зарегистрироваться войти
найти Искать
 СОБЫТИЯ: Авария с детьми в ХМАО Война в Сирии В ИноСМИ  
Телеканал «Звезда»/Новости/Еженедельник "Звезда"
09:14 Фантастическая точность: какое оружие используют ВКС РФ в Сирии
10:27 Ми-35 штурмует ИГИЛ: как Ирак уничтожает террористов под Мосулом
08:23 Круглосуточный гул от бомбежки: город Мосул исчезнет с лица земли
08:52 Тихие убийцы авианосцев ВМС США: на что способны российские смертоносные глайдеры
11:54 Черный вторник для ВВС США: как наши летчики наказали американцев в небе над Кореей
07:31 Карающий молот «Тора»: как Россия будет бороться с высокоточным оружием
09:20 «Боевая микроволновка»: как новое оружие заставит ракеты сходить с ума
11:48 Доспехи для воина будущего
09:05 Чужие не летают: как Москва прикрыта от ракетной атаки
08:55 Танцующий «Аллигатор»: скрытые возможности лучшего боевого вертолета
18 февраля 2015, 15:00

«Мертвая рука» на страже периметра России

На Россию никто не осмелится напасть: у нас есть система, гарантирующая нанесение ответного ядерного удара при любых обстоятельствах. В Америке ее называют «Мертвая рука».

 

О пользе страха

 

 

Мы привычно не замечаем, что мир на земле уже более полувека висит на нитке. Наши жизни - тоже. Это началось с того самого времени, как было создано ядерное оружие и межконтинентальные ракеты. Нитка эта называется «страх». Страх получить ответный сокрушающий, смертельный ответ. Любой чемпион-каратист скажет вам: никакие уширы и маваши, прыжки и вопли «Кия!» не спасут от рассвирепевшего мужика с топором. Особенно если мужик тот - в ватнике на голое тело и стоптанных кирзачах.

 

Сегодня такой ниткой - сдерживающим фактором третьей мировой войны - является наличие в России системы, позволяющей нанести ответный ядерный удар даже при полном уничтожении командных пунктов и линий связи стратегических ядерных сил. У нас эта система носит имя «Периметр», а в США ее прозвали Dead hand - «Мертвая рука».

 

Чемоданчик за спиной

 

 

«Периметр» - это не «ядерный чемоданчик», который носят за нашим президентом офицеры в морской форме. Кстати, за американским - тоже. И начали это делать гораздо раньше, чем мы. У них это началось еще при президенте Дуайте Эйзенхауэре, который хорошо знал своих безбашенных генералов. Но завершилось после Карибского кризиса, когда ниточка стала тоньше волоса. Тогда президент Джон Кеннеди усомнился в подконтрольности ядерного арсенала лично ему, верховному главнокомандующему Соединенных Штатов Америки. У «чемоданчика» есть слабое место: воспользоваться им могут только живые. А еще нужны линии связи.

 

Леонид Ильич Брежнев в своих маршалах и генералах не сомневался. Но и безучастно наблюдать, как вероятный противник постоянно ищет способы блокировать средства управления и связи, не мог. А вдруг супостат ударит первым и все командные пункты - в пыль? Да и коллеги далеко не молоды... Если дежурному члену Политбюро (а у них было организовано такое дежурство «ответственных за Родину») сказать, что до падения первых ядерных ракет американцев осталось минут семь, что с ним может случиться, кроме инфаркта? А замыкать все на себя не годилось: он, Генеральный секретарь ЦК КПСС и Председатель Президиума Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик, при всей безграничности власти в конце концов тоже всего лишь человек, хотя личный контроль необходимо сохранить. Было принято решение идти двумя путями.

 

Люди, ау!

 

 

В конце первого пути к 1984 году появился «ядерный чемоданчик» с системой управления и связи. На втором пути сразу обозначились сложности. Ведь надо было создать систему, которая бы гарантированно доводила боевые приказы до командных пунктов и пусковых установок стратегических ракет без каналов связи, принимая решения автоматически! Как доверить бездушному железу решение о жизни и смерти на планете Земля?

 

Но конструкторы решение нашли. Правда, пришлось создать систему наподобие искусственного интеллекта. В обычной обстановке «Периметр» дремлет, ожидая команды или сигнала тревоги от системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Получив команду или сигнал о пуске ракет с территории других стран, эта система переходит в боевой режим. Автоматика запускает мониторинг сети датчиков для обнаружения признаков ядерных взрывов. «Железяка» должна установить абсолютно однозначно: была ли атака с применением ядерного оружия? Если не установит, опять задремлет.

