Война с памятью: зачем Польша уничтожает свою историю

08:05 05.04.2016
Власти Польши планируют снести около 500 советских памятников по всей стране. Об этом на днях заявил глава действующего в стране Института национальной памяти Лукаш Каминский.
Война с памятью: зачем Польша уничтожает свою историю
Читайте нас на:

Власти Польши планируют снести около 500 советских памятников по всей стране. Об этом на днях заявил глава действующего в стране Института национальной памяти Лукаш Каминский. При этом расправу предполагается учинить исключительно над монументами, установленными после победы над фашизмом. По мнению Лукаша Каминского, их сохранение в свое время было «фатальной ошибкой». Как сообщил руководитель института, проект реализации масштабной акции по демонтажу «ненавистных символов эпохи» будет в ближайшие недели направлен органам местного самоуправления для исполнения.

Картинка

Удар в спину

Известно, что в число «нежелательных» уже попали монументы советским солдатам в городах Новый Сонч, Бельско-Бяла, памятник советско-польскому боевому братству в Варшаве, монумент погибшим героям в городке Шамотулы, два памятника советским воинам в городе Домброва-Гурнича, монумент в Кракове. В Институте национальной памяти их назвали «несоответствующими польским традициям».

К слову, стоит сказать, что сам Институт национальной памяти изначально создавался вовсе не для контроля за архитектурным обликом польских городов в духе соответствия «историческому моменту». Эта структура, получившая статус государственного историко-архивного органа, должна была заниматься расследованием преступлений против польских граждан, совершенных в период с 1939 года. Вошедшая в состав Института Главная комиссия по расследованию преступлений против польского народа, по сути, продолжила деятельность созданной в 1945 году Главной комиссии по исследованию немецких преступлений в Польше.

Интересно, что с 1949 по 1984 годы комиссия именовалась более политкорректно Главной комиссией по исследованию гитлеровских преступлений в Польше, а затем сменила свое название на еще менее провокационное по отношению к Германии Главная комиссия по исследованию преступлений против польского народа. С какой стати к этим преступлениям добавилось наличие на территории страны памятников солдатам Красной армии, освободившим поляков от фашизма, непонятно...

В сентябре прошлого года Институт национальной памяти выразил благодарность властям города Пененжно за демонтаж памятника генералу Ивану Черняховскому. Именно в этом городе, ранее называвшемся Мельзак и входившем в состав Восточной Пруссии, командующий войсками 3-го Белорусского фронта был смертельно ранен в феврале 1945-го. Институт призвал власти и других польских городов демонтировать находящиеся там советские памятники. «Мы с самого начала придерживаемся мнения, что памятники такого рода, посвященные преступникам, следует разбирать, заявил тогда вице-глава института Павел Укельский. Так что власти Пененжно поступили верно».

Картинка

Остановившие геноцид

То, что поляки в последнее время цинично манкируют историей Второй мировой, перевирают факты, оскорбляя при этом память многих народов, ни для кого не секрет. Используется любой повод, будь то леденящая кровь память Освенцима или освобождение наследия всемирной культуры города Кракова. И как-то на второй план отошла нацистская оккупация, продолжавшаяся с 1939 по 1944 годы, а ведь за это время погибло и умерло около шести миллионов граждан Польши пятая часть населения страны. Это был настоящий геноцид польского народа.

Гитлеровское командование, захватив Польшу, не хотело уступать ее. Против Красной армии было сосредоточено свыше трех десятков соединений, а в каждом польском городе был размещен гарнизон численностью до 50 отдельных батальонов. Советскому командованию пришлось не просто собирать вооруженные силы в мощный кулак, но и планировать операцию в сжатые сроки.

Дело в том, что в начале 1945 года в связи с крупной неудачей англо-американских сил в Арденнах Уинстон Черчилль обратился к Иосифу Сталину с просьбой «срочно провести наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте». Ставке пришлось ограничить время подготовки планировавшейся тогда Висло-Одерской операции. Кстати, с началом наступления советских войск немецкое командование перебросило в Польшу из состава группировок, развернутых против англо-американских войск, 29 дивизий и четыре бригады.

Обо всем этом ни поляки, ни их нынешние европейские и заокеанские друзья предпочитают не вспоминать. Как не помнят и о том, что вместе с бойцами Красной армии в боях с фашистами участвовали солдаты Войска Польского и местные партизаны. Не хотят рассказывать, что польские города, особенно Варшава одна из красивейших столиц Европы, были превращены гитлеровцами в руины. В Варшаве из 1 миллиона 310 тысяч человек довоенного населения в январе 1945 года насчитали только 162 тысячи…

В годы оккупации представители польской нации считались, как и другие славяне, людьми второго сорта. Им было запрещено ездить в общественном транспорте с арийцами, а на дверях ресторанов, кинотеатров, в парках висели предупреждения: «Für Hund und Polen verboten!» («Вход собакам и полякам запрещен!»). Польша была покрыта сетью концентрационных лагерей, где истреблены тысячи польских антифашистов, военнопленных, граждан многих европейских государств. От всего этого ужаса польский народ избавил именно советский солдат.

За свободу польского народа наша страна заплатила огромную цену: свыше 600 тысяч солдат. Даже не самый лучший друг Советского Союза Уинстон Черчилль вынужден был признать: «Без русских армий Польша была бы уничтожена или низведена до рабского положения, а сама польская нация стерта с лица земли. Но доблестные русские армии освобождают Польшу, и никакие другие силы в мире не смогли бы это сделать». В январе 1945 года, сразу после освобождения Варшавы, Черчилль написал Сталину: «Мы восхищены Вашими славными победами... Примите нашу самую горячую благодарность и поздравление по случаю исторических подвигов».

