Телеканал «Звезда» на facebook
18+

На руинах войны: как живет и восстанавливается древнейший город Дамаск

05:59 19.10.2020
Еще недавно жители Дамаска жили, как в аду: несмолкающая артиллерийская канонада, почти ежедневные теракты и летающие над головами снаряды.
© Видео: ТРК "Звезда" © Фото: ТРК "Звезда"
Читайте нас на:

Пять лет назад столица Сирии Дамаск был в шаге от падения. Город находился в плотной осаде, регулярно обстреливался. Сил сирийской армии, чтобы справиться с боевиками, заполонивших к тому моменту страну, отчаянно не хватало. Тогда уже никто не понимал: где оппозиция, где террористы, где просто мародеры. Все были против всех. И если бы тогда, пять лет назад, Дамаск пал, то от одного из древнейших городов мира не осталось бы камня на камне.

Первое, что бросается в глаза по дороге из аэропорта в сирийскую столицу, – это бесконечная череда машин, груженных тюками, мешками, стройматериалами. По обочинам стоят свежие ряды из молодых финиковых пальм. Дамаск изо всех сил зализывает раны войны. Древняя столица, привыкшая встречать туристов со всего мира, сегодня в первую очередь ждет своих. Беженцев, которые покинули город во время войны.

Центр Дамаска встречает плотным движением и гулом автомобилей - обычная столичная суета. Блокпостов в городе все меньше, зато пробок – все больше. Как будто не было страшных шести лет обстрелов, и осады города боевиками всех мастей и красок.

Еще недавно жители Дамаска жили, как в аду: несмолкающая артиллерийская канонада, почти ежедневные теракты и летающие над головами снаряды. От «шального» огня не был застрахован ни один район Дамаска. Мирные жители гибли практически ежедневно.

«Если бы вы приехали в Дамаск до 2018 года, то мы бы сидели в этом месте, а вокруг время от времени падали бы мины. Тогда каждый мог умереть: любой человек, который шел пешком, ехал на автобусе или машине, направляясь на работу. В любом месте его могла настичь мина и принести страдания или смерть. Лично я ходил на работу каждый день, в том числе во время минометных обстрелов. Тогда не было иного выбора. Человек не мог спрятаться, поскольку это означало бы, что террористы добились своего. Главное, чтобы жизнь продолжалась», - рассказал президент Сирии Башар Асад.

Дамаск расположен на юго-восточном подножии горы Касиюн. До войны это было «пунктом номер один» в дорожной карте туриста. Здесь, на стратегической высоте, и сегодня отличная смотровая площадка. Отсюда, как на ладони, - и Президентский дворец и бывшая линия соприкосновения сирийской армии и боевиков. Она совсем рядом, в ближайшем пригороде Дамаска - Джобаре. Когда-то это был новый район с недорогими квартирами, которые покупали в основном молодые семьи – бюджетно и до большого города рукой подать. Но война распорядилась иначе. Сегодня 90% Джобара разрушено. Здесь велись самые ожесточенные бои. Отсюда снаряды летели прямо в центр столицы.

Выбить боевиков из пригорода Дамаска была задача не из легких. Во время массированных атак они уходили в подземные тоннели, прорытые под каждым районом и, по слухам, уходящими под самый центр сирийской столицы. Бои за Джобар шли на протяжении 5 лет. Сейчас здесь руины, но еще два года назад здесь была фактически опорная база боевиков. Схроны, катакомбы - под сегодняшними развалинами был настоящий подземный город. Километры и километры тоннелей.


Было здесь и так называемое джобарское метро - так военные прозвали разветвленную сеть подземных ходов, с позиции которых велась война. Сейчас еще где-то идет разминирование, но в целом все пригороды Дамаска объявлены свободными от террористов. И это главное.

«В боях за освобождение Джобара террористы оказывали особенно ожесточенное сопротивление сирийской армии. При помощи наших российских друзей его получилось освободить. Российские военные и помогали нам в разминировании. Работа продолжается до сих пор. Тут все еще опасно. Здесь была развитая система тоннелей, по которым боевики перемещали боеприпасы. Осталось обилие схронов боеприпасов. Власти приняли решение не восстанавливать район, а отстроить его заново», - рассказал житель Дамаска Зяад Аюби.

Из Джобара регулярно доставалось и российской дипмиссии, которая оказалась в нескольких километрах от позиций боевиков. Российские дипломаты жили практически на передовой. «Прифронтовое посольство» - так окрестили здание нашего диппредставительства. Сегодня это одно из самых охраняемых зданий в Дамаске.

Тогда, в 2015 году для боевиков демонстративно ударить по русским было, как забить гол престижа. Особенно после начала нашей операции в Сирии. Но если в Хмеймиме или Тартусе – эта была недостижимая цель, то в Дамаске наша дипмиссия была, как на ладони, на расстоянии выстрела. И стреляли прицельно. Эльбрус Кутрашев приехал советником в российское посольство летом 2015 года, в самое горячее время.

