Шляпки от кутюр и 42 жертвы пожара: главное о деле «ипподромной мафии»

25 февраля 1977 года в Москве случился один из самых страшных пожаров в советской истории, прямо у стен Кремля заполыхала гостиница «Россия». Ресторан и концертный зал были полны посетителей. В огне и от угарного газа погибли 42 человека, еще 20 пострадавших позже умерли в больницах. Официальная версия случившегося - несчастный случай из-за невыключенного паяльника. Но этому мало кто поверил. Москву заполонили слухи, что пожар - дело рук «ипподромной мафии». Якобы криминальные группировки устроили в гостинице разборки за влияние на ипподроме. Но что это была за мафия? И что не поделили преступники?
Шляпки от кутюр и 42 жертвы пожара: главное о деле «ипподромной мафии»
© Фото: Владимир Родионов, РИА Новости
Читайте нас на:

Сегодня Московский ипподром - солидная организация и место отдыха для людей из высшего общества. Дамы приходят похвастаться шляпками от кутюр, а солидные мужчины  - прицениться к новой скаковой лошади. А вот в советские времена публика там собиралась куда разнообразнее, да и репутация у ипподрома была неоднозначная.

Поговаривали и о махинациях со ставками и лошадьми, и об убийствах тех, кто мешал, и о том, что всем негласно заправляла так называемая ипподромная мафия. Но ни одного уголовного дела, в котором бы официально фигурировал ипподром, так и не было заведено.

Грациозные животные самых дорогих пород, дух соревнований и возможность поболеть за своего фаворита. Трибуны ипподрома в 70-80-е были переполнены зрителями. Иной раз болельщиков здесь собиралось больше, чем на крупных футбольных матчах. Все билеты расходились задолго до начала забегов.

«Мы приезжали за 3 часа до начала бегов для того, чтобы занять места. Потому что если вы приедете за час, то вы будете стоять там на асфальте и ничего не видеть», - рассказывает экскурсовод Центрального Московского ипподрома Елена Петерсон.

© ТРК "Звезда"

Бега проходили по средам, пятницам и воскресеньям. Билеты на дорогие трибуны продавали за 80 копеек. Были места подешевле - за 40 и 20. Среди зрителей на ипподроме всегда можно было встретить знаменитостей, высокопоставленных чиновников и звезд кино - часто приходили Александр Ширвиндт и Аркадий Арканов.

Но за красивым фасадом и изысканным спортом скрывалось главное, ради чего на ипподром приходили в таком количестве зрители - тотализатор. Ведь слово «казино» порядочным советским гражданам было незнакомо, а любые игры на деньги карались законом - вплоть до тюремного срока. Только тут власти разрешали делать денежные ставки на победу лошади, и каждый надеялся легко и быстро обогатиться. Но чаще получалось наоборот.

«С восьмидесятого, с 1980-го по 1987 год был замначальника 63-го отделения милиции города Москвы. Я обратил внимание, у нас рядом на Беговой - завод "Знамя Труда". И там в день зарплаты стоят женщины с детьми и смотрят, как выходят рабочие, служащие из проходной. Они подходят к своим мужьям и, естественно, забирают деньги», - вспоминает подполковник милиции в отставке Анатолий Сушин.

Если не забрать - за один день забегов вся семья могла остаться без средств. Или, того хуже, известны случаи, когда проигравшие сводили счеты с жизнью. Ведь самые азартные игроки приносили на ипподром последнее - а вдруг повезет. И именно на этом азарте зарабатывала так называемая ипподромная мафия. Схем для заработков было много.

В официальном тотализаторе минимальная ставка на лошадь была рубль, при этом количество ставок не ограничивалось. А что делать, если хочешь поставить меньше? На такой случай на трибунах и у касс тихо работали серые букмекеры или «буки». Одним из них был Михаил Цивин.

«Милиция на это смотрела, будем говорить, сквозь пальцы. Ну, что греха таить. Получали какие-то вознаграждения небольшие. Но нам удавалось по тем временам 1000-1200 рублей в месяц зарабатывать именно на бегах», - объясняет юрист, игрок на бегах Михаил Цивин.

© ТРК "Звезда"

У серых букмекеров был свой тотализатор. Ставки могли быть и по 20, и по 50 копеек. Такие схемы на ипподроме - мимо кассы - порой приносили очень солидные суммы. Процент от выигрыша имели и «буки», и те, кому они отдавали часть своего дохода - за возможность работать на ипподроме.

