Один из самых жестоких боев в истории: как Сталинград выдержал три штурма фашистов

11:02 10.03.2016
Сайт телеканала «Звезда» публикует цикл статей о Великой Отечественной войне 1941–1945 годов писателя Леонида Масловского, основанных на его книге «Русская правда», изданной в 2011 году.
Один из самых жестоких боев в истории: как Сталинград выдержал три штурма фашистов
Читайте нас на:

Сайт телеканала «Звезда» публикует цикл статей о Великой Отечественной войне 19411945 годов писателя Леонида Масловского, основанных на его книге «Русская правда», изданной в 2011 году.

 

В своих авторских материалах Масловский, по его словам, разоблачает «выдуманные недоброжелателями России мифы о событиях Великой Отечественной войны и показывает величие нашей Победы». Автор отмечает, что в своих статьях собирается «показать неблаговидную роль Запада в подготовке Германии к войне с СССР».

Девятнадцатого августа немецко-фашистские войска возобновили наступление, стремясь, как и предвидела наша Ставка, овладеть Сталинградом одновременными ударами 6-й армии с запада и 4-й танковой армии с юго-запада.

На юго-западе наступление 4-й танковой армии успеха не имело. Сломить сопротивление нашей 64-й армии немцам не удалось даже при получении дополнительных дивизий. Три недели немецкие войска вели бои у Абганерова и на разъезде 74-й километр, но значительно продвинуться вперед не смогли. Прочность обороны наших стрелковых соединений базировалась на танках. Подвижные танковые соединения запечатывали прорывы обороны наших войск. И 25 августа Гальдер записал в своем дневнике: «Под Сталинградом войска Гота натолкнулись на мощную оборонительную позицию противника».

На западном направлении войска 6-й армии Паулюса добились определенных тактических успехов. Двадцать третьего августа 14-му танковому корпусу удалось прорваться к Волге севернее Сталинграда, пробив в обороне наших войск коридор шириной до 11 километров, проходящий по возвышенностям местности, что позволяло успешно его оборонять. После выхода к Волге немецкие войска пытались продолжить наступление и захватить город ударом с севера вдоль реки.

Одновременно с прорывом нашей обороны немецкое командование силами 6-го воздушного флота подвергло Сталинград варварской бомбардировке. Немцы совершили около 2 000 самолетовылетов. В воздушных боях над городом советские летчики и зенитчики сбили 120 немецко-фашистских самолетов.

Красивый, цветущий город на берегу Волги, в котором до войны проживало 600 тысяч человек, был полностью разрушен. По ночам он напоминал гигантский костер. Водопровод, телефонные станции, трамвай и железнодорожный узел вышли из строя. Подача электроэнергии нарушилась. А. И. Еременко вспоминал: «Многое пришлось пережить в минувшую войну, но то, что мы увидели 23 августа в Сталинграде, поразило нас, как тяжелый кошмар. Беспрерывно то там, то здесь взметались вверх огненно-дымные султаны бомбовых разрывов.

Из района нефтехранилищ огромные султаны пламени взмывали к небу и обрушивали вниз море огня и горького, едкого дыма. Потоки горящей нефти и бензина устремились к Волге, горела поверхность реки, горели пароходы на Сталинградском рейде, смрадно чадил асфальт улиц и тротуаров, мгновенно, как спички, вспыхивали телеграфные столбы. Здания ватной фабрики, расположенные напротив командного пункта, были объяты пламенем и клубами дыма; многие из них рухнули, изуродованные скелеты других страшно дымились…».

Картинка

Несмотря на весь ужас бомбежки, среди жителей не было растерянности и паники. Значительная часть жителей, как и в Ленинграде, по-прежнему отказывалась от эвакуации.

Немецкое руководство объявило на весь мир, что Сталинград пал. Оно никак не могло понять, что воюет с русскими и борьба непосредственно за город только начинается.

Основные усилия Сталинградского фронта теперь сосредоточивались на восточном берегу Дона, в междуречье Дона и Волги. Пробитый немцами коридор разделил наши войска, и 62-я и 64-я армии оказались отрезанными от других. Ставка передала Сталинградскому фронту из резерва 24-ю и 66-ю армии.

Командование принимало все возможные меры для ликвидации коридора и уничтожения прорвавшегося к Волге противника. Предполагалось ликвидировать прорыв ударами по флангам немецких войск. Для этой цели выделялось три стрелковые дивизии и четыре танковых корпуса. Но выделенные танковые корпуса были еще в пути.

Колонны 2-го танкового корпуса уже вечером 23 августа шли через горящий город к месту назначения для нанесения удара по прорвавшемуся врагу. Уже утром 24 августа две танковые бригады корпуса вышли на исходные позиции и начали наступление. «Целью наступления было выйти к Ерзовке и отсечь "голову" немецкого танкового клина, пробившегося к рынку.

