе Южной Осетии и Грузии делается коридор безопасности. Определился этот коридор довольно быстро, мы определяли дальность выстрела гаубицы, 14 километров, давайте 7 сюда, 7 туда, а посередине будут стоять миротворцы», - восстанавливает картину того дня Сергей Шойгу.

Скорость, с которой это было сделано, решительность каждой из сторон, и готовность идти к компромиссам тогда позволили остановить кровопролитие и вернуться домой тысячам беженцев.

«Установить вот такой вот прочный мир в разгорающейся, как костер на сухих ветках, войне - на самом деле это и было освобождение от невзгод, от обстрелов, от бед, от нищеты. Главный итог - это мирная жизнь на долгие годы», - подытожил Руслан Цаликов.

Однако уже тогда было понятно, что это не единственная горячая точка. И уже через месяц с начала миротворческой операции в Южной Осетии вооруженный конфликт вспыхнул в Абхазии.

«Когда вводили миротворческие силы, уже я тогда написал записку президенту Борису Николаевичу Ельцину, что нельзя ни в коем случае передавать танки. Там стояла танковая армия, нельзя передавать танки. Потому что эти танки через 2 недели появятся в Абхазии. Не знаю, дошла эта записка, не дошла эта записка, но факт, что танки были переданы. И они появились через две недели в Абхазии», - признался Шойгу.

В урегулировании и этого конфликта понадобилась помощь российских миротворцев. Но именно в Южной Осетии в 1992 году были заложены традиции российского миротворчества. Тогда высокую оценку ему дали в ОБСЕ, а впоследствии за помощью к России неоднократно обращались и другие страны.

О других деталях уникальной операции в фильме «Первая миротворческая» рассказывают участники тех событий. Смотрите премьеру 14 июля в 18:50 на телеканале «Звезда».

Экспертное мнение и аналитика
Читать далее
читайте ниже следующую новость