Громкие заявления, нападения и угрозы: к чему могут привести события во Франции

07:50 02.11.2020
Во Франции объявлен высший уровень террористической опасности.
© Видео: ТРК "Звезда" © Фото: ТРК "Звезда"
Читайте нас на:

На минувшей неделе Франция была шокирована произошедшим в Ницце. В четверг молодой мужчина с ножом ворвался в главный городской собор Нотр-Дам, где обезглавил пожилую женщину и убил еще двоих человек.

В это же время в Авиньоне вооруженный ножом мужчина попытался напасть на полицейских. Атаке подверглись посольства Франции на Кипре и в Саудовской Аравии. В пятницу в пригороде Парижа была новая попытка нападения, в субботу в Лионе ранения были нанесены православному священнику. Поэтому в воскресенье, - в день традиционного посещения церкви, - в связи с максимальным уровнем угрозы большинство храмов во Франции закрыты.

К собору Нотр-Дам-де-Нис в Ницце люди несут венки и цветы. Зажигают свечи. Здесь помнят о теракте 14 июля 2016 года, когда преступник на грузовике протаранил людей, собравшихся на набережной. Тогда погибли 86 человек. И опять на мостовой одного из самых красивых городов республики снова кровь.

«Я был на работе, хотел пойти в направлении Собора и увидел обезглавленную женщину. Я был так шокирован. Я вызвал полицию, сказал им, что здесь обезглавленная женщина, чтобы никто не шел в собор. Уже через несколько минут первые кордоны полиции приехали», - рассказал официант Давид.

Приехавшие через несколько минут полицейские наткнулись на убийцу в узком церковном коридоре. Сейчас уроженец Туниса, Ибрагим аль-Иуисауи, в больнице. У него в сумке нашли коран и несколько ножей.

Вместе с жителями Ниццы скорбит вся страна. В день закрытия Каннского фестиваля организаторы заменили традиционную красную ковровую дорожку на черную - в знак траура. По всей стране разносится колокольный звон, в память о погибших.

В это же время были попытки новых террористических атак в Авиньоне и Лионе. Среди жертв только нападавшие. В Саудовской Аравии неизвестный мужчина ранил охранника французского консульства. В пригороде Парижа полицейские обезвредили вооруженного мужчину. В Лионе неизвестный дважды выстрелил в православного священника. Пострадавший в больнице. Волна нападений не утихает.

Около 50 выходцев из Турции вломились в католическую церковь в Вене, разгромили купель и исповедальню. Полицейские приехали на место слишком поздно, вандалы успели скрыться.
Диппредставительства Франции берут под усиленную охрану по всему миру, - возле посольств и консульств митингуют недовольные. Протесты проходят даже в Москве.

«Нас атаковали снова за наши ценности, за нашу любовь к свободе, за эту возможность на нашей земле свободно верить и не поддаваться никакому духу террора. И я еще раз ясно хочу сказать сегодня: мы не сдадимся», - заявил президент Эммануэль Макрон.

Во Франции объявлен высший уровень террористической опасности, армия охраняет школы и религиозные объекты. Число военных, участвующих в операции, уже увеличено с 3 до 7 тысяч. Мэр Ниццы призывает ввести особое положение в стране. Он называет то, что сейчас происходит во Франции, борьбой с фашизмом - исламофашизмом.


«Пришло время Франции освободиться от соблюдения законов мирного времени, чтобы окончательно искоренить исламофашизм на нашей территории», - сказал Кристиан Эстрози.

Началось все в пригороде Парижа почти две недели назад. Тогда был зверски убит школьный учитель Самюэль Пати, который на уроке, посвященном свободе слова, показал своим ученикам карикатуры на пророка Мухаммеда из журнала Charlie Hebdo. Через несколько дней 18-летний исламский радикал отрезал ему голову.

На похороны учителя пришли тысячи человек. Президент Франции посмертно наградил Пати орденом Почетного Легиона и произнес на его похоронах речь, очень похожую на обращение к нации перед началом войны.

«Сэмюэл Пати стал лицом Республики, олицетворением нашего желания уничтожить террористов, уменьшить влияние исламистов, и начать жить как свободные граждане своей страны. Он стал воплощением нашей решимости понимать, учиться и быть свободными. И мы продолжим этот путь, господин учитель. Мы будем защищать свободу, которой вы так хорошо учили, и мы будем защищать светскость. Мы не откажемся от карикатур, рисунков, даже если некоторые отступят», - сказал Эммануэль Макрон.

