зарегистрироваться войти
найти Искать
 СОБЫТИЯ: Война в Сирии В ИноСМИ  
Телеканал «Звезда»/Новости/Вопросы истории
12:48 Один против всех: как «заговоренный» летчик-ас подбил 57 немецких самолетов
09:27 Ракеты Королева не по зубам Америке: как США инсценируют полеты в космос
09:04 1917-й: что было бы, если бы большевики не захватили власть
12:12 100 лет революции: как в 1917 году правительство Англии обрекло Николая II на смерть
11:07 Как встречали Новый год солдаты и офицеры Красной армии
15:16 Сегодня была война: 25 декабря 1979 года советские войска вошли в Афганистан
10:36 Как Украина Россией стала: почему малороссы бежали от Европы
08:48 Как Россия спасла Европу от гибели и за что та ее предала
12:00 Рабство или смерть: как иноземцы пытались уничтожить Россию
09:04 Высшее достижение человечества: как Горбачев развалил великую цивилизацию
4 августа 2016, 08:25

Вторая правда концлагеря Сандармох: как финны замучили тысячи наших солдат

До недавнего времени считалось, что лесной массив Сандармох неподалеку от Медвежьегорска в Карелии является местом тайных захоронений жертв массовых политических репрессий 1937-38 годов. Впервые это тайное кладбище, с площадью в 10 гектаров и 236 расстрельными ямами, было обнаружено в 1997 году. Чуть позже, по инициативе Международного и Петербургского отделения «Мемориал» здесь было открыто мемориальное кладбище «Сандармох», установлен памятник с надписью «Люди, не убивайте друг друга». Ежегодно, в дату начала «Большого террора» 5-7 августа, здесь поминают погибших. Но – не всех.

 

 

Согласно предоставленным телеканалу «Звезда» ФСБ России архивным материалам, в могилах Сандармоха находят и массовые захоронения советских военнопленных, находившихся в финских концлагерях в годы Великой Отечественной войны. Они содержались в тех же бараках, что и политические заключенные и были убиты или замучены в огромных количествах (по разным данным здесь погибло от 19 до 22 тысяч военнопленных). Так что неизвестно, чьих костей здесь больше. Вероятно, что теперь, после обнародованных результатов исследований, свидетельствующих о том, что тысячи останков принадлежат военнопленным, замученным финскими оккупантами, историческая справедливость восторжествует.

 

 

Еще до рассекречивания архивов по Сандармоху, данные сенсационных исследований, не вписывающихся в «исторические исследования» «Мемориала», раскрыл директор института Североевропейских исследований Петрозаводского госуниверситета Юрий Килин. Его статья была опубликована в газете «Калева» – одном из самых популярных изданий Финляндии. Заметим, именно в финском издании, которое дало российскому профессору возможность рассказать о чудовищных деяниях своих соотечественников в годы войны. Так что «рука госбезопасности» здесь ни при чем!

 

Еще осенью 1941 года под натиском превосходящих финских войск части Красной армии оставили вначале столицу Карелии Петрозаводск, а в декабре и Медвежьегорск – финны вышли на линию Беломорканала. Рачительные финские парни не стали тратиться на строительство концентрационных лагерей для советских военнопленных (их общая численность составила около 64 тысяч человек), а использовали советские пенитенциарные объекты, входившие в систему ГУЛАГа. Здесь были расстреляны, замучены голодом, холодом и непосильным трудом около 20 тысяч человек – самый высокий процент смертности среди концлагерей для военнопленных Второй мировой войны. Таких «показателей» не добивались даже немцы и японцы.

 

 

Читаешь свидетельские показания бывших советских военнопленных из Сандармоха, которым удалось сбежать из плена или освобожденных РККА в 1944 году, и волосы на голове шевелятся! «Много, очень много советских людей умирало от голода, а тех, кто пы¬тался есть дохлых собак, кошек и павших лошадей,  финские фашисты расстреливали. Я своими глазами видел сотни истощенных советских военнопленных, которые падали на ходу. Тех, кто лежал и не мог подняться, финские фашисты убивали» – свидетельствовал Яков Крылов.

 

Убить могли даже не за провинность, а по прихоти надзирателей, ради развлечения. Военнопленных запрягали в сани и возили на них воду или бревна, подстегивая железными прутьями, порой до смерти. За попытку побега расстреливали весь барак. Но самыми страшными, по информации исследователей, были лагеря, в которых занимались лесозаготовками. Там смертность достигала 100 процентов.