Картинка

Политика хамства

Одним из козырей нынешних польских комментаторов истории является тезис о том, что сразу после немецкой оккупации в Польше началась оккупация советская. Интересная получается «оккупация», если уже в 1945 году стали создаваться национальные польские администрации, возрождаться местные органы власти. СССР не только отказался от всех претензий на германское имущество в Польше, на которое имел право по репарации, но и передал стране до 15% общих репарационных поступлений.

Еще не закончилась война, а в Польшу из Советского Союза пошли эшелоны с зерном (в самом СССР хлеб еще долго продавался по карточкам). Не кто-то, а «главный оккупант» Сталин настоял на том, чтобы польско-германская граница была скорректирована с предоставлением Польше выхода к Балтике и увеличением ее территории более чем на 100 тысяч квадратных километров.

И что в благодарность? Сегодня Польша занимает первое место в Европе по числу фактов вандализма в отношении советских захоронений. В 2015 году в этой стране было зафиксировано 21 подобное правонарушение, сообщил недавно начальник управления Минобороны России по увековечению памяти погибших при защите Отечества Владимир Попов. По его словам, хулиганы ломают и повреждают надгробные плиты, обливают их краской, отрывают буквы и надписи на надгробьях, наносят оскорбительные надписи. И все это при полном попустительстве властей.

Что там, власти сами задают тон этой «деятельности». Так, в ноябре прошлого года в городе Мелец был демонтирован памятник благодарности Красной армии точная копия монумента Воину-освободителю в берлинском Трептов-парке. Посол Польши в РФ Катажина Пелчинская-Наленч заявила тогда, что «снос памятника состоялся в соответствии с законом, поскольку демонтаж советских памятников в Польше находится в компетенции местных властей».

Однако в МИД РФ напомнили, что вопросы сохранности памятников регулируются межправительственными соглашениями, в том числе российско-польским Договором о дружественном добрососедском сотрудничестве 1992 года, Соглашением о сотрудничестве в области культуры, науки и образования 1993 года и Соглашением о местах памяти жертв войн и репрессий 1994 года.

Но для польского руководства, для поляков, никакие договоренности с Россией, похоже, уже не имеют силы. Ни во что не ставит Польша и руководство соседней страны. Чего стоит только демонстративный отказ приглашать российских гостей на традиционные мероприятия в честь годовщины освобождения Освенцима. Освобождали лагерь, кстати говоря, советские солдаты, однако польское руководство и здесь съязвило, назвав освободителями украинцев, так как в операции участвовали войска 1-го Украинского фронта.

Под «каток» польского хамства попал недавно и министр культуры России Владимир Мединский. Во время интервью на местном телеканале TVP ведущая, задавая вопросы, не давала министру отвечать, перебивала его, а в конце и вовсе резко прервала беседу. К слову, продюсер канала позже извинился перед российским министром, за что… был уволен своим руководством с работы.

Нужна политика «мягкой силы»

«Война с памятниками нацелена на то, чтобы стереть из памяти польского народа факт его спасения Красной армией от тотального уничтожения гитлеровскими нацистами, уверена официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. Мы выражаем надежду, что польские власти не пойдут на поводу у экстремистски настроенных политиков и не будут реализовывать меры, которые действительно граничат с варварством».

Захарова подчеркнула, что Москва неоднократно инициировала обсуждение проблемы отношения в Польше к памятникам советским солдатам. Однако, по ее словам, польские власти «отказывались воспринимать наши призывы проявить благородное, цивилизованное отношение, обычную человеческую порядочность и прекратить войну с памятниками».

Картинка

«Снос памятников советским солдатам в Польше это большая ошибка, мы к этому относимся крайне отрицательно, отмечает представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой. Слишком дорогой ценой мы вместе с польским народом победили фашизм, чтобы так безрассудно относиться к памятникам этого великого события».

А вот депутат Госдумы РФ Николай Арефьев уверен, что нынешняя инициатива польского Института национальной памяти является ничем иным, кроме как желанием властей страны выслужиться перед Западом.

«Это верноподданническая пресмыкающаяся позиция, чтобы угодить начальству в Евросоюзе и за океаном, чтобы сказать, что мы готовы, извините, задницу вылизывать, полагает российский парламентарий. Их манера поведения говорит сама, что это лакейство, оно не связано с государственной политикой. Кроме того, таким образом руководство страны рассчитывает отвлечь внимание народа от экономических проблем. «Там разорена экономика, и выход власти видят в противодействии России и советскому прошлому», считает Николай Арефьев.

Член Комитета Совета Федерации по международным делам Анатолий Лисицын полагает, что ситуацию нужно исправлять не только констатацией фактов, но и усилением связи России с русскоязычными людьми, проживающими в других странах.

«В работе с нашими соседями необходимо использовать "мягкую силу", полагает сенатор. Это нужно не только для того, чтобы не допустить ситуаций, подобных польским, но и для защиты интересов России за рубежом в целом». Кстати, председатель комиссии по развитию общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом Общественной палаты РФ Елена Сутормина отмечает, что простые граждане Польши относятся к памятникам спокойно. Антироссийские идеи продвигают преимущественно неправительственные организации.

«Многие годы в Польше поддерживаются структуры с яркой антироссийской риторикой, при этом финансовая поддержка в основном шла им из США», обратила внимание член Общественной палаты. Что же касается конкретной реакции на нынешнюю ситуацию с планируемым сносом памятников, то, как сообщила Елена Сутормина, в ближайшее время этот вопрос будет поднят на уровне международных организаций, в том числе ЮНЕСКО, ОБСЕ и ООН.

Автор: Дмитрий Сергеев

ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика
Читать далее
читайте ниже следующую новость