Все поставленные игроками в день заездов деньги сливались в так называемый котел. Естественно, в официальном тотализаторе был свой, у черных букмекеров - свои. Если фаворита в этот день никто не угадал, «котел» переходил на следующий и суммировался с новым. Однажды - и это был рекорд - один игрок сорвал куш в 28 тысяч рублей, а это, к слову, в 70-е годы - почти 3 автомобиля «Волга». Победитель, как выяснилось, был в Москве в командировке и зашел на ипподром впервые. Но деньги ему выдали не в кассе, а в одном из служебных помещений ипподрома, до такси его провожал наряд милиции. 

Только так зайти и выиграть - это было, скорее, исключение. Все-таки бега - это не лотерея, где работает чистое везение. За выигрышами охотились. Самые азартные игроки приходили на трибуны заранее - с секундомером. Они измеряли скорость лошадей на тренировках, прикидывали комбинации. Одним из постоянных гостей в кассах был почетный академик советской Академии наук - сначала приезжал на дорогом ЗИЛе, тайком от семьи. Потом стал приходить пешком - приезжать уже было просто не на чем. 

Казалось бы, академик точно все просчитал, изучил статистику заездов. Лошадь, на которую он поставил, просто обязана была прийти к финишу первой, но нет. По необъяснимым причинам, она даже не попала в тройку лидеров. Такое случалось не раз. То вдруг фаворит сбавлял скорость перед самым финишем, то вырывалась вперед откровенно слабая лошадь. И это не было случайностью, а делом рук все той же ипподромной мафии.

На скачках самый большой куш можно сорвать, если поставить на лошадь-аутсайдера, на которую никто больше не сделал ставки. Но как добиться того, чтобы именно она пришла к финишу первой? Тут у ипподромной мафии была тысяча и один способ.

За организацию победы нужной лошади и поражения фаворита отвечали так называемые зарядчики. Они лично договаривались с наездниками или жокеями. Самый распространенный и надежный способ - подкупить. Чтобы жокей, например, чуть попридержал лошадь перед финишной чертой. На полголовы, чтобы различить, кто именно пересек линию первым, можно было только на фотофинише.  

«То есть за один заезд, знаете, жокей мог получить тысячу рублей. Ему надо было бежать, скакать на лошади: там были верхом или на тележечке, на повозке. Но в нужный момент он или пришпоривал лошадку, или, наоборот, чуть ее придерживал. И никто и никогда и не заметит, что на самом деле произошло, а тысяча рублей - это мебельный гарнитур целый», - объясняет Михаил Игнатов, бывший оперативный сотрудник РУБОП МВД России по Москве.

Попасть на конюшню труда не составляло. Двери были открыты, точнее, конюхи были не против пропустить переговорщиков - за определенную плату.

© ТРК "Звезда"

Когда вся сумма выигрыша была в кармане нужных людей, наездник получал долю и был уверен, что ему ничего не угрожает. Но были наездники, которые дорожили своей репутацией и просто так проигрывать не хотели ни за какие деньги. Тогда зарядчики вступали в более жесткие переговоры - избивали спортсменов или угрожали расправой. Эти люди ради победы в тотализаторе готовы были пойти на все.

«Кого-то хватало просто припугнуть около подъезда или припугнуть около конюшни. Не хватало этого? Значит, с ними разбирались по-другому. Их жестоко избивали. Кому не хватало этого - того просто убивали», - рассказал бывший оперативный сотрудник РУБОП МВД России по Москве Михаил Игнатов.

«Это примерно где-то семьдесят четвертый год. Весь ипподром шептал, что там молодого наездника выбросили из электрички даже. Что он таким образом поплатился за то, что он или не хотел, или не смог, но подвел людей, которые вложили деньги в этот так называемый бизнес», - добавил юрист, игрок на бегах Михаил Цивин. 

Тело наездника обнаружили осенью 1974 года у железнодорожных путей курского направления в районе Щербинки. После осмотра места преступления сотрудники уголовного розыска сделали предположение, что молодого человека ограбили и выбросили из тамбура проходящей мимо электрички. Но дело так и осталось нераскрытым. Поговаривали, что кто-то приложил к этому усилия.

Были на ипподроме и странные самоубийства - в 1987 году известного наездника, обладателя большого количества призов и титулов вдруг нашли повешенным в одном из помещений ипподрома. Никаких предпосылок к тому, чтобы этот жокей покончил с собой, не было. Но версию о насильственной смерти почему-то не стали рассматривать, и официальным заключением так и осталось самоубийство.