 

 

 

 

 

Официальный рацион русского военнопленного составлял здесь 170-240 граммов хлеба, 2 литра жидкой баланды (разведенной в воде ржаной муки), 10 -15 граммов сахара, 30 граммов мяса или рыбы, литр кипятка в день. Но на практике нормы никогда не исполнялись. Продуктовый набор отбирался охраной и военнопленные порой сутками не получали вообще никакой пищи.

 

«На высокую смертность влияли вражда и ненависть к русским, дефицит продовольствия и проблемы с психическим здоровьем охранников концлагерей, – считает профессор Юрий Килин. – Две последние причины могут быть эвфемизмом для ненависти к русским».

 

Кстати, и сами финны отмечают, что в качестве охранников в концлагерях служили порой психически нездоровые люди, те, кого в боевые порядки не допускали. Нервы у таких «шизиков» были ни к черту, а потому они нередко расстреливали военнопленных без видимых причин. В свидетельских показаниях есть такой факт, когда начальник лагеря убил пленного только за то, что он… задержался в туалете.

 

В деревне Пяжиева Сельга, которая был освобождена в 1944 году, находился лагерь советских военнопленных. В одном из бараков было обнаружено письмо адресованное бойцам Красной Армии. Вот его текст: «Здравствуйте, дорогие товарищи. Пишут вам стра¬дальцы Пяжиевой Сельги. Вот уже третий год, как вокруг нас враги. Хотелось бы кровью описать все, что пришлось нам пережить. Снова проходят перед нами ужасные сцены расстрелов и избиений. Все это было здесь в лагере.

 

 

 

 

 

 

 

Для человека, испытавшего муки плена в проклятой Суоми, не страшен ад со всеми его мучениями. Финны ставили людей на горячую плиту, равняли строй обес¬силенных людей при помощи очереди из автомата. Рана на руке или на ноге считается у нас величайшим счастьем, она дает иногда избавление от непо¬сильной работы, за которую, кроме избиения, ничего не получишь. Но беда, если болезнь внутренняя. Таких больных за руки и за ноги вытаскивали из барака на мороз и ударами гнали в лес. Были случаи, когда несчастные больше не вставали с земли. Приходится кончать письмо, чтобы не вызвать подозрений у финнов. Товарищи, милые, дорогие, выручайте немногих, оставшихся в живых. Мы не  можем бежать из плена. Все попытки бегства, которые  были до сих пор, кончились расстрелом. А с тех пор, как фронт двинулся, мы сидим безвыходно за прово¬локой, под усиленной охраной. Надеемся на вас и ждем вас, дорогие товарищи!».

 

Да, среди военнопленных были и предатели. В документах рассказывается о целой системе вербовки финнами красноармейцев для диверсионной работы в советском тылу. Многие соглашались за усиленное питание и три сигареты в день. Их имена сразу стали известны органам военной контрразведки «СМЕРШ». Но основная масса военнопленных осталась верна присяге и воинскому долгу. Вот их-то в первую очередь финны уничтожали. А тела закапывали в тех же местах, где находились захоронения политзаключенных. И достаточно странно, что «Мемориал» разделил найденные в Сандармохе останки на «своих и чужих», оставив кости военнопленных недостойными внимания.

 

 

 

«Раскрытые сейчас документы ФСБ по Сандармаху позволят восстановить не только историческую справедливость, но и установить имена многих погибших наших солдат и офицеров в финском плену, – считает бывший начальник Управления Министерства обороны Российской Федерации по увековечению памяти погибших при защите Отечества Александр Кирилин. – Я уверен, что такая работа непременно начнется в ближайшее время. Военнопленных на Родине никто не лишал воинских званий и наград и те, кто не запятнал свою честь предательством, бесспорно достойны вечной памяти. Ведь речь идет не о каком-то тайном захоронении за границей – братские могилы находятся у нас, в Карелии, и значит, к ним есть доступ. У Минобороны есть богатый опыт медико-криминалистической идентификации, как например, у 124-й Центральной лаборатории в Ростове-на-Дону. И конечно, памятник погибшим военнопленным должен там появиться».

 

Виктор Сокирко


Фото: ptzgovorit.ru, monuments.karelia.ru, karta.psmb.ru, mustoi.ru
Версия для печати Версия для печати
Виталий Втулкин
Военная история, Военная аналитика
Загрузка...