Численность и потери ИГ: кто воюет на стороне террористов и откуда у них подземные города

08:10 06.10.2015
Сегодня на фронт борьбы с организацией, представляющей собой лицо мирового терроризма, вступила наша страна. Россия весьма успешно применяет свою боевую авиацию на территории Сирии и в считанные дни частично уже усмирила ИГ.
Численность и потери ИГ: кто воюет на стороне террористов и откуда у них подземные города
Читайте нас на:

Нельзя недооценивать своего противника, даже если это лилипуты, пытающиеся спеленать Гулливера. Но и преувеличивать возможности неприятеля тоже не стоит, даже если это запугавшее весь мир «Исламское государство», с которым не смогла справиться коалиция во главе с США.

Сегодня на фронт борьбы с организацией, представляющей собой лицо мирового терроризма, вступила наша страна. Россия весьма успешно применяет свою боевую авиацию на территории Сирии и в считанные дни частично уже усмирила ИГ. Как оказалось, намалеванный американцами черт не так уж и страшен.

Картинка

Что же такое на самом деле ИГ? Начнем именно с вооружения: 20% боеприпасов здесь американского производства, да и основное стрелковое оружие террористов   автоматическая винтовка М-16 и винтовки ХМ15Е2S.

Картинка

Впрочем, арсенал весьма интернационален. Имеются 90-мм противотанковые гранатометы М-79 «Оса» югославского производства, которые были поставлены в Саудовскую Аравию оппозиционерами из так называемой Свободной сирийской армии еще в 2013 году и перекочевали впоследствии в ИГ. Калашниковы тоже, естественно, присутствуют. Есть хорватские снайперские винтовки, китайские Type 79.

Более серьезное вооружение тоже имеется, например крупнокалиберные пулеметы ДШК различного производства. Еще из средств ПВО - ЗУ-2-24 (спаренная 24-мм зенитная установка).

Известно, что на вооружении боевиков ИГ имеются ПЗРК «Стингер», «Стрела-2» и «Игла», которыми они разжились при захвате военных складов в Ираке и в Сирии. К слову, ЗУ способна поражать воздушные цели на высоте в 3 километра, а ПЗРК бьет до 5 километров.

Картинка

Вероятно, что среди конфиската имеется и более серьезная штука ЗРК «Куб», но вряд ли его можно использовать без квалифицированных специалистов. По крайней мере, по словам официального представителя Минобороны начальника УПСИ МО РФ генерал-майора Игоря Коношенкова, противовоздушного воздействия наши боевые самолеты при выполнении задач в небе Сирии не испытали.

Еще, по сообщению самих игиловцев, почему-то официально подтвержденному Пентагоном, им удалось захватить 140 (!) танков «Абрамс» модификации 140М1А-1 в Ираке в провинции Анбар. И, якобы, они уже переброшены в Сирию. Но где эти полторы сотни танков на территории Сирии, неясно. Под Дамаском их не видели.

Картинка

Еще один из блефов ИГ захват ракет «Скад», способных нанести удары по любой точке на территории Сирии. Теоретически, да, могли «приобрести», но применить вряд ли. Здесь нужно (как минимум) пять лет отучиться в военном училище, ну или хотя бы пройти двух-трехлетнее обучение у инструкторов. Такой же миф и сама численность активных сторонников ИГ, которая колеблется от 38 до 50 тысяч человек.

«Нынешняя военная сила ИГ это миф, построенный по большей части на страхе, говорит бывший военный советник в Сирии полковник Анатолий Матвейчук. Казни напоказ одна из составляющих информационной атаки. Мол, бойтесь. И люди в Сирии их реально боятся, солдаты порой отступают именно из-за страха, особенно когда не ощущают за спиной реальную поддержку. Мне кажется, что ситуация сейчас существенно изменится: реальная поддержка России поможет вернуть боевой дух солдатам Асада. А бойцы они, поверьте, неплохие».

При всем при этом нельзя не признавать, что ИГ это реальная и опасная сила. В первую очередь из-за поддержки извне, в том числе из европейских стран. Но «исходники», корни в гражданской войне в Ираке, спровоцированной военной кампании США и их союзников против Саддама Хусейна.

Картинка

На фоне хаоса в Ираке в 2004 году наиболее влиятельная джихадистская группа в стране «Джамаат ат-Таухид валь-Джихад», возглавляемая Абу Мусаб аз-Заркауи, присоединилась к «Аль-Каиде» в качестве местного филиала самой известной террористической организации в мире. Через два года под эгидой «Аль-Каиды» в Ираке сформировалась террористическая организация «Исламское государство».

Два события 2011 года реанимировали ИГ вывод американских войск из Ирака и начало гражданской войны в соседней Сирии. Идеология ИГ сейчас пользуется популярностью среди других экстремистских группировок. На верность присягнули террористические организации из Алжира, Египта, Филиппин, Пакистана и ряда других стран.

