«Летающие крепости»: как работают боевые вертолеты в Сирии

«Военная приемка» продолжает цикл программ о работе наших военных в Сирии. На этот раз герои программы – вертолетчики.
«Летающие крепости»: как работают боевые вертолеты в Сирии
Читайте нас на:

«Военная приемка» продолжает цикл программ о работе наших военных в Сирии. На этот раз герои программы – вертолетчики. Это их задействуют в случае проведения поисково-спасательных операций, они прикрывают с воздуха ближайшие подступы к нашей военной базе Хмеймим, они выполняют массу других задач, рискуя жизнью, тестируя на прочность себя и свою боевую технику.

О том, кому и как покоряется сегодня небо этой далекой восточной страны, лопасти каких вертолетов режут пластами горячий сирийский воздух и как в этих непростых условиях живут и служат российские офицеры-вертолетчики, расскажет журналист Алексей Егоров в очередном выпуске программы «Военная приемка» на телеканале «Звезда».

Картинка

Помощь идет с неба

Лучшие в России летчики, штурманы, борттехники, многие из которых не раз участвовали в воздушной части парада на Красной площади в Москве, сегодня здесь, в Сирии, выполняют реальные боевые задачи. Так, группа поисково-спасательной парашютно-десантной службы авиабазы Хмеймим готова в любое мгновение вылететь на помощь нашим летчикам, попавшим в беду на территории региона. Счет идет не на минуты – на секунды: первым к борту вертолета бросается экипаж поисково-спасательной службы, за ним – спасатели, врач, личный состав группы огневого прикрытия. Вертолет, которому предстоит вылетать в опасный район, защищен, как летающая крепость: на блистерах у летчика-штурмана и у командира экипажа – броня, за спиной – бронелисты. Кроме того, экипаж выполняет полет в бронежилетах, а все, кто находится в машине, в том числе медики, вооружены.

Картинка

В случае со спасением экипажа подполковника Олега Пешкова в район, откуда поступил тревожный сигнал, вылетал точно такой же вертолет. В тот момент никто не знал, что в районе, где предстояло искать наших летчиков, террористы устроят засаду… Теперь понятно, для чего на поиск группа вылетает полностью экипированная и вооруженная.

Картинка

В Сирии все полеты винтокрылых машин проходят на минимальной высоте. Это необходимо, чтобы не попасть под огонь вражеских ПЗРК. Кстати, в наших вертолетах заложена функция, включив которую ниже введенной отметки, машина не опустится. Воюют в Сирии наши вертолетчики также на предельно малых высотах. В одном из населенных пунктов сирийские правительственные войска не могли выбить террористов, после чего запросили поддержки с воздуха. Ударные Ми-24 из состава российской группировки подошли «впритирку» к земле и выпустили ракеты. Штурм поселка был делом решенным.

Картинка

Боевая «карусель»

Настоящий виртуоз в небе наш российский Ка-52 «Аллигатор». Он может практически вертикально взмывать вверх, затем разворачиваться, зависать и молнией падать вниз. Работа пилотов – ювелирная: в нижней точке этой «карусели» вертолет летит на высоте пять метров на скорости 200 км/ч. Виртуозная работа летчиков проявляется не только в мастерстве высшего пилотажа. К примеру, в Сирии без всяких тренировок нужно пролететь в ночи больше часа по неизвестной территории и оказаться у цели с точностью до пяти секунд. Как отмечают сами авиаторы, такая точность нужна для согласованности действий с наземной частью операции: опоздание может обернуться человеческими жертвами.

Картинка

Еще одна важная задача вертолетчиков в Сирии – сопровождение. Именно ударные вертолеты обеспечивают защиту  самолетов российской военно-транспортной авиации, использующих аэродром Хмеймим. Защита эшелонированная: на малых высотах за нее отвечают вертолеты, на больших – истребители  Су-30СМ и Су-35. По словам штурмана вертолета Ми-28Н, в воздухе они находятся на расстоянии примерно 50–200 м от сопровождаемого борта ВТА, прикрывая его на глиссаде при посадке либо на взлете. Задача – выявить источник огневого воздействия, чтобы локализовать и уничтожить его.

Картинка

На земле, в небесах, на море

Другое дело – спасение на море. В экипировку летчиков, помимо обязательного в боевых условиях стрелкового вооружения, входит быстронадувная лодка. Она обеспечивает попавшему в беду пилоту возможность находиться на поверхности воды. Заметив спасательный вертолет, летчик зажигает дымовую шашку оранжевого дыма. Для экипажа вертолета-спасателя главное – заметить этот сигнал, но самое сложное – удержать на месте машину во время подъема пострадавшего. По словам Александра, командира вертолетной эскадрильи сводного авиаполка авиабазы Хмеймим, морская поверхность не дает возможности «уцепиться взглядом», здесь нет ориентиров «привязки». Направление выдерживается по курсовой системе, высота – по радиовысотомеру. Штурман и борттехник в этот момент выполняют роль наводчиков.

Картинка

Стоит отметить, что учения для воздушных спасателей проводятся в Сирии систематически. Кроме того, все вертолетчики, прежде чем попасть в район боевых действий, проходят курс спецподготовки  в 344-м Центре боевой подготовки и переучивания летного состава армейской авиации в Торжке. Как отмечает начальник центра полковник Андрей Попов, по результатам работы в Сирии выявились новые приемы, новые тактические ходы. Все это доводится до летного состава при проведении учебных мероприятий. В числе таких новых тактических приемов, отмечает офицер, – применение средств поражения по наземным целям с выходом на цели с ходу.

 Картинка

Ведь вертолет Ми-28 может как самостоятельно отыскивать цель, так и наводиться на нее авиационным наводчиком. «Ночной охотник» (так еще называют Ми-28Н) в Сирии часто используют именно ночью. Взлет производится в режиме светомаскировки, пилот работает с прибором ночного видения.

Ночью могут проводиться и спасательные операции. Правда, только на земле. В море – только днем. Причина все та же – пилоту трудно сориентироваться над морской поверхностью. Что же касается технологии спасения, то она отработана до мелочей. С борта вертолета спускается спасатель, цепляет попавшего в беду человека за обвязку. Ведь пилот, потерпевший крушение, может быть травмирован или вообще находиться без сознания. Через пару секунд оба – и спасатель, и спасенный им пилот – оказываются в воздухе, а затем и на борту вертолета.

В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика
Читать далее
читайте ниже следующую новость