Первым успехом корпуса А. Г. Кравченко стало овладение Орловкой и высотами вокруг нее. Месяц спустя вокруг них развернутся тяжелые бои во время второго штурма Сталинграда. Захват и удержание этих позиций 2-м танковым корпусом впоследствии существенно осложнит жизнь немецких частей, штурмующих город. Продвинуться дальше высот у Орловки 26-й и 27-й бригадам не удалось. Столкнувшись с усилившейся обороной противника, корпус сменил направление удара.

В 17:00 24 августа 26-я танковая бригада была перенацелена на восток и получила приказ занять рынок. К 23:00 приказ был выполнен. Таким образом, первым контрударом 2-й танковый корпус не только предотвратил распространение противника на территорию Сталинграда, но и отбил тактически важные пункты в черте города. Ни о каком прорыве в Сталинград с севера, записанном в приказе Паулюса от 19 августа, не могло быть и речи. Потери корпуса А. Г. Кравченко в первом бою были относительно небольшими: восемь Т-34, один Т-70 и один Т-60 сгоревшими и 16 Т-34 подбитыми, 28 человек убитыми и 97 человек ранеными», пишет А. В. Исаев.

Двадцать шестого августа части 2-го танкового корпуса перешли к обороне. Не смогли ликвидировать прорыв и другие танковые корпуса и стрелковые части. Но были у нас и успехи. Во время этих боев наш мотострелковый батальон захватил Ерзовку, а также нашими частями был отрезан от основных сил немецкий танковый корпус, который, простреливаемый на всю глубину, несколько дней отбивался от наших войск, и снабжение его производилось немцами по воздуху.

Была у наших войск и еще одна победа, сыгравшая большую положительную роль в дальнейших боях. Отвлекая силы немцев от Сталинграда, войска 63-й и 21-й армий наносили вспомогательный удар на правом крыле Сталинградского фронта и в этих боях захватили на берегу Дона юго-западнее Серафимовича плацдарм в 50 километров по фронту и 25 километров в глубину. Есть основания считать захват плацдарма специальной операцией, проведенной с целью подготовки будущего наступления. Просто так, случайно, плацдармы не захватываются.

Ликвидировать прорыв немцев к Волге нашим войскам не удалось,  но бои с немецкими частями не позволили им быстро прорваться в город и фактически остановили наступление немцев на Сталинград.

Картинка

Двадцать седьмого августа 1942 года Г. К. Жуков был назначен заместителем Верховного Главнокомандующего и 29 августа вылетел в Сталинград. Таким образом, два первых помощника Сталина по руководству вооруженными силами страны Жуков и Василевский в эти судьбоносные дни находились в Сталинграде. Необходимо отметить, что Василевский руководил действиями советских войск под Сталинградом с первого и до последнего дня Сталинградской битвы.

Фронтовая авиация и авиация дальнего действия прилагали все силы для  помощи сражающимся наземным войскам. С 19 по 28 августа не было ни одной ночи, когда бы подразделения АДД не бомбили скопления немецких войск и техники на переправах в районе Хлебный Рубежный. Только в эти районы в период с 18 августа по 2 сентября АДД было совершено 1 466 самолетовылетов.

Войска 62-й и 64-й армий стойко держали оборону и, получив 1 сентября приказ на отвод войск, спокойно отошли с рубежей Дона и Мышковы в Сталинград. Отвод войск 62-й и 64-й армий на внутренний оборонительный обвод ликвидировал угрозу их окружения, но не ликвидировал угрозу прорыва врага в город.

Кстати, А. В. Исаев обращает внимание на то, что командующий 62-й армией генерал-лейтенант В. И. Чуйков вполне заслуженно получил широкую известность, в то время как о командующем 64-й армией генерал-майоре М. С. Шумилове знают мало, а он тоже заслуживает широкой известности как замечательный командующий, который благодаря умелому командованию армией не допустил захвата немцами Сталинграда.

Ставка и Генеральный штаб до мельчайших деталей знали положение дел под Сталинградом на каждый день и каждый час и, самым тщательным образом анализируя обстановку на высоком профессиональном уровне, организовывали руководство сражающимися войсками, направляли под Сталинград боеприпасы, оружие и резервы.

Третьего сентября Ставка Верховного Главнокомандования направила на имя Г. К. Жукова директиву следующего содержания: «Положение со Сталинградом ухудшилось. Противник находится в трех верстах от Сталинграда. Сталинград могут взять сегодня или завтра, если северная группа войск не окажет немедленную помощь. Потребуйте от командующих войсками, стоящих к северу и северо-западу от Сталинграда, немедленно ударить по противнику и прийти на помощь к сталинградцам. Недопустимо никакое промедление. Промедление теперь равносильно преступлению. Всю авиацию бросьте на помощь Сталинграду. В самом Сталинграде авиации осталось очень мало».