«Я утром и вечером работаю, чтобы не сойти с ума, надо заниматься физкультурой. Вот я вместо обеда иду на пробежку. У меня была норма 10 километров. Я пробежал 8 с чем-то. Тогда только начинал бегать, мне тяжело давалось. Начинается минометный обстрел. Как я могу к этим людям относится? Мало того, что они мне по работе проблемы создают, сейчас здоровье поправляю», - рассказал советник-посланник посольства РФ в Сирии 2015 - 2018 годах Эльбрус Кутрашев.

Это сегодня он с юмором вспоминает события пятилетней давности, а тогда лишь по счастливой случайности никто из сотрудников дипмиссии не погиб. Все были проинструктированы, что делать, куда бежать. Были оборудованы бомбоубежища, всем выданы противогазы и бронежилеты. Создан запас продуктов питания, воды, медикаментов.

«В тот период ситуация на фронтах стала крайне плохой. По пессимистическим прогнозам, Дамаск должен был в ближайшие месяцы пасть. Поэтому вне всяких сомнений, если бы не начатая нами операция контртеррористическая в Сирии, то может даже в 2015 году все бы кончилось очень плохо. Все прекрасно понимали, что, если боевики прорвутся в посольство, то все. Посольство – это не военная крепость, не Брестская крепость и месяц держаться не сможет», - вспоминает Кутрашев.

Но и к этому, оказывается, можно привыкнуть и даже определить закономерность обстрелов. Боевики били по посольству обычно с 14.00 до 16.00. Объясняется все просто: в это время у сирийской армии был перерыв на обед. Все изменилось с началом российской операции.

«Наша авиация беспрецедентным количеством вылетов и точностью ударов привела боевиков в состояние какого-то, без преувеличения могу сказать, панического ужаса. Я как-то беседовал с одним из сирийских наших друзей, он рассказывал о впечатлениях, которые были у боевиков. Ваши, говорит, русские бьют без всякого предупреждения, без всякого ожидания, с большой высоты, с большой точностью. Вот собрались боевики на совещание, - бац и нет уже никого. Они в принципе были не готовы к такому темпу войны, и к такому качеству, что первые месяцы у них фронт посыпался везде», - рассказал советник-посланник посольства РФ в Сирии 2015 - 2018 годах Эльбрус Кутрашев.

Коренной перелом в освобождении Дамаска случился в 2018 году, когда сирийские правительственные войска при поддержке ВКС России смогли освободить пригороды Дамаска от бандитов. Перед операцией из города вывели стариков, женщин и детей. И тогда мир узнал о том, что творилось в захваченных боевиками районах.

«Мой брат умер от голода, боевики отказали довезти до гражданских жителей еду и воду. Когда армия пришла, они нашли целые склады, много риса и меда, но боевики никому не давали. Хочется плакать, когда я смотрю. Недавно была там, и это серьезные разрушения. Просто хочется плакать», - рассказала местная жительница.

Бойкая торговля, кафе и рестораны, громкая музыка, женщины в европейской одежде, - все это буквально в сотне метров от руин района Джобар. Это вообще главное впечатление от сегодняшнего Дамаска: разрушенные до основания кварталы и тут же по-соседству – спокойная мирная жизнь и безудержная восточная роскошь.

Поражает оптимизм и жизнерадостность сирийцев. Наверное, это последствие войны: так отчаянно радоваться каждому дню. Но здесь в Сирии это чувствуется особенно. Тут вообще все рядом. Как и на Святой Земле перемешаны религии, конфессии, рядом стоят мечети и христианские церкви.

Одно из самых священных мест старого Дамаска – мечеть Омейядов. Зайти сюда может любой желающий. Тем более что здесь хранится святыня, одинаково почитаемая как христианами, так и мусульманами – часть нетленной головы Иоанна Крестителя.

От шумного города мечеть отделена мощными стенами. Особую ценность представляют собой минареты, которые сохранились практически в первозданном виде. Легенда гласит, что по одной из них (юго-восточной) накануне Страшного суда с небес на землю сойдет Иисус Христос. В Сирии люди никогда не делили себя по национальности, общинам или конфессиям. И сейчас все тоже на одной стороне, против терроризма и радикализма

«В Сирии люди не делили себя по национальностям, конфессиям и общинам. Война сделала нашу многоконфессиональную страну намного крепче. Мы живем на одной стороне — против терроризма и радикализма. Сирия изначально была создана Богом для разных народов. И никто сегодня не имеет право говорить, что терпит кого-то на своей земле», - сказал житель Дамаска Мурад Аль-Набульси.

