МЕДИАГРУППА «ЗВЕЗДА» toggle
logo Эфир Программы Радио

Русская память Сан-Франциско: почему город живет благодаря подвигу наших моряков

Россия и Соединенные Штаты. Как все-таки переплетены судьбы двух этих государств, судьбы их народов, их история. Сколько в ней общего, пережитого вместе, рука об руку. И это не только историческая встреча на Эльбе: событие, в какой-то степени увенчавшее победу над самым страшным злом в истории человечества - фашизмом. В исторической хронике немало моментов, которых официальные летописцы коснулись лишь вскользь. Но за пеленой лет каждое из них приобретает особое звучание, иной смысл.
Дмитрий Сергеев 2018-06-18 15:27:00

На острове Мэр-Айленд (Mare Island), расположенном в 40 километрах от Сан-Франциско, на старом кладбище, находятся восемь русских могил. Шесть захоронений датируются 1863 годом и принадлежат морякам Тихоокеанской эскадры контр-адмирала Андрея Попова, а две могилы появились здесь в 1904 и 1905 годах, когда на местных верфях стоял на ремонте транспорт «Лена».

Между жизнью и смертью

Осенью 1863 года Федеральное правительство США пригласило корабли Российского императорского Тихоокеанского флота провести зиму около Сан-Франциско, на острове Мэр-Айленд. У русского флота появилась возможность отремонтировать свой плавсостав, в свою очередь американское правительство рассчитывало, что русский флот поможет в случае, если британские и французские суда поддержат Конфедерацию. Те годы были для Соединенных Штатов временем жестоких испытаний: шла война между северными и южными штатами, Англия и Франция были на стороне южан и, стремясь разрушить государственную целостность США, готовили вооруженную интервенцию. Россия открыто поддерживала правительство Авраама Линкольна, выступая против планов Лондона и Парижа. В итоге даже присутствие русского флота служило для англичан и французов грозным предостережением, выступало весомым фактором в переговорах, демонстрировало поддержку правительству Линкольна в его борьбе с мятежными штатами. В сентябре 1863 года в порт Сан-Франциско вошел первый корвет Тихоокеанской эскадры (командующий - контр-адмирал Андрей Александрович Попов) - «Новик», а днями позже здесь пришвартовались еще пять кораблей - «Богатырь», «Калевала», «Рында», клиперы «Абрек» и «Гайдамак». Появившиеся в тот же период клиперы южан «Сэмптер» и «Алабама» так и не рискнули вступить в боевые действия и ушли из этих вод без единого выстрела. Американцы ликовали: своим появлением русские моряки помогли их победам, предотвратили крах самого государства. Секретарь США по флоту (военно-морской министр) Гедеон Уэллес в те дни оставил в своем дневнике выразительную запись: «Господь да благословит русских!»

Между тем визит эскадры Российского императорского флота ознаменовался не только демонстрацией ее военной мощи. В традициях русских людей - оказывать помощь всякому, кто в ней нуждается. Спустя буквально несколько дней после захода нашего флота в Сан-Франциско в деловом центре города разгорелся сильный пожар. Горел квартал между улицами Дэвис, Пайн, Драмм и Сакраменто: пылали жилые дома, магазины, гостиницы, учреждения. Контр-адмирал Попов распорядился немедля высадить на берег команду с пожарным инвентарем, приступить к тушению огня. Местный журналист Альберт Виллан так живописал те события:

«Пожарные жалуются, что у них мало шансов выиграть битву с пожаром. Если они этого не сделают, то город будет уничтожен. Непосильная работа, высокая температура, а главное, ручные приводы, которые буквально выматывают пожарных, послужили тому, что они стали покидать место работы. К тому же, несколько ручных приводов вышли из строя. Неожиданно раздались радостные крики, которые все усиливались и усиливались. Тысячи людей, включая пожарников, приветствовали шлюпки с русскими моряками, которые подплывали с ведрами и другими огнетушительными приспособлениями. Они заменили вконец вымотавшихся пожарников и, орудуя насосами, сумели потушить пожар».

Двадцать шестого октября муниципалитет Сан-Франциско единодушно принял резолюцию, в которой выражалась искренняя благодарность командующему эскадрой Попову и всем российским морякам за героическую помощь жителям города. В мэрии зафиксировали имена пострадавших в борьбе с огнем русских моряков. Удивительно, но в числе получивших ожоги и травмы оказался сам контр-адмирал Попов, а с ним еще несколько человек, в том числе офицеры. Вот одно из свидетельств - запись в дневнике молодого офицера Степана Макарова, будущего вице-адмирала и выдающегося русского флотоводца:

«Наши кидались работать почти в огонь… Матросы подавали воду даже там, где было опасно для жизни… В четыре часа утра пожар был так мал, что нашей помощи уже не требовалось».