Как и у любых профессиональных спортсменов, у лошадей свои «весовые» категории. Например, разряд двухлетних или трехлетних. Однажды в конюшню привели нового двухлетнего вороного коня. Но наездник остолбенел - в конюшне есть трехлетний жеребец - один в один, даже хозяин бы не отличил. Об этом спортсмен рассказал одному из знакомых ему зарядчиков, и мошенническая схема родилась сама собой. Было решено перед заездом поменять лошадей, чтобы на беговую дорожку вместо «двухлетки» выставить более резвую «трехлетку». При том, что обе лошади должны были участвовать в забеге.

© ТРК "Звезда"

Иногда случалось, что договориться с жокеем не удалось. И тогда мафия действовала следующим образом. Специально обученные люди тайно проносили на ипподром рогатки. И выстреливали в пробегавших мимо лошадей конкурентов.

Если на тренировке лошадь показывала рекордные результаты, а на соревнованиях вдруг еле плелась, то была велика вероятность, что перед заездом в конюшню заходил зарядчик.

«Снотворного ей насыпать лошадиную дозу, как говорят. Знаете, что вместо того, чтобы ей скакать, она просто идет и спит на ходу. Вот. Могли там повредить ей копыто, могли повредить ногу», - объясняет Михаил Игнатов, бывший оперативный сотрудник РУБОП МВД России по Москве.

Один из наездников в 70-е годы за провинности наказывал свою лошадь железной цепью. Животное отлично различало звук гремящих металлических звеньев и реагировало на него. Кусок такой цепи наездник брал с собой и на заезд.

Чуть ускорить лошадь перед финишем можно было и с помощью других хитростей. Есть специальные приспособления, чтобы изолировать животное от лишних звуков на время забега - вот такие наушники или беруши из поролона. Приближаясь к финишу, наездник их выдергивает, лошадь слышит гул толпы и делает резкий рывок к победе. 

© ТРК "Звезда"

Для поддержания физической формы животным на конюшне часто давали янтарную кислоту или специальную витаминную смесь «Крепыш». Но в 70-е зарядчики подсыпали в корм нужным лошадям загадочный самодельный состав. Тесты на допинг стали появляться уже позже, к концу 80-х годов. Так что до этого времени применять сомнительные смеси для ускорения лошади можно было абсолютно безнаказанно. 

В каком состоянии находится та или иная лошадь, что обсуждают между собой наездники - это и многое другое выясняли ипподромные разведчики - жучки или бегунки. Именно они подсказывали заинтересованным лицам, какие нужно сделать ставки, или наоборот, распространяли дезинформацию среди оппонентов. 

Когда милиция уже окончательно перекрыла кислород информаторам ипподромной мафии, они разработали собственную систему связи  - азбукой Морзе, чтобы никто вокруг не догадался, какую информацию передают. На листах бумаги они обозначали номера или имена лошадей, на которые сделаны ставки, а на другой стороне человек с биноклем принимал информацию и передавал на конюшню, какая лошадь должна победить в этот раз.

Ипподромная мафия была не единственной преступной группировкой, которая зарабатывала на скачках. Большие деньги притягивали фарцовщиков, домушников, спекулянтов, скупщиков краденого - все находили здесь своих жертв или клиентов. Общались и обменивались опытом. Но тоже должны были считаться с ипподромной мафией.

Но кто стоял за всей этой криминальной системой? Кто был главарем ипподромной мафии? На этот вопрос сегодня сложно найти точный ответ. Существует несколько версий. Первая - это братья Квантришвили. Большую известность они получили в конце 80-х - начале 90-х и совсем в других делах. Но тогда, в 70-е, они зарабатывали на нелегальных тотализаторах и на ставках в запрещенных карточных играх. 

«Братья Квантришвили начинали свой криминальный путь именно с бегов. Они начинали с того, что играли на катранах, они были такими картежниками, каталами, ну и, естественно, принимали участие в борьбе за бега, за ипподром», - рассказывает журналист и почетный ветеран РУБОП Лариса Кислинская.

Катраны - это закрытые нелегальные карточные клубы, и впоследствии братья Квантришвили перешли в игорный бизнес. А вот что касается ипподромного тотализатора - тут нередко упоминают имя криминального авторитета абхазского происхождения - Юрия Лакобу. Якобы именно ему подчинялся весь криминальный мир ипподрома.