То, что президент хочет защитить и сохранить, – это в том числе и сатирический журнал Charlie Hebdo. Кроме карикатур на пророка Мухаммеда, он известен серией изображений, посвященной катастрофе российского пассажирского самолета на синайском полуострове. И еще карикатур на людей, ценности, святыни. Допустимо ли такое – вопрос, над которым спорят сами французы.

«Можем ли мы делать карикатуры, будь то пророк или любой другой человек? Я думаю, что это фундаментальное право, которое существует во Франции и которое необходимо сохранить. это свобода слова, которая фундаментальна. И нужно это сохранить», - считает доктор наук в области управления и менеджмента, профессор в университете Парижа Жерар Казаба.

По словам политолога Эммануэля Леруа, то, что происходит сейчас во Франции – откровенная провокация.

«Газета Charlie Hebdo, уже много лет управляется людьми, которые находятся под полным влиянием нео-консервативных кругов Америки. И важно понимать, что роль этой газеты - усилить напряжение между французами и мусульманами, живущими во Франции», - сказал Эммануэль Леруа.

Свобода говорить абсолютно все, что думаешь, считается Эммануэлем Макроном одним из принципов, на которых стоит Франция. Если вас это оскорбляет – это ваши проблемы. И те самые карикатуры, из-за которых отрезали голову учителю Самюэлю Пати, теперь проецируются на стены зданий в Монпелье и Тулузе. Правительство официально разрешило учителям демонстрировать эти изображения на уроках. Наступает, пожалуй, один из самых острых моментов противостояния между мусульманами-иммигрантами, которые хотят жить в пятой республике по своим традициям, и светским государством, отстаивающим европейские ценности.

«Это конфликт между радикальной либертаристской Европой, в которой уже очень мало осталось от христианской Европы и конечно, я не могу сказать, между всем исламом но радикальными фундаменталистами. Все это нанизывается на геополитическое противостояние», - сказала Наталия Нарочницкая.

В этой борьбе Эммануэль Макрон первым начал решительное наступление. Еще до убийства учителя Самюэля Пати французский президент объявил о разработке плана по борьбе с исламским сепаратизмом. Этот документ включает в себя более строгий надзор за религиозным образованием, ужесточение контроля над мечетями и прекращение выдачи виз имамам из-за рубежа. Кроме того, - обязательное посещение школы для детей в возрасте от трех лет. То есть до того, как мусульмане-родители сами начнут обучать своего ребенка. Создание новой версии ислама – об этом французский президент говорит прямо.

«Речь идет о том, чтобы попытаться всем вместе создать такой порядок, который позволит построить просвещенный ислам в нашей стране. Ислам, который бы жил в мире с республикой, уважал бы принцип отделения церкви от государства и успокоил бы разгоряченные умы», - заявил Эммануэль Макрон.

Таких, по мнению президента, около 6 миллионов - все мусульманское население страны. И эти люди, как считает Макрон, могут быть пятой колонной, управляемой из-за рубежа. Поэтому все, кто исповедует ислам во Франции, должны принять и разделить правила, по которым живет Европа. Даже если это пойдет вразрез с их религиозными ценностями.

МИД Франции предупреждает своих граждан, кто сейчас находится в Турции, Бангладеш, Индонезии, Ираке, Мавритании, быть предельно осторожными, избегать людных мест и массовых акций. Враждебность к французам в этих странах сейчас весьма высока.  Антифранцузские демонстрации проходят в Пакистане, Тунисе и Сомали. Многотысячные толпы протестующих топчут ногами фотографии Макрона, жгут манекены с его изображением и французские флаги.

«Неуважение к пророку - это не искусство, это аморально, это побуждение к насилию. Спровоцировать эмоции миллионов и миллиардов людей во всем мире, и мусульман и немусульман, - это не искусство», - заявил президент Ирана Хасан Рухани.

Премьер-министр Пакистана Имран Хан даже обратился ко всем мусульманским странам с призывом бороться против исламофобии, которая, по его мнению, нарастает на Западе.

Эммануэль Макрон за пару недель смог сделать то, чего столетиями не могли достичь дипломаты: начав закручивать гайки у себя в стране, он объединил мусульманский мир. Правда, пока только против себя. Но самого непримиримого противника президент пятой республики нашел в Турции.

