Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Процесс перевооружения и гиперзвук: интервью замминистра обороны Алексея Криворучко

17:36 29.12.2019
Заместитель министра в эксклюзивной беседе с ведущей программы «Главное» Ольгой Беловой рассказал о ходе обновления Российской армии и задачах на будущее.
© Видео: ТРК "Звезда" © Фото: ТРК "Звезда"
Читайте нас на:

- Алексей Юрьевич, ну что, конец года, все подводят итоги. Давайте мы с Вами тоже попытаемся какие-то, может, предварительные выводы сделать. Если позволите, я начну с вопроса, можно сказать, личного. Вы полтора года в этой должности, должности замминистра… Я понимаю, что год за два идет, а то и за три. Но можно какие-то выводы сейчас сделать? Что было самое интересное за эти полтора года? Что самое сложное? Вот Ваши личные ощущения.

- Конечно, все задачи, стоящие перед нами в части перевооружения на новую технику - очень сложные. Новая техника, все это непросто дается. Поэтому, наверное, так сложно однозначно сказать, что самое сложное. Но в любом случае, конечно, работа непростая. Но мы все вместе справляемся с ней.

- А вот процесс перевооружения, он в чем сложный?

- Это длинный и сложный процесс. Надо технику сначала все-таки придумать. Какая она должна быть. Создать требования к ней. Дальше промышленность будет ее разрабатывать. Всегда это… Ну, почти всегда, идет непросто. Занимает и время, и требует значительных усилий. Дальше техника должна пройти испытания. Поступить в Вооруженные силы. Дальше будет идти процесс обучения, и уже принятие на вооружение. Безусловно, это требует много времени, усилий, затрат. Это все сложная, требующая большой концентрации организация процесса. Если это очень сложные образцы техники, в среднем занимает 10 лет. От момента создания до разработки, испытания, поступления в войска. Если говорить, например, про подводные лодки - срок 10 лет.

- А как Вы тогда оцениваете 19-й, уходящий год с точки зрения оборонзаказа, все ли выполнено, что хотели - все, что планировали. Например, может быть, были какие-то сложности. Приходилось подключаться на каких-то моментах Министерству обороны?

- Конечно. Сложности тоже были. Они остаются, они будут всегда. Также можно сказать, что гособоронзаказ 2019 года выполнен более чем на 99%. Все основные задачи, которые стояли перед Министерством обороны, промышленностью, полностью выполнены. И это нам позволило довести уровень современности в Вооруженных силах до… более 68%. Поэтому можно с уверенностью сказать, что задачи, поставленные перед Вооруженными силами, выполнены.

- А есть какие-то направления, которыми, например, Вы особенно гордитесь? Я знаю, что в этом году было много премьер в области авиации, в том числе беспилотники были представлены новые. За ними будущее?

- Конечно, и будущее, и настоящее. Это одно из основных направлений. У нас идет несколько таких работ. Уже часть техники, часть образцов приняты на вооружение. А то, что касается таких, более тяжелых машин, эти работы продолжаются, но также в ближайшее время они будут поступать в войска. Испытания идут полным ходом.

- А в 20-м году какие-то премьеры будут? Я понимаю, что есть вопрос тайны военной, но тем не менее. Может быть, на Параде 9 мая что-то появится?

- Действительно, сейчас обсуждаются несколько образцов техники, которые мы еще не показывали. В том числе будет и на Параде.

- А какие?

- Пока об этом еще нельзя говорить.

- Ну хотя бы направление обозначьте, а мы дальше додумаем.

- Пока нельзя говорить.

- Военная тайна.

- Решение будет принято в конце января, мы это уже обозначим.

- Тогда давайте продолжим вот эту тему, тему 20-го года. Что ожидается в сфере ОПК в будущем году? Есть какие-то направления, на которых Вы хотите сфокусироваться отдельно?

- Задачи стоят также такие, сложные, на 2020 год. Мы должны достичь уровня современности уже более 70%. Это все, что отражено в майских указах президента. Я не сомневаюсь, что эти цифры… Достигнем этих показателей. То, что касается каких-то самых важных направлений. Сложно что-то выделить. Потому что Вооруженные силы должны развиваться гармонично. Нет чего-то важнее. Но, наверное, хотелось бы отметить в первую очередь то, что касается нашей ядерной триады. Мы также продолжим перевооружение. У нас здесь самый высокий показатель современности. Также получим, будем получать в следующем году… Продолжать перевооружение на «Ярс». Все эти работы будут продолжены. Ну, наверное, из значимого, что нас ждет на 20-й год, - это развитие Военно-Морского Флота. У нас будет продолжено строительство, будет закладка еще дополнительно восьми кораблей. Также будут подписаны дополнительно контракты. На форуме «Армия России». Поэтому, наверное, самый большой толчок получит именно Военно-Морской Флот, именно в части кораблей дальней морской зоны.

- А что касается гиперзвукового и лазерного оружия? Нам обычно только намеками какими-то про него рассказывают. Можно ли говорить, что тот, у кого будут гиперзвук и лазерное оружие, тот владеет миром?

