зарегистрироваться войти
найти Искать
 СОБЫТИЯ: Олимпиада-2016 АрМИ-2016 В ИноСМИ  
Телеканал «Звезда»/Новости/В стране и мире
19:22 16 человек погибли на воздушном шаре в США
19:17 Американцы проанализировали, сможет ли TOW поразить «Армату»
18:49 Вооруженный преступник захватил заложников в кафе в Бразилии
18:41 Незрячая пара из Нижнего Новгорода готовится к свадьбе
18:31 Наставники из НАТО похвалили украинцев за Sea Breeze
18:07 В Ереване начался бой: погиб полицейский
18:02 Путин провел в Русской часовне несколько минут в одиночестве
17:52 Лесовоз снес крышу легковому автомобилю в Карелии: видео
17:22 Спецназ готов начать штурм захваченного полка полиции в Ереване
17:10 Шойгу поздравил российских десантников с праздником
8 марта 2016, 09:41

Вздергивали на дыбе, загоняли иглы под ногти и кидали в яму с трупами: ВСУ переплюнули гестапо в жестокости

Телеканал «Звезда» публикует выдержки из доклада «Военные преступления украинских силовиков: пытки и бесчеловечное отношение», подготовленного негосударственной организацией Фонд исследования проблем демократии и Российским общественным советом по международному сотрудничеству и публичной дипломатии при поддержке Российского фонда мира. Фонд исследования проблем демократии возглавляет член Общественной палаты Российской Федерации Максим Григорьев.

 

Эксперты фиксировали свидетельства тех, кто был передан украинской стороной при обмене пленными. В подготовленном докладе использованы результаты опроса более чем 200 пленных, переданных украинской стороной. Опрос проводился экспертами Фонда в период с 25 августа 2014 года по 20 января 2015 года.

 

Представитель общественной организации «Планета ребенка» Татьяна Земленухина свидетельствует: «Наш офис находился в Киеве по улице Грушевского, 4б, за гостиницей "Днепр". Во время противостояния в январе-феврале 2014 года принимала активное участие  в помощи "Беркуту" и ВВ в качестве волонтера в группе Ивана Проценко. На тот же момент состояла в движении "За чистый Киев", движении НОД. Принимала участие в акциях против событий, происходящих на Майдане, перед посольством США, судом, на Бессарабской площади. По этим же событиям связывалась с российским телеканалом Россия-1. Также летала на передачу "Украина в огне. Брода нет" крымского телевидения.

 

Единомышленники мне сообщили, что я нахожусь в списках "Правого сектора". По этой причине я решила покинуть Киев и уехать в Крым. Потом приняла решение возвращаться. Девятого июля я выехала поездом из Севастополя. После пересечения границы меня сняли с поезда. Со всеми личными вещами посадили в машину и увезли в неизвестном направлении. Впоследствии я узнала, что это было здание СБУ Запорожья. На меня оказывалось психологическое давление, угрожали расправиться с моей семьей».

 

Пострадавший Игорь Лямин, задержанный 14 сентября сотрудниками батальона «Днепр», подробно рассказывает, как его пытали: подвешивали на дыбу, использовали «качели», били электротоком, как схватили и пытали его жену. Кроме того, он называет позывные тех, кто подвергал его пыткам на базе Днепр-1: «Меня схватил батальон "Днепр". Я поехал на рыбалку, меня схватили, привезли в линейное отделение милиции и сразу, со старта, начали избивать. Били всем, чем можно: и палками, и ногами, и пистолетом по голове. У меня голова была, как ежик. Потом на дыбу вешали: это руки за спину, руки в наручниках.

 

Повыворачивали все руки. Потом сделали, как они назвали, "качели". Это длинный ломик-шестигранник. Руки под ноги в наручниках, и надевается ломик. Потом кружили меня этим ломиком, оставляли, и я висел на нем. Кости чуть не повылазили у меня. До сих пор не работают руки, эти части. Последний раз они 20 минут продержали на этом ломике, сняли, начали обливать водой и бить током электрошокерами. Это длилось, пока я не начал терять сознание.

 

 

Не давали спать. Если я начинал засыпать, такие экзекуции повторялись. Оказывается, пытали мою жену. Тоже забрали и держали в соседней камере. Ей сломали на левой ноге все пальцы. Я подписал все бумаги, в которых меня обвиняли, и меня увезли в СБУ. Что они пытались выяснить, я так и не знаю. Зачем вот это все надо было вытворять, я не знаю. Сколько я историю ни изучал, немцы не пытали так, как они.

 

После СИЗО нас отправили в Днепродзержинск на базу Днепр-1. Позывные у тех, которые там служили, Икс, Альбина и Макс. Они издевались, как хотели, стреляли над головами. Все были практически переломаны, но они заставляли отжиматься. Одного человека вообще чуть не закопали в яме. Хотели застрелить. Это продолжалось четыре дня, и потом нас увезли в СБУ Харькова уже на обмен.

