Арктический конвой: как прошла важная операция Союзников 80 лет назад

Ровно 80 лет назад, 31 августа 1941 года, в Архангельск прибыл первый союзный конвой, доставивший в СССР необходимые в начале войны военные грузы. Операция получила кодовое название «Дервиш» и вошла в историю как «дружеское рукопожатие между Великобританией и Россией».
© Видео: ТРК ВС РФ «Звезда» © Фото: ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА»
Читайте нас на:

В августе 1918 года британская эскадра из 17 боевых кораблей подошла к Архангельску. Так началась западная интервенция на территорию Советского Союза. Спустя почти четверть века английские корабли вновь появились возле столицы Русского Севера. Только на этот раз им были рады.

Это был первый арктический конвой союзников. О том, что Лондон поддержит Советский Союз в борьбе с фашизмом, Черчилль объявил 22 июня, всего через несколько часов после вторжения гитлеровцев. К середине июля уже был согласован план совместных действий и намечены маршруты, по которым в СССР будут доставлять военную помощь.

Северный путь оказался самым быстрым. Чтобы запутать немецкую разведку, первый конвой назвали в честь членов мусульманского монашеского ордена - Дервиш. Гитлеру, поглощенному планом блицкрига, и дела не было до каких-то там караванов Севера. Но уже ближе к зиме 41-го безопасный маршрут станет дорогой смерти.

Ветеран Сергей Николаевич Табанин служил тогда гидроакустиком на советской подлодке из отряда сопровождения союзных конвоев. Свои 18 лет он встретил на глубине, и, как он сам добавляет, верхом на электрогрелке, ведь в субмарине было очень холодно. В поход уходили на две-три недели, причем без гарантии возвращения. Пытаясь прервать сообщение между СССР и Западом, Гитлер направил в тот район основные силы своего флота во главе с линкором «Тирпиц».

«Ну мы знали, что погибли товарищи, с похода не вернулись. Но страшно было когда мы проваливались на дно моря и когда бомбы на головы сыпались. Когда в Полярном считали, что погнуто, что лопнуло, что вышло из строя, оказалось 60 неисправностей...и все равно вспыли», рассказал ветеран.

ХРОНИКА


Весь путь конвоя был поделён на сектора - зоны ответственности советских моряков и союзников. Британец Эрнест Баден Холл на эсминце «Зодиак» отпугивал немецкие подлодки. На его глазах потопили фрегат, но отряд продолжил путь, ещё он помнит про бесконечный холод на борту и тепло, с которым его и других моряков встречали на берегу.

«Путь занимал около 10 дней - в зависимости от погоды. А погода была жуткая, особенно зимой. Постоянно темно. Корабли ходили вот так. Ужасно. Но мы были рады, что можем чем-то помочь. И русские нас так благодарили. И после войны тоже. Меня приглашали в Санкт-Петербург, там прекрасно», — поделился Холл.

Тогда же британцы и американцы смогли убедиться не только в самоотверженности и решимости русских, но и в силе их оружия. Во время захода в порты они буквально засматривались на советские субмарины, рассказывает ветеран ВОВ Сергей Табанин.

«Любовались нашими подводными лодками, восхищались нашим вооружением. Потому что на наших были на палубах и в рубке по две пушки. Крупнокалиберные. А у них маленькие. Вооружения были скромнее, чем наши», — отметил Сергей Николаевич.

Советский Союз, принявший на себя главную тяжесть войны, остро нуждался в помощи союзников. Везли то, что сразу направлялось на передовую - танки, грузовики и самолёты. Но понимая что стоит на кону, западные правительства старались доставить все из того списка , которое запрашивало руководство СССР.

Научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков рассказал, что основные поставки были в 41-43 годах, но даже в начале войны СССР получали военные материалы.

«Основная их масса пришла в 41,42,43 год, когда положение у нас было критическое в Советском союзе, Красная армия отступала. Да, первые месяцы доставлялось небольшое количество грузов, но и тогда это было очень и очень важно. Любой танк, любой самолет, любые военные материалы - они были на вес золота. Но у этого ленд-лиза и северных маршрутов было и другое измерение - мы понимали, что мы не одиноки», — подчеркнул Мягков.

Также рассказал о конвоях и Александр Белов, историк и научный сотрудник Северного морского музея.

«Конвоями везли самые разные грузы, в принципе, все, что вы можете себе представить. Да, конечно, военная техника занимала главенствующую роль. То есть это танки, это самолёты, это вооружение. Но вещи более бытового характера, вещи такие как одежда, обувь, форма, например советская, пошитая в Соединённых Штатах Америки , продовольствие, тушенка, например, та же самая», — отметил историк.