- Действительно, одни из самых приоритетных направлений во всех армиях современных мира. Если начать с лазерного оружия, у нас уже, как и говорил президент, и министр обороны, уже стоит на вооружении. Это комплексы «Пересвет». Но это не единственная система, которая у нас разрабатывается, и в ближайшее время будет поступать на вооружение. Должен сказать, что у нас это одно из самых приоритетных направлений. И все эти работы идут полным ходом. И, думаю, в ближайшее время мы что-то покажем, сможем показать.

- А если брать ядерную триаду и, например, гиперзвук и лазерное оружие, то вот сейчас на первом плане разработки какие идут? В каком направлении? Вот если попытаться вычленить, куда сейчас вы направляете свое основное внимание. Где будет оружие будущего? Каким оно будет? Вот это направление - самое важное. Можно так сказать, что вот мы сейчас все занимаемся гиперзвуком? Или лазером?

- Скажу так: сложно выделить. Все это важно и требует усилий, можно сказать, одинаковых. То, что касается ядерного вооружения, это, безусловно, приоритет. Здесь у нас все идет без срывов. По лазерному оружию тоже сказал, тоже важнейшее направление. Гиперзвук - как вы уже знаете, мы находимся здесь на передовых позициях. Комплексы - такие, как «Кинжал», уже находятся на вооружении. Уже в Вооруженных силах то, что касается «Циркона», в ближайшее время испытания все будут завершены. Ну и также остальные направления в этой области. В области гиперзвука у нас работы ведутся. Поэтому это важнейшие направления. Я бы так не стал разделять, все-таки, что более, что менее важно. Они все нужны для решения определенных задач. И всегда это эффективно, только если использовать в комплексе. То есть там уже любому оружию - например, тот же гиперзвук - требуются и носители, и целеуказание. То есть это везде комплекс систем, который влияет на эффективность.

- Хорошо, а внешнеполитическая ситуация, так скажем, общая нестабильная ситуация, напряженность в мире, она как-то на гособоронзаказ влияет, или нет?

- Конечно, мы за этим следим. И были попытки, в том числе попытки санкций повлиять на это. Что не секрет, еще буквально 5-7 лет назад много использовалось иностранной техники, компонентов в нашем вооружении. Это и двигатели, компонентная база. На сегодня этих проблем нет. У нас импортозамещение полностью прошло. У нас нет ни одного срыва поставок именно по линии импортозамещения, поэтому на сегодня это никак не влияет. Но, безусловно, попытки такие были. Именно для этого в том числе вводились санкции против оборонно-промышленного комплекса. Промышленность наша с ними справилась, смогла получить новые компетенции. Новые области. Поэтому это только в плюс. И на сегодня у нас нет таких проблем, вся техника оснащается, конечно, уже российскими предприятиями.

- Раньше было такое выражение в ходу: что бы русские ни делали, у них получается Калашников. Как Вы считаете, сейчас как можно это перефразировать с точки зрения современного уровня развития отечественного оборонного комплекса?

- Совершенно точно можно сказать - это не только мое мнение, это мнение всех специалистов, в том числе иностранных - вся техника, которая поступает в Вооруженные силы, современная техника, это можно по всем направлениям абсолютно говорить, и техника войск РЭП, авиация, Военно-Морской Флот, сухопутная техника - вся находится не только на уровне других, скажем так, стран, но и прилично превосходит. И тоже не секрет, операция в Сирии тоже показывает. Поэтому, совершенно точно: у нас современные, сложные и эффективные системы. Значительно дешевле образцов других стран.

- То есть это «Калашников», теперь с лазерным прицелом, можно так говорить?

- Ну, наверное, да.

- Мы знаем, что Вы очень часто посещаете оборонные предприятия, вот что за этим стоит? Это такое ручное управление? Без Вас там не могут обойтись?

- Я бы так не сказал. Конечно, необходимы эти поездки. Мы не просто приезжаем на предприятия. У нас там проходят совещания. Собираются руководители других предприятий. И мы по итогам смотрим выполнение гособоронзаказа, обсуждаем проблемы, вопросы, которые, безусловно, возникают. Принимаем все какие-то решения, позволяющие эти проблемы решить. Все изменения за последние 10 лет в этой области на лицо. Практически все предприятия перевооружились, перешли на выпуск новой техники. За этим, конечно, идет рост заработной платы. Новые рабочие места, налоги. Поэтому, безусловно, все предприятия, ну, практически все, уже выглядят не так, как это было 10-15 лет назад. Это, конечно, уже… Приезжаешь, и уже душа и глаза радуются.

- Хорошо, спасибо, Алексей Юрьевич. Будем ждать следующего года и того, о чем Вы сказали, что, наверное, ближе к весне вы проанонсируете какие-то новинки, которые мы увидим в будущем году. Спасибо большое.

- Спасибо.

ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика
Читать далее
читайте ниже следующую новость