 

Там у меня открылась язва. Меня отвезли на неотложке в Харьков.  При этом врачи сделали мне эндоскопию и все анализы: у меня сильно кровоточила язва. Факт в том, что меня отвезли под чужой фамилией. Мне сказали: называй любую фамилию, любой адрес. Меня хотели положить в стационар. Но им запретили. Привезли меня обратно в СБУ, и пока не произошел обмен, приходилось как-то терпеть все эти боли невыносимые.  Кроме того, что было все тело побито, ну еще и язва открылась».

 

Пострадавший от пыток украинских силовиков Дмитрий Ермаков состоял в движении «Антимайдан» в Мариуполе. Восемнадцатого сентября 2014 года около своего дома он был захвачен украинской Национальной гвардией. Он свидетельствует: «Во дворе дома стояла иномарка без номеров. Когда я проходил мимо, из автомобиля вышли четыре человека в камуфляже и масках, вооруженные автоматами. Привезли на территорию мариупольского аэропорта, где располагались части Нацгвардии. После приезда полтора часа стоял на коленях.

 

За отрицательные или уклончивые ответы угрожали пытками, покалечить и убить. С 20 по 23 сентября находился в холодильнике. Двадцать первого сентября в холодильник привели сильно избитого молодого человека Макаренко. Его задержали на работе в цеху "Азовсталь" в середине рабочего дня за то, что он пустил погостить к себе приятеля и его товарища, которые состоят в батальоне "Восток".

 

Поздним вечером 21 сентября привели еще двух парней. С их слов, их задержали за то, что они в темноте подъехали к блокпосту ВСУ. Они не заезжали на блокпост, развернулись и поехали обратно в свою деревню. Свой поступок объяснили тем, что находились в состоянии алкогольного опьянения и решили проверить недавно приобретенный автомобиль. Они сообщили, что уже подъезжали к своей деревне, когда их догнали военнослужащие ВСУ и обстреляли автомобиль без предупреждения, вынудив их остановиться. Их избили. Стреляли в землю рядом с головами.

 

Еще через некоторое время привели молодых людей, которых схватили за то, что они ловили рыбу рядом с ограждением Азовского морского порта. В ходе общения с другим задержанным они рассказали, что по дороге в аэропорт их избивали и пытали электрошокером».

 

Пострадавший Павел свидетельствует, что причиной его задержания и пыток стала его телефонная беседа с депутатом из Донецкой народной республики: «Сначала со мной беседовали вежливо, потом зашел мужчина и начал бить по ребрам. Мне стало дурно, и мне дали таблетку. Были судороги, у меня онемело тело. Они требовали признаться, что я был корректировщиком. Это неправда. Они слушали телефоны, а я просто поговорил с депутатом из Донецкой народной республики. Отвезли на полигон Днепр-1, там человека ни за что ни про что кидали в трехметровую яму, заставляли копать могилы».

 

 

Денис Гаврилин, задержанный украинской Национальной гвардией 31 июля 2014 года на блокпосту и переданный батальону «Азов», рассказывает: «Каждые два-три часа допрос. Много всего. Меня топили. Глаза были завязаны, клали на лицо полотенце или тряпку. Я не видел. Руки при этом были прикованы сзади. И, держа меня сзади за голову, положив мне на лицо тряпку, поливали сверху. Не знаю из чего из бутылки, из чайника… не видел Состояние утопление. Потом приводили в чувство. Ну и так далее.

 

Так как у меня уже переломано колено, они увидели корсет на ноге, на колене, и мне сломали его повторно. В первый день его сломали. Потом на ногах, где ноготь, мне вставляли иголку. Такое состояние, как будто жилы из шеи тянет. Вытягивает всего, все тело каменеет. Закидывали в яму с трупами. Расстреливали, короче. Закидывают в яму, специфический запах эффект расстрела. Там много всего. Я знаю хлопца, которому плоскогубцами вырвали четыре передних зуба. Ребят знакомых, сколько видел, им на ломиках "карусели" делали».

 

Валерий Борзов из Красноармейска рассказывает, как его пытали сотрудники СБУ: «7 ноября 2014 года я был задержан сотрудниками СБУ и увезен в какой-то подвал Красноармейска. В подвале меня били по голове, ногам, спине, почкам. В процессе я дважды терял сознание, меня обливали водой, и я приходил в сознание. В ходе пыток меня били руками и ногами по голове и в живот, отчего я снова терял сознание.

