Раскрыты подробности последнего уголовного дела «патриарха» воровского мира Черкаса

Новая идеология воров под началом Анатолия Черкасова в 80-е годы прошлого столетия представляла большую угрозу для страны.
© Видео: ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА» © Фото: Русская Семерка
Читайте нас на:

В 80-е годы прошлого столетия в профессиональном воровском мире Советского Союза произошли фундаментальные изменения идеологии - теперь «чалились за колючкой» намного реже и появилась практика общения с правоохранительными органами. Такие изменения, соответствующие духу времени, ввел «патриарх» воровского мира Толя Черкас (Анатолий Черкасов).

«Он попытался изменить идеологию и чуть-чуть, в связи с тем, что времена меняются, он пытался смягчить... "Если выгодно общаться с ментами, нам, ворам, то почему бы с ними не пообщаться..." И на тот момент, в 80-е годы, это был 83-84-й, они (воры. - Прим. ред.) представляли серьезную угрозу для страны. Было принято решение попытаться уничтожить в корне преступный мир», - рассказывает ветеран Московского уголовного розыска (МУР) Иван Бирюков.

Воры настолько плотно внедрились в систему правоохранительных органов и имели повсюду свои связи, что даже взращивали там своих людей.

«Даже одного нашего пацаненка завербовал с детства практически. Отправил его в школу милиции, а потом отправил в МУР. Он впоследствии был арестован... То есть он (Черкасов. - Прим. ред.) смотрел далеко вперед и приспосабливался уже к нашему времени», - отмечает Бирюков.

Ивану Бирюкову было поручено вплотную заняться Черкасом.

«Там было много преступлений - наркотики, кражи, грабежи были... В один прекрасный момент мы работали с Рощиным Валентином Дмитриевичем, царство ему небесное, он умер совсем недавно, был замначальника отдела... Подходит ко мне и говорит: "Слушай, у тебя есть оперативная позиция к Черкасову?" Я говорю: "Ну есть. А что такое?" "Есть возможность зацепить" - "За что?" Ну и рассказывает: там девочки несовершеннолетние, разговаривали. Проститутки иногородние. И рассказывают такие интересные вещи, что порнушку смотрели в бане... В Воронцовских банях, насколько я помню, отдельные номера, несколько раз. И называет конкретные сцены», - вспоминает собеседник.

Сотрудники уголовного розыска изучили фильмы, получили заключение экспертов, что фильмы действительно запрещенные, и подготовили материал «распространение порнографии с несовершеннолетними». 

«Задерживаем. С цветочками привезли, с букетом. К своей любовнице шел... А я контролировал все, потому что знал, что там будут задействованы очень большие деньги, огромные. И проходит информация, что он выйдет на свободу... В суде. Как? Откуда? Где? А очень просто - они нашли подходы в комитете по кинематографии специалиста в области тоже порнографии, и дали посмотреть эту кассету... Тот посмотрел. Хорошо, говорит, я вам дам заключение, что этот фильм не является порнографическим, а содержит элементы эротики», - продолжает Бирюков.

По словам юриста Владислава Подшибякина, что в период СССР, что в настоящее время эта сфера ничем по факту не регулируется, все отсылки делаются к экспертным заключениям.

«Эксперт в своем заключении уже расписывает и делает отсылки к каким-то научным трудам. Возможно, к ранее принятым решениям Верховного суда, его обзорам», - объясняет Подшибякин.

Правоохранители в итоге нашли того, кто должен делать заключение, уточняет Бирюков.

«Короче говоря, мы сдернули с кареты, как говорят. С машинки это письмо. И получил (Черкасов. - Прим. ред.) свой срок три года, потом он вышел быстро и скончался», - подытоживает он.

С 1918 года 5 октября в России ежегодно отмечается День работников уголовного розыска. Память о сотнях успешных раскрытых уголовных преступлений хранят стены музея на Петровке, 38. Подвиги его сотрудников легли в основу сюжетов советских художественных фильмов. Кто-то, как полковник милиции Вячеслав Кривенко, стал прототипом для целого киногероя - майора Костенко в фильме «Петровка, 38» в исполнении Василия Ланового.

Консультировались с МУРом и братья Вайнеры, когда писали знаменитый роман «Эра милосердия», легший в основу фильма «Место встречи изменить нельзя». Глеб Жеглов и Владимир Шарапов - собирательные образы работников МУРа. Они застыли у главного входа Петровки, 38. Готовы поприветствовать друг друга и сразу же приступить к работе. 

Экспертное мнение и аналитика
Читать далее
читайте ниже следующую новость