В феврале 2016 года в Сирии был создан Центр по примирению враждующих сторон. Его отделения появились во многих городах, в том числе и в Дамаске. Благодаря работе Центра, сотни боевиков заявили о готовности сложить оружие и прекратить войну. Работу Центра и нового командного пункта российской группировки оценил и Владимир Путин. Здесь, в январе этого года прошли двусторонние российско-сирийские переговоры, когда Путин с внезапным визитом прилетел в Дамаск.

А вот святая святых нашего командного пункта - зал оперативных совещаний. Съемочные группы тут впервые. Сюда, в режиме реального времени, стекается вся информация о происходящем в республике. Вот на наших глазах проходит ежедневный доклад командующему об оперативной обстановке.

«Самая главное - выполнение задач по постконфликтному урегулированию. Мероприятия с широким спектром, работа по недопустимости террористических актов в населенных пунктах дает возможность стабилизировать обстановку. С гражданами, которые приняли решение примириться и урегулировать свой статус гражданина. С них сняты обвинения, трудоустройства врачей и всех специальностей, которые необходимы в жизни. Это и восстановление инфраструктуры. Мы сталкиваемся с вопросами водообеспечения, энергоснабжения, открытия хлебопекарен, заводов и гуманитарные акции. В процессе примирения главная задача - доверие между нами, между теми, кто возвращается к мирной жизни и теми, кто продолжает мирную жизнь. Это доверие нам удалось большими шагами завоевать, чтобы нам поверили. Оно пришло, когда граждане увидели первые результаты налаживания мирной жизни», - рассказал представитель группировки войск ВС РФ в САР Владислав Ершов.

Район Барза, как и Джобар, в годы войны тоже был практически стерт с лица земли. В нескольких метрах отсюда была передовая. Здесь и сегодня все разрушено и изуродовано, выбитые окна наспех заделаны. Представить, как здесь можно жить – невозможно. Но первое, что было восстановлено – здание школы. Учеба возобновилась год назад.

«В начале войны работали террористы. Много снарядов было, страдали сильно. Когда мы шли в школу, мы шли быстро, мы боялись снарядов. Мы тоже страдали от состояния учебников, они были порванные. Россия сыграла великую роль для Сирии в борьбе с терроризмом. Мы благодарим Россию за то, что они нам помогли. Я хочу быть офицером-летчиком. Я скажу всем летчикам, что я всех вас люблю. И я хочу вас поблагодарить, в помогли победить терроризм», - рассказал ученик Зейн.


За годы войны, по данным Министерства образования Сирии, в стране была разрушена почти половина всех школ – свыше десяти тысяч. Сегодня восстановление мирной жизни идет буквально по крупицам. Благодаря помощи из России.

«Россия не только стоит рядом с Сирией во время войны, она стоит рядом во время восстановления. Это был центр для беженцев. И конечно мы благодарим Россию. Они смогли ремонтировать эту школу с помощью фондов. Роль, которую они сыграли, очень важна. Тысячи школьников вернулись, люди вернулись в район. Оживили этот район после такой войны. И вы видели лица школьников, они были рады вас видеть. Это все благодаря взаимодействию сирийской власти и российской власти. Конечно, сирийская сторона сильно оценивает, что Россия дала. Мы пытаемся сохранить, не испортить ремонт. Наше министерство образования тоже на это идет, мы пытаемся ремонт сохранить», - сказал учитель Абдулла Хассан.

Дамаск жив и почти вернулся к полноценной жизни. Особенно здесь,на базаре в исторический части города. Еще пару лет назад здесь кроме самых отчаянные торговцев и жителей прилегающих домов почти никого не было. Теперь это одно из самых оживленных мест Дамаска. Базар работал и во время войны, однако из-за отсутствия денег местным жителям приходилось ввести натуральный обмен: хлеб за кусок мыла, за килограмм фруктов можно было получить целый пакетик молотого кофе. Лавками здесь владеют целые семьи, бизнес переходит по наследству и существует десятилетиями или даже столетиями.

Еще недавно любой разговор в Дамаске начинался с вопросов - вы за Асада или за оппозицию. И дальше начинался жаркий политический спор. Все изменилось, когда к Дамаску подошел целый ворох террористов всех мастей и красок. Когда снаряды стали прилетать практически в центр города, политические разногласия резко пошли на спад. Выбор был очевиден: либо смерть от рук боевиков либо объединение против общего врага.

«Россия выиграла войну, но может проиграть мир» - такие страшилки до сих пор можно прочитать в западной прессе относительно дальнейшего развития отношений между Москвой и Дамаском. Спорить бесполезно. На стороне Москвы факты и позиция десятков простых жителей истерзанной сирийской столицы, которые вопреки всему устояли перед ужасом и больше не хотят ни спорить, ни воевать.

ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика
Читать далее
читайте ниже следующую новость