 

Усадив меня на колени, били по ногам, а потом прицепили руками сзади на какую-то цепь или трос ("ласточка") и сильно били. После, сняв меня с "ласточки", били несколько раз по голове какими-то брусками. Позже меня усадили на стул и предварительно дали текст, я должен был сказать его на видеокамеру. Под угрозой насилия над моей семьей я сказал».

 

Ополченец Павел Борисов рассказывает, как над ним издевалась Национальная гвардия и разрывала его раны: «19  июля 2014 года я попал в плен. Был обстрелян из засады с трех сторон  и взят в плен в тяжелом состоянии. В плену над нами издевались. Били по голове и нажимали на раны, откуда текла кровь. Получил я шесть пулевых ранений плюс осколочное. Таскали, издевались, оскорбляли, вывозили расстреливать.

 

В СБУ нас отправили город Краматорск, где мы находились   в больнице сутки, потом перевезли в Харьковскую СБУ, которая нас не приняла, и нас снова положили в больницу.

 

Я много крови потерял, меня били по ранам, нажимали на осколки, на пули, совали пальцы в дырки от пуль, крутили в разные стороны и смеялись. Они наблюдали, как я истекаю кровью. Снимали на видеокамеру пытки и издевательства. Это была Национальная гвардия.  А следующий день они приехали, хотели забрать нас, чтобы расстрелять, но им другие охранники не дали.

 

Врачи осколки вообще не вытаскивали. Одна пуля застряла в руке, раздвоила кость, врачи не стали ничем заниматься, потому что им не надо было. Они просто накладывали мазь и кололи обезболивающие, старались, чтобы больше не беспокоил, говорили "так заживет", "со временем выгноится и выйдет само, ничего страшного". Пули находятся до сих пор в теле.

 

Потом забрали в СБУ, недолечив, я еще был с гнойными ранами. Людей туда привозят избитыми, с выжженными свастиками, надписями "СС". Другие люди приезжали с разбитыми полностью телами и лицами до неузнаваемости просто, как будто груши перебитые. Отбито все, даже мясо отходит от костей».

 

 

Ополченец Андрей Панченко был захвачен 14 января 2015 года. Он рассказывает: «Меня попросили друзья сесть за руль и отвезти их в город Докучаевск. Мы заехали на украинский блокпост. Нас уложили на пол, завязали нам руки, ноги, периодически сопровождая избиением, натянули шапку на голову, обмотали ее скотчем, чтобы было трудно дышать. Загрузили в свой автомобиль и увезли. Когда приехали, нас всех выкинули в какое-то темное помещение. И по одному начали выносить, мы были полностью связанные. Усадили на стул, один держал ноги, завел их под стул, руки за спинку стула, и там держали.

 

Потом меня просто били молотком, обыкновенным молотком. По ногам, по плечам. Все это происходило до тех пор, пока я не потерял сознание. Такая процедура происходила три дня. Меня трижды ставили к стенке, стреляли из пистолета, стреляли рядом и говорили, типа, мы же можем и не промазать. На 13-й день, ближе к вечеру, подъехал автомобиль, нас забрали всех, при этом сказали, что гражданских людей в расход. А нас двоих, у которых были корочки, в милицию, в тюрьму. Везли нас долго, когда привезли, мы были связаны, шапки на глазах. Первый день нас не трогали в СБУ. Потом так же выводили по одному на допрос.

 

После того, как я им рассказал то, что я уже рассказывал тем военным, меня ударили в пах электрошокером и добавляли вольтаж, потому что сильнее и сильнее было. Током было очень больно. Я упал, кричал: "Расстреляйте меня, зачем мучаете? Я ничего не знаю". После этого пришел следователь и сказал, что я попал в правовое поле».

 

Полученные Фондом исследования проблем демократии данные позволяют утверждать, что украинские вооруженные силы, Национальная гвардия и другие формирования Министерства внутренних дел Украины, а также Служба безопасности Украины (СБУ) систематически и намеренно нарушают статью 3 Европейской конвенции по правам человека: «Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию». Масштаб и системность применения пыток позволяют также сделать обоснованный вывод о том, что их использование является намеренной политикой этих структур, санкционированной их руководством.


Фото: Полк Дніпро-1/Facebook/ Serg Glovny/ZUMAPRESS.com/Globallookpress/ Sergii Kharchenko/ZUMAPRESS.com/Globallookpress/ Шарифулин Валерий/ТАСС
Версия для печати Версия для печати
Удар «Бука» и взрыв полутонны тротила: лучшее военное видео недели
В Киеве смирились с окончательной потерей Донбасса
На парадной форме олимпийской сборной США заметили российский флаг
Экстремал прыгнет из самолета без парашюта и в прямом эфире
Тренировочные лагеря ИГИЛ сосредоточены на юге Украины – власти Крыма
Операция возмездия: спецназ в Сирии ликвидировал боевиков, отрезавших голову ребенку
Загрузка...