Зоны влияния зарождающиеся тогда в Советском Союзе организованные преступные группы поделили в конце 70-х. В Кисловодске прошла знаменитая всесоюзная сходка воров в законе - там криминальные авторитеты решили, говоря на жаргоне, «крышевать» спекулянтов и подпольных предпринимателей по всей стране за 10% от прибыли. После этого Юрий Лакоба, как считают некоторые эксперты, постепенно начал брать под свою опеку некоторые объекты в Москве, в том числе и ипподром. Тем не менее, как только намечался милицейский рейд, ни Лакобу, ни его людей на ипподроме было не застать.

© ТРК "Звезда"

В одну из самых криминальных точек на карте Москвы ипподром стал превращаться именно в 70-е. До этого у власти был Хрущев. Он всячески способствовал развитию коневодства, а самым настоящим покровителем ипподрома был маршал Михаил Буденный. Пока он посещал бега - речи ни о каких купленных заездах быть не могло. А вот Брежнев уже нечасто приезжал на скачки.

«У нас знаете как, если правитель, если как бы главный человек в стране занимается каким-то видом спорта, то, значит, все начинают заниматься этим спортом. Брежнев был совершенно равнодушен к лошадям, и поэтому ипподром совершенно жил сам по себе», - объясняет журналист и почетный ветеран РУБОП Лариса Кислинская.

У Лакобы был еще один штаб - в гостинице Советская, через дорогу от ипподрома. Тут люди одного с ним круга решали свои вопросы, проводили совещания и просто отдыхали. В снятых, как правило, самых дорогих гостиничных номерах проходили и карточные турниры с большими ставками, и закрытые тотализаторы для тех, кто готов играть по-крупному. По некоторым данным, аналогичная система, только у других криминальных группировок, была в гостинице «Россия», которая загорелась в 1977 году. Возможно Лакоба и его соратники пытались прервать как раз одну из таких встреч и отомстить конкурентам? 

«Каличава был одним из конкурентов Лакобы. Один из конкурентов был по ипподрому, который так же хотел влезть в этот ипподром и иметь с него львиную долю. Вот у них тут пошла, понимаете, война интересов, конфликт интересов. У Лакобы с Каличавой», - объясняет Михаил Игнатов, бывший оперативный сотрудник РУБОП МВД России по Москве.

Хуту Каличава - тоже вор в законе, в прошлом близкий товарищ Лакобы, но в один прекрасный день их пути разошлись. По слухам, именно у него была штаб-квартира в гостинице «Россия».

Официальной причиной пожара стал невыключенный паяльник. Работники радиоузла, где началось возгорание, признались, что в тот день выпивали и забыли выключить электроприбор из сети.

Через несколько дней после страшного пожара в гостинице исчез журнал со списком посетителей, кто-то похитил его и убил милиционера. Что очень странно - вскоре после вынесенного приговора одного из виновных нашли повешенным.

«Нормальные, реальные пожары не развиваются с такой скоростью и так быстро; как по горизонтали, по этажу, так и вверх и вниз на другие этажи. Скорее всего, злоумышленные действия, поджог. Это мое мнение», - считает бывший сотрудник управления пожарной охраны Главного управления внутренних дел города Москвы Владимир Зайцев.

© ТРК "Звезда"

Версия о поджоге выглядит вполне убедительной. Только откуда выводы, что именно Лакоба и его товарищи могли быть связаны с этим пожаром?

«Экспертная лаборатория Госпожнадзора дала четкие данные, заключение, что возгорание происходило, причем четко показали номера. Проверили номера, кто их занимал, и кто там проживал. Практически все эти номера совпали с проживанием конкурентов Лакобы», - говорит Михаил Игнатов, бывший оперативный сотрудник РУБОП МВД России по Москве.

Но в 1977 году, когда загорелась гостиница, Лакоба сидел в тюрьме. Ему дали 2 года и 6 месяцев колонии по статье о вымогательстве. Значит, он лично не мог участвовать в организации пожара в гостинице «Россия».

Почти на следующий день после возгорания начались активные работы по восстановлению здания. Приближалась Олимпиада. Многие улики были почти сразу уничтожены. Есть версия, что и это не случайно. Тем не менее - список гостей всех номеров, несмотря на то, что журнал был похищен, у следствия все-таки был. Только дело потом перешло в руки КГБ. И сейчас доступа к этим документам нет.

Полный выпуск программы «Улика из прошлого» смотрите на «Звезде».

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика
Читать далее
читайте ниже следующую новость