Достаточно сказать, что доставленные конвоем 1500 тонн армейских ботинок могли полностью обуть целую дивизию. А ведь помимо потока стратегически важных товаров существовал еще и так называемый неформальный «ленд-лиз» — когда простые жители Британии и Америки вместе с конвоями посылали подарки своим, как они писали, «русским братьям». Об этом рассказал историк Игорь Гостев.

«Практически в каждом танке , в каждом автомобиле, которые в сборе, было огромное количество подарков от американских рабочих нашим советским людям. Начиная от элементарных сигарет, от тёплой одежды и обязательная бутылка виски. Если калибр пушки позволял, то когда советский человек открывал затвор, то оттуда вываливались либо бутылка виски, либо несколько банок местных консервов», — подчеркнул Гостев.

Именно благодаря северным конвоям уже в 41 году произошло первое неформальное знакомство советских и иностранных военных. Пока разгружали конвои, у сопровождавших их моряков была возможность выйти на берег, увидеть, в каких тяжелейших условиях существует охваченной войной страна, и развеять созданные на западе жуткие мифы о советских людях. Вместо мифов - лекции, концерты живой музыки и даже танцевальные вечеринки.

Здание того самого интерклуба в Северодвинске существует до сих пор. Именно здесь вечерами, уже начиная с 1941 года, с начала прибытия первых арктических конвоев, собирались американские и британские моряки. В Музее Северодвинска даже сохранилось написанное от руки приглашение на встречу в интерклубе в честь годовщины Дня независимости США, которое американские моряки отправили своим советским товарищам. Именно здесь британский радиотелеграфист Эрик Гэммел встретил свою любовь. Этим поделилась его внучка Ирина Ломтева.

«Моя бабушка познакомилась с дедушкой именно в интерклубе. Ее поразил характер такой добрый, воспитанность, галантность. Подарочки, конечно, милый дарил .Тогда в Архангельске был голод, очень серьёзный был голод. Одна пайка хлеба на один день», — рассказала Ирина.

Научный сотрудник краеведческого музея Северодвинска Елена Суслаева рассказывает об отношениях советских и британских военнослужащих практически от первого лица.

«Мы, говорит, такие начищенные идём, у нас там брюки, все такие приглаженные идём по этим мосточкам - а мосточки были почему-то очень узенькие - и навстречу нам парни идут на смену. Злые, полуголодные. Мы только подумали - как мы на мосточках-то разойдёмся, а вот получили по морде и оказались в болоте. Причём он рассказывал это без злобы. Мы, говорит, понимали, что они голодные , они работать идут, а мы нарядились развлекаться», — отметила Суслаева.

Но все «недопонимания» происходили только на берегу — в море никаких разногласий не было. Все казалось неважным перед главной угрозой. Союзническая история знает немало героических страниц. Одна из таких страниц - подвиг лесовоза «старый большевик». Он шёл в конвое pq16, был атакован фашистами и загорелся. Английское командование тут же предложило нашему экипажу перейти на их суда. Но советские моряки отказались покинуть горящий лесовоз. Восемь часов его тушили и одновременно отбивали атаки с воздуха. И ведь итоге отбили. Весь груз был спасён и доставлен для нужд фронта.

Все полярные конвои, которые на западе сразу стали называть русскими, сами ветераны вспоминают сейчас как пример не только сотрудничества в рамках ленд-лиза, но и дружбы - дружбы людей с разными системами, разной идеологией, но - одной историей и общей целью. Теплыми воспоминаниями поделился ветеран Эрнест Баден Холл.

«Тут в Британии и в США очень многие настроены враждебно к России. Когда я сказал соседям, что у меня будут русские гости, они ответили: „зачем? Что им тут надо“. А я ответил, что русские - мои друзья. Это так. Я никогда не забуду русских. И они нас не забывают! Когда я приезжаю погостить в Россию, нас всегда встречают с водкой. И икрой! Я люблю черную, не красную. Черная - вот это вещь», — вспоминает Эрнест.

Такие же эмоции и у ветерана ВОВ, участника Северных конвоев Тараса Гончаренко.

«Как хорошо мы дружили, и как плохо, что сейчас происходит. И кому это надо? Нам это не надо. Мы хотим нормально жить. Ведь даже во время войны у нас были нормальные отношения, кроме как к фашизму», — рассказал ветеран.

Операция вошла в историю как «первое после 1918 года дружеское рукопожатие между Великобританией и Россией». Продлилось это рукопожатие, правда, не так долго как хотелось бы. Но тогда, летом 41-ого, Уинстон Черчилль в письме к Иосифу Сталину лично обещал, что Британия сделает все, чтобы помочь Советскому Союзу.

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика
Читать далее
читайте ниже следующую новость