 

Толщина нитки

 

Роберт МакНамара, министр обороны при президенте Джоне Кеннеди, вывел критерий гарантированного уничтожения США - «неприемлемый ущерб», - оцененный как потеря стра- ной половины своего населения и двух третей экономики. МакНамара считал, что для этого СССР достаточно доставить на территорию США 100 ЯБП мегатонного класса. В последующие годы критерий неоднократно уточня-ли. Оценки последних лет, сделанные после теракта  года, разрушившего башни-близнецы в Нью-Йорке, - 150 - 200 ЯБП. Но их еще надо туда доставить. Возможно ли это в условиях развертывания США системы ПРО? Вот что 16 декабря 2011 года в интервью «Комсомольской правде» говорил командующий РВСН Сергей Каракаев: «На один наш боевой блок планируется две американские противоракеты. Если в Польше будет развернуто 40 противоракет, то их возможности теоретически - при идеальном раскладе - перехватить до 20 боевых блоков. Да и то, если американцы смогут их так модернизировать, что их скорость полета будет сопоставима со скоростью наших ракет. А у нас только с одной дивизии летит, допустим, 170 блоков». Так что «ответка» гарантированна.

 

Атомный взрыв сопровождается ударной волной, световым, электромагнитным и ионизирующим излучением, которые соответствующими датчиками засекаются с приличного расстояния. Обнаружив, к примеру, множественные источники излучений одновременно с сейсмическими возмущениями в тех же координатах, система «Периметр» приходит к выводу о массированном ядерном ударе. Но она еще не знает, живы ли те, кто командует? Вдруг последует команда «Отбой!»? Поэтому «Периметр» для начала проверяет связь с Генеральным штабом. Если связь есть, отключается. Если Генштаб не отвечает на настойчивые запросы, «Периметр» запрашивает систему, где вершиной является «ядерный чемоданчик».  Если молчат и там, искусственный интеллект передает право принятия решения любому человеку в своем командном бункере. Тоже молчит? Ну, тогда без вариантов... Кто не спрятался, я не виноват!

 

Всем, кто меня слышит: взлет!

 

С позиций стартуют командные ракеты. Но летят они не на врага, а над Россией. Вместо боеголовок ракеты несут радиопередатчики. Они рассылают команду «Пуск!» всем имеющимся боевым ракетам - в подземных шахтах, под крыльями стратегических бомбардировщиков, на подводных лодках и подвижных грунтовых комплексах. Команда проходит в обход всех блокировок. Никаких одновременно повернутых, как в кино, ключей и красных кнопок. Система полностью автоматизирована, человеческий фактор в ее работе исключен. Такой алгоритм позволяет гарантировать ответный удар даже при полном уничтожении командования и пусковых расчетов. Способа вывести «Периметр» из строя не знали даже ее создатели. А как иначе обеспечить стопроцентную «ответку»?!

 

«Машина Судного дня»

 

Никто из непосвященных и не знал бы о существовании у нас «Периметра», если бы один из его разработчиков не свалил бы в США, где и обменял све- дения о системе на американский па- спорт. В октябре 1993 года влиятельная газета The New York Times разразилась панической статьей под заголовком «У России есть «Машина Судного дня». Штатовские газетчики назвали систему аморальной. «Периметр» нес боевое дежурство вплоть до июня 1995 года. А потом, в рамках соглашения СНВ-1, был с него снят. Наши заокеанские друзья аплодировали: они же поборники общечеловеческих ценностей и морали в том числе... Но 16 декабря 2011 года в интервью «Комсомольской правде» командующий Ракетными войсками стратегического назначения Сергей Каракаев сказал: «Да, система «Периметр» сегодня существует. Она на боевом дежурстве. И когда возникнет необходимость в ответном ударе, когда нет возможности довести до какой-то части пусковых установок сигнал, эта команда может прийти от этих ракет из «Периметра». Страшно? Но не только и не столько нам. Так что ниточка цела…

 

Паритет?

 

По Договору СНВ-3 2010 года США и Россия обязаны сократить количество ядерных боеприпасов (ЯБП) до 1500 - 1675, а их носителей (межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет на подводных лодках и тяжелых бомбардировщиков) до 500 - 1100 единиц. На практике на 2013 год было вот что: У США - 792 носителя ЯБП 1654, у России 492 носителя и 1480 ЯБП. Россия и США имеют относительный ядерный паритет. Однако в последнее время ряд экспертов заявляют, что создаваемая США противоракетная оборона (ПРО) способна нивелировать российский ракетно-ядерный потенциал. При этом другие специалисты утверждают, что американская ПРО не способна серьезно угрожать стратегическим ядерным силам России.

 

Автор: Михаил Тимошенко

 

Другие материалы 23-го номера еженедельника «Красная звезда» Вы можете прочитать, скачав PDF-версию


Версия для печати Версия для печати
Загрузка...