Позже американские и русские издания написали, что от полученных на пожаре увечий скончались шесть российских моряков - их похоронили на территории военно-морской базы. Правда, по другим сведениям, согласно данным судовых журналов, причинами смерти стали заболевания, бушевавшие в то время - туберкулез, тиф. Как бы то ни было, калифорнийский берег стал для наших моряков последним пристанищем. И, словно подводя итог визиту русских кораблей в Сан-Франциско, уместно привести такую оценку этому событию, которую дал тогдашний начальник таможенной службы Фаруэлл. Вот его слова, адресованные российскому консулу Мартину Клинковстрему:

«В настоящее время ни одна нация на земле не трогает так сильно американское сердце, как народ великой империи, который Вы столь достойно представляете в Сан-Франциско». А тогдашний госсекретарь США Уильям Генри Сьюард отмечал: «Наша дружба распространяется на Россию в любом случае, и мы предпочитаем ее любой другой европейской державе просто потому, что она всегда желает нам добра».

Хранить вечно

Одиннадцатого сентября 1904 года капитан Александр Иванович Берлинский на вспомогательном крейсере «Лена» Российского императорского флота зашел в порт Сан-Франциско на ремонт. Он шел из Владивостока и должен был воздействовать на морские коммуникации японцев (то было время Русско-японской войны) в Охотском море, но был отрезан от своих японскими военными судами. Из-за нейтралитета США, принятого президентом Теодором Рузвельтом, капитану Берлинскому и всей команде «Лены» было предписано либо покинуть порт в течение 48 часов, либо находиться в Америке до конца войны. Капитан заявил, что котлы в плохом состоянии и потребуется капитальный ремонт, прежде чем судно сможет выйти в открытое море. После осмотра «Лены» представителями ВМС США необходимость ремонта была подтверждена, и крейсер «Лена» был отправлен на уже упомянутую базу Мэр-Айленд.

Здесь он и находился до конца войны. Команду «Лены» разоружили, а офицеров заставили подписать обязательство о невыезде без разрешения президента Рузвельта. Все члены экипажа дали такое обещание. Но это был не плен: русские и американские моряки вместе проводили время, развлекали себя и местное население соревнованиями по гребле на шлюпках, баловались официальными приемами. Некоторые офицеры «выписали» из России семьи, они снимали квартиры, где жили вплоть до окончания войны. Жаль, но не всем суждено было вернутся в родные края. Первого ноября 1904 года в результате несчастного случая, произошедшего во время ремонтных работ, погиб моряк Иван Песнов. Газета «Валехо Ивнинг Кроникл» подробно описала православные похороны на военно-морском кладбище Мэр-Айленда:

«За гробом шли сослуживцы покойного, офицеры в военной форме, а также капитан Берлинский с адмиралом ВМС США МакКаллом. Моряки несли огромное число венков и следовали за корабельным священником, облаченным в длинную фелонь из черного бархата, прошитую по краям серебряной нитью. В руках священник нес распятие из матового золота».

В 1905 году не стало еще одного члена команды «Лены», Петра Лободы. Скончавшегося моряка похоронили рядом с бывшим сослуживцем Иваном Песковым.

В мае 1905 года Берлинский вернулся в Россию, а в Сан-Франциско его заменил капитан 2-го ранга Анатолий Августович Гинтер - российский военный деятель, исследователь Охотского, Берингова и Японского морей. В ту же пору было дано разрешение на так необходимый ремонт «Лены». Уже в августе крейсер под командованием Гинтера покинул судоремонтный завод и в сопровождении миноносца ВМС США «Фокс» совершил испытательный рейс. Газета «Сан-Франциско Колл» 28 октября 1905 писала: «Впервые после того, как она избежала японцев и нашла убежище в гавани, "Лена" выглядит как настоящий военный корабль. Свежевыкрашенный, с начищенными до блеска пушками, он гордо плывет по волнам». После короткого похода крейсер вернулся на Мэр-Айленд, чтобы забрать экипаж, семьи русских моряков и навсегда покинуть США. Отплытие было назначено на 29 октября 1905 года, но... В тот же день скончался священник «Лены» отец Василий Осипов. Отход отложили до 1 ноября. Отпевание было совершено в русском православном храме, который в то время находился на Повелл-стрит в Сан-Франциско. Отец Василий похоронен на Сербском кладбище в Колме. Вернуться на родину ему так и не довелось.

Наедине с памятью

«Русский след» в истории, а тем паче в современной жизни Сан-Франциско трудно не заметить. В самом городе и его пригородах проживает значительная (около 20 тысяч человек) русскоговорящая община, в районе их компактного проживания Ричмонд немало русских магазинов и ресторанов. В городе есть Музей русской культуры, экспонаты для которого передают эмигранты, издается СМИ на русском языке. А еще в Сан-Франциско расположен кафедральный собор Иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» - построенный в 1964 году храм Сан-Францисской и Западно-Американской епархии Русской православной церкви за границей. Это своего рода духовный центр русского православия на всем западном побережье Америки.