Первой группировкой, примкнувшей к ИГ, стал отряд боевиков из Центральной Азии «Сабри Джамаат». О поддержке ИГ заявили отдельные небольшие группы из радикальных экстремистских группировок «Аль-Каида на Аравийском полуострове» и «Аль-Каида в странах исламского Магриба». На верность ИГ присягнули также: филиппинская джихадистская группировка «Абу Сайяф», пакистанская «Джамаат-уль-Ахрар», синайская «Ансар Бейт аль-Макдис», нигерийская «Боко харам» и алжирская «Аль-Мурабитун».

В июне 2015 года о верности ИГ заявили главари ряда бандформирований в Дагестане, Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Присягу принесли террористы из так называемого «Имарата Кавказ». После этого лидеры ИГ объявили о создании провинции (вилаята) на Северном Кавказе.

Каждая из этих группировок успела отметиться своей террористической деятельностью и поставлена вне закона как в своих странах, так и в России.

Картинка

Нынешний театр боевых действий в Сирии охватывает четырех участников: правительственные войска, курдов, «Исламский фронт» и «Джебхат ан-Нусру», ИГ. Каждый из участников боевых действий воюет сразу на два фронта: правительственные войска против «Исламского фронта» и ИГ, курды против ИГ и частично «Исламского фронта», при этом подвергаются атакам со стороны турецкой армии. Тем не менее для курдов основными врагами в текущей конфигурации являются именно ИГ и турецкая армия.

В военных действиях также принимает участие «Хезболла» и, предположительно, подразделения иранских сил, однако они в основном действуют на границе с Ливаном, фактически выполняя военно-полицейские функции и проводя операции против блокированных групп боевиков в горной местности совместно с частями сирийской армии.

Во всем этом достаточно запутанном сирийском раскладе есть одна прописная российская истина: мы противодействуем исключительно террористической группировке ИГ, по которой и наносим воздушные удары. Противником России на этом фронте нельзя считать ни Свободную сирийскую армию, ни прочие антиправительственные группировки.

Картинка

Эффективность действий российской авиации уже дала свои результаты: уничтожено более 50 объектов ИГ, в том числе подземные командные штабы террористов. Удары наносятся точечно, с применением бомб и ракет, которые уничтожают именно расположение боевиков ИГ. (Все эксклюзивные подробности о проведении воздушной операции в Сирии на сайте телеканала «Звезда»).

Картинка

Потери террористов в этом случае не имеют существенного значения, гораздо важнее эффект применения ракетно-бомбовых ударов по ключевым позициям ИГ: в рядах террористов уже отмечено массовое дезертирство и бегство. Все предшествующие удары авиации США подобного эффекта не имели.

К слову, в Сирии пригодился опыт боевых действий Советской армии в Афганистане, которой тоже пришлось столкнуться с широко разветвленной системой подземных коммуникаций моджахедов. Характерные для Востока глубокие шахты-водоводы кяризы  использовались и как средство скрытного передвижения, и как оборудование складов, командных пунктов. Их уничтожали именно точечными ударами бомб, способными проламывать многометровые бетонированные сооружения.

Картинка

Боевикам ИГ большая часть подземных фортификационных сооружений досталась в наследство. Здесь переплелись подземные постройки античных и средневековых времен, а также современные постройки в виде тоннелей, подкопов, огневых точек. Существуют целые кварталы, связанные с тоннелями в единую цепь. Видно, что подобными работами должны были руководить специалисты со специальными знаниями и технологиями. Таковых в рядах террористов нет.

Да и специальное оборудование, например георадары и теодолиты, необходимые для масштабных подземных работ, боевики ИГ использовать сами не могли по определению. Предполагается, что в качестве «подземных прорабов» здесь выступают инженеры из Саудовской Аравии, Катара, Турции и США.

Как показывает боевой опыт, выкурить противника из таких подземных сооружений, обеспеченных электроэнергией, вентиляцией и запасами боеприпасов и продовольствия достаточно сложно. По крайней мере, наскоком их не возьмешь, длительная осада тоже малоэффективна. Та же сирийская правительственная армия потратила более полугода на освобождение Дарайи.

Картинка

А в районе Барзе войсками Асада был обнаружен тоннель, пролегающий на 12-метровой глубине, внутри которого мог проехать танк или грузовик. Можно вспомнить и Хомс, где, пожалуй, больше всего подземных ходов во всей Сирии это целый невидимый и защищенный город. Считается, что на сегодняшний день в мире нет эффективных технологий для успешного ведения подземной войны. Вернее, раньше не было. Точечные удары российских бомб БЕТАБ-500 разрушили этот миф.

И, если говорить о сравнениях, география Сирии характеризуется равнинами, пустынями, нагорьями и плато, большей частью похожими на территорию Афганистана. В плане наземной операции не совсем удобная территория. Зато для воздействия с воздуха идеальный плацдарм.

Автор: Виктор Сокирко

Фото: Defence.gov/Минобороны России/YouTube

ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
В ДPУГИХ CMИ
Загрузка...
Вас заинтересует
Экспертное мнение и аналитика
Читать далее
читайте ниже следующую новость