«Макрону надо проверить, здоров ли он психически. Что еще можно сказать о главе государства, который не понимает, что такое свобода вероисповедания, и ведет себя подобным образом по отношению к миллионам людей, живущих у него в стране, но принадлежащих другой вере?», - заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

А ведь это было еще до того, как Эрдогану показали очередную обложку французского журнала карикатур Charlie Hebdo. После такого турецкий президент подал в суд на редакцию и окончательно перешел от слов к делу: призвал к бойкоту французских товаров.

И если турки могут отказаться от продуктов или косметики, то сложно не обратить внимания на тот факт, что больше половины легковых автомобилей в Турции – французские. И заменить их на что-то другое вряд ли получится: их в стране сейчас никто не купит. Проблемы и с двумя первыми строчками импорта из Франции – самолеты и металлургическая продукция – долгосрочные контракты расторгнуть не так просто. Впрочем, решение Эрдогана поддержали правительства Иордании, Катара и Кувейта.

Но Эммануэлю Макрону есть на кого опереться. На защиту Франции встали соседи. Еврокомиссия в специальном обращении напомнила Анкаре, что бойкот товаров противоречит обязательствам Турции перед ЕС. О поддержке Макрона заявили премьер-министры Нидерландов Марк Рютте и Италии Джузеппе Конте, министр иностранных дел Германии Хайко Маас.

«Обоим лидерам присущи амбиции. И действительно, многие эксперты говорят о том, что Эрдоган возомнил себя таким создателем новой османской империи. Что касается Макрона, то мы тоже периодически замечали в нем некие такие амбиции. Он молодой амбициозный красивый, как бы ему примерить такую тогу концептуального лидера», - пояснила Наталия Нарочницкая.

Очевидно, что ни Макрон, ни Эрдоган не уступят. Слишком многое поставлено на карту. И не похоже, что стороны остановятся только на бойкоте товаров. Что может произойти дальше? Еще никто не говорил слова «война». Но везде, где на одной территории сталкиваются разные религии, разные мировоззрения – договориться так, чтобы это устраивало обе стороны, практически невозможно.

В этой ситуации намного умереннее политиков оказались жители Франции, разных национальностей и религий.

«Да, я за свободу слова. Но я считаю, что надо останавливаться тогда, когда это затрагивает свободу других. В данном случае я это считаю посягательством на нашу свободу», - сказала жительница Парижа Фатима.

По словам жителя Парижа Оливье, свобода слова должна быть. Но она не должна систематически провоцировать людей, что не оправдывает убийства.

Остановить поток ненависти все сложнее. Президент консервативного «Национального объединения» Франции, за которым стоят десятки тысяч человек, Марин Ле Пен призывает к введению военного положения, роспуску организаций, которыми руководят мусульмане, и к конфискации их имущества. Это новый виток эскалации. Новые провокации, и новые террористические акты, на которые государство будет отвечать еще жестче. Ведь именно сейчас мы наблюдаем глобальное противостояние исламского менталитета и европейских ценностей. Что это, как не основа для будущего полномасштабного конфликта, фндамент которого заложили 5 лет назад. Тогда канцлер Ангела Меркель произнесла знаменитую фразу «Мы справимся», открывая границы Европы для иммигрантов.

Не справились. Миллионы людей с чуждой культурой не растворились среди европейцев, а напротив начали отстаивать свои ценности и идеалы. В том числе и с ножами в руках. Ангела Меркель, кстати, до сих пор молчит. Ни слова про террористические атаки. Никакого отклика о конфликте Эммануэля Макрона и Реджепа Тайипа Эрдогана.


«В Германии очень большая турецкая община. Немецкие турки больше поддерживают политику Эрдогана, чем политику страны, в которой живут. Мы, считаем, что это не правильно. И Германии следовало бы этому каким-то образом противостоять», - пояснил депутат Бундестага Робби Шлунд.

Количество мусульман, мигрантов в Германии, едва ли не превышает их число во Франции, - но подсчитать можно только примерно, - далеко не все зарегистрированы. То же самое – и в других странах Европы. Что произойдет, если и они выйдут на улицы?

«Онии никогда не войдут в ту систему ценностей, которая со времен французской революции которая уже приобрела очень четкий жесткий характер критики религии. То, что было хорошо 5 лет назад или может быть чуть больше, для Европы, сейчас обернулось очень серьезным сигналом для европейского сообщества. Это как раз говори о том, что политика мультикультурализма в Европе провалилась полностью», - сказал сенатор Игорь Морозов.

Недоверие, взаимные обвинения и угрозы. Какой будет Европа в ближайшем будущем.

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика
Читать далее
читайте ниже следующую новость