Конечно, сталинградцы смогли выстоять благодаря тому, что в степи атаковали позиции 6-й немецкой армии наши танкисты и пехотинцы, которые, не имея возможности прорвать оборону врага, жертвовали собой, спасая от разгрома защитников Сталинграда и в целом весь народ своей славной Родины, Советского Союза. Горели танки, гибли люди, гибли кони, но их сменяли другие и снова шли в бой на врага, который упорно держал оборону.

Картинка

Двенадцатого сентября Жуков и Маленков докладывали Верховному:   «Сегодняшний день наши наступающие части, так же как и в предыдущие дни, продвинулись незначительно и имеют большие потери от огня и авиации противника, но мы не считаем возможным останавливать наступление, так как это развяжет руки противнику для действия против Сталинграда.

Мы считаем обязательным для себя даже в тяжелых условиях продолжать наступление, перемалывать противника, который не меньше нас несет потери, и одновременно будем готовить более организованный и сильный удар».

Были и результативные контрудары. Об одном, под Серафимовичем, уже писал. Второй очень удачный контрудар в конце сентября нанесла наша 51-я армия  (30 июля была возвращена с Северо-Кавказского фронта), захватившая дефиле между озерами Цаца и Барманцак. Уверен, что это не дело случая, а продуманная Ставкой операция по подготовке места для будущего наступления. Именно с плацдарма у Серафимовича на севере и с указанного дефиле между озерами наши войска начали победоносное наступление.

В сентябре наши 24-я, 66-я и 1-я гвардейские армии дважды с севера наступали на немецкие войска, оборонявшие коридор к Волге, и хотя не смогли ликвидировать его и соединиться с войсками, оборонявшими город, каждый раз вынуждали немцев вступать в бой, ослабляя свои войска, штурмующие город.

Четырнадцатого сентября 1942 года немецкие войска начали первый штурм самого  города Сталинграда. С этого момента, с середины сентября, началась беспримерная по упорству борьба за город, продолжавшаяся до 2 февраля 1943 года.

Бои развернулись в городе за его центральную часть. Гитлеровцы были уверены в скорой победе, потому что собрали большие силы, даже забрав с Дона немецкие войска и заменив их 3-й румынской армией, которая в дальнейшем в один прекрасный день побежит от первого удара советских войск. Бои продолжались до 26 сентября и не закончились, как были уверены гитлеровцы, захватом города.

В этих боях 62-я армия сражалась не одна, а вместе с северной группировкой наших войск. Северная группировка планировала свои удары по врагу с внешней, северной стороны коридора, отделявшего ее от 62-й армии,  по согласованию с командованием 62-й армии.

Второй штурм города в районе заводских поселков Красный Октябрь и Баррикады немецкие войска предприняли 27 сентября. Они добились определенных тактических успехов, и к 4 октября наши отступившие войска уже не имели ни одной линии обороны вне черты города. Ожесточенные бои продолжались до 7 октября. В числе штурмовавших немецких частей был и хорватский батальон. Тех самых хорватов, которые спустя полвека вместе с наемниками США убивали лучших сынов и дочерей самой мужественной нации в Европе православных сербов.

Необходимо отметить, что 28 сентября Сталинградский фронт был переименован в Донской и его командующим был назначен генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский. Юго-Восточный фронт стал именоваться Сталинградским под командованием А. И. Еременко. С этого времени наступательные задачи почти полностью перешли к силам, расположенным вне войск, оборонявшихся в городе. В самом городе наступательные задачи получала только дивизия Родимцева.

Рассматривая бои за город, надо иметь в виду, что численность немецких дивизий не входила ни в какое сравнение с численностью советских дивизий, и даже сильно поредевшие в боях, они по численности личного состава намного превосходили нашу численность. Девятого октября 1942 года в Красной армии были отменены должности военных комиссаров и, таким образом, введено единоначалие в управлении воинскими соединениями.

Третий штурм города немцы предприняли 14 октября и на следующий день на узком участке прорвались к Волге в районе Сталинградского тракторного завода. Но это не сломило волю нашей армии. Город держался, и советские войска по-прежнему защищали каждый дом.

Продолжение следует…

 

Мнения, выраженные в публикациях Леонида Масловского, являются мнениями автора и могут не совпадать с мнениями редакции сайта телеканала «Звезда».

Автор: Леонид Масловский

ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика
Читать далее
читайте ниже следующую новость