Не забывают в этих местах и о русских могилах. Правда, попасть на военное кладбище на Мэр-Айленде, где до 1996 года располагались база ВМС США и судостроительный завод, не так просто - действует режим ограниченного допуска. К тому же, кладбище площадью четыре акра (1,6 гектара) является национальным памятником истории, правда, это не Арлингтон: надгробия сильно разнятся по размерам, форме, материалам и состоянию. Погост окружен старым частоколом, местами обвалившимся. Здесь покоятся более 900 мужчин, женщин и детей, но истории многих из них остаются тайной. В последние годы в воскресенье между 23 октября и 20 ноября православное духовенство, хор, миряне, российские дипломаты, представители Общества русских ветеранов и Военно-исторического общества города Вальехо и другие гости собираются на кладбище Мэр-Айленд для поминовения всех русских моряков, не вернувшихся на родину. Даты с 23 октября по 20 ноября выбраны не случайно: этот период включает в себя пожар в Сан-Франциско 1863 года, дни смерти отца Василия (29 октября), Ивана Пескова (1 ноября), Карла Корта (20 ноября), а также День ветеранов (Veterans Day) - национальный праздник США, отмечаемый 11 ноября.

К сожалению, последние действия американских властей могут внести сложности в сбережение исторической памяти. Как известно, принято решение о закрытии нашего Генерального консульства в Сан-Франциско, причем по формальному поводу - приведению количества таких учреждений в США в состояние, аналогичное числу американских консульств в России, где их три. К тому же, вокруг могил неожиданно разгорелся скандал. В 2007 году сотрудники российского Генконсульства обратили внимание на то, что надгробные плиты трех могил полностью или частично разрушены в результате воздействия времени и природных стихий. Плиты завалились на бок, став почти нечитаемыми. Тогда на средства России вместо надгробий были установлены памятники в виде крестов (как на двух могилах 1904 года), при этом все бюрократические процедуры были соблюдены, в том числе получено разрешение от негосударственной организации «Фонд исторического парка Мэр-Айленд», занимающейся охраной и сбережением объектов исторического наследия на полуострове. Однако совершенно неожиданно возражения против проделанной работы высказала Мирна Хейс, директор местной некоммерческой организации «Трастовый фонд наследия Мэр-Айленда», занимающейся, по сути, тем же, что и «Фонд исторического парка Мэр-Айленд». Она обвинила российских дипломатов в вандализме и даже предложила вмешаться окружной прокуратуре. К счастью, страсти вокруг «новодельных» крестов улеглись, а в личной беседе Мирна Хейс предложила создать мемориал, посвященный всем иностранным морякам, погибшим и умершим в Калифорнии. Тогдашний генеральный консул РФ в Сан-Франциско Сергей Петров порекомендовал реагировать на подобные предложения сдержанно и аккуратно.

Сегодня все надгробия находятся в исправном состоянии, имена читаются четко. Артемий Трапезников, Яков Буторин, Карл Корт, Иван Песков, Петр Лобода. Надгробные плиты на могилах трех остальных матросов сильно пострадали от времени, и поэтому надписи на них были заменены новыми, лаконичными: Russian sailor - «Русский моряк».

«Русские всего лишь хотели отдать дань памяти своим морякам и сделать подарок для Вальехо, - замечает преподобный Силас Руарк, протоиерей Западно-Американской епархии Русской православной церкви за границей, который помогает с проведением ежегодных поминальных служб на кладбище. - В этом суть православного мира: чтить тех, кто умер, поминая их. Если в нас нет уважения к мертвым, как мы сможем уважать друг друга при жизни?»

Профессор Морского государственного университета имени адмирала Г. И. Невельского Леонид Лысенко, посетивший Сан-Франциско во время кругосветного похода на яхте «Адмирал Невельской» еще в 1990-х годах, убежден:

«В истории российско-американских отношений есть немало страниц, которыми обе стороны могут гордиться. Было бы, наверное, полезно иногда перечитывать эти страницы заново и при случае добавлять к ним новые - на благо обеих стран».
 

Экспертное мнение и аналитика
Новости Армия ОПК Вопросы истории Общество Спорт Наука и техника Экономика и бизнес Телеканал Прямой эфир Программы Программа передач Фильмы онлайн О телеканале ЛИЦА Лица телеканала Помним наших коллег О КОМПАНИИ Медиахолдинг «Звезда» Вакансии Партнерам Всероссийский вокальный конкурс «Звезда» Смарт ТВ приложение «Звезда» Киностудия «Звезда» Правовая информация Лицензии Социальная реклама Контакты Телеканал «Звезда Плюс» О приеме телеканала «ЗВЕЗДА»
Показать контакты

© ОАО «ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА»

Главное
Новости
Эфир
Поиск и меню