Телеканал «Звезда» на facebook
18+

Бетонные зубы Маннергейма: почему без финской войны было нельзя

07:34 27.01.2016
В ноябре 1939 года вопросы безопасности страны по-прежнему оставались главными для прави­тельства СССР. С точки зрения безопасности нельзя было допускать прохождения рядом с Ленинградом границы недружественной нам Финляндии.
Бетонные зубы Маннергейма: почему без финской войны было нельзя

Сайт телеканала «Звезда» публикует цикл статей о Великой Отечественной войне 19411945 годов писателя Леонида Масловского, основанных на его книге «Русская правда», изданной в 2011 году.

 

В своих авторских материалах Масловский, по его словам, разоблачает «выдуманные недоброжелателями России мифы о событиях Великой Отечественной войны и показывает величие нашей Победы». Автор отмечает, что в своих статьях собирается «показать неблаговидную роль Запада в подготовке Германии к войне с СССР».

В ноябре 1939 года вопросы безопасности страны по-прежнему оставались главными для прави­тельства СССР. С точки зрения безопасности нельзя было допускать прохождения рядом с Ленинградом границы недружественной нам Финляндии. В случае вой­ны с Германией такое положение границы грозило быстрым захватом немцами Ле­нинграда и всей северо-западной части СССР, что могло привести к неисчисли­мым жертвам и даже к военному поражению Советского Союза.

Граница Финляндии находилась в 32 километрах от Ленинграда. Видимо, не очень глубоко вникал в государственные дела император Александр I, который после покорения Финляндии включил в ее состав принадлежавший России Карель­ский перешеек «ради округления Финляндского государства».

Присоединение к России в 1809 году Финляндии под названием Великого княжества Финляндского не являлось лишением финнов суверенитета, так как финны еще в XIIXIV веках были захвачены шведами.

Советская Россия после революции в 1917 году предоставила государственную не­зависимость Финляндии. Последняя тоже «отблагодарила» Россию тем, что в 19191920 годах вместе со странами Антанты принимала участие в антисоветской ин­тервенции, а в 1922 году напала на советскую Карелию.

Финские войска были разгромлены Красной армией и изгнаны с нашей территории. Финляндия в 1922 году стремилась, как и Польша в 1920 году, захватить часть территории у обес­силенной оборонительными войнами России.

В 1939 году, как и прежде, Финляндия проявила враждебность по отношению к Советскому Союзу и показала заинтересованность не в укреплении, а в ослаблении безопасности России. К тому же Финляндия была уверена, что в противо­стоянии с СССР ее поддержат все страны Запада, включая Германию, Англию и Францию, и поэтому отказала Москве в просьбе отодвинуть границу от Ленингра­да на несколько десятков километров вглубь Карельского перешейка.

Взамен СССР предлагал вдвое большую территорию в советской Карелии и еще просил сдать в аренду участок земли для строительства у входа в Финский залив военно-морской базы. Наши выгодные для Финляндии условия не были ею приняты. Более того, финны вели себя вызывающе и провоцировали начало военных дейст­вий.

Картинка

Поведение ведущих европейских стран показывает, что именно западные страны толкали финнов на войну с СССР. В своих воспоминаниях К. А. Мерецков писал: «26 ноября я получил экстрен­ное сообщение, в котором сообщалось, что возле селения Майнила финны открыли артиллерийский огонь по советским пограничникам. Было убито четыре человека, ранено девять.

Приказав взять под контроль границу на всем ее протяжении си­лами военного округа, я немедленно переправил донесение в Москву. Оттуда приш­ло указание готовиться к контрудару. На подготовку отводилась неделя, но на практике пришлось сократить срок до четырех дней, так как финские отряды в ряде мест стали переходить границу, вклиниваясь в нашу территорию и засылая в советский тыл группы диверсантов».

В связи с указанными событиями 28 ноября 1939 года правительство СССР денонсировало советско-финляндский договор о ненападении и отозвало своих дипломатических представителей из Финляндии.

А 30 ноября 1939 года войска Ленинградского военного округа перешли в на­ступление на Карельском перешейке. Наши войска уперлись в «линию Маннергейма». Генерал Баду, строивший эти укрепления, писал: «Нигде в мире природные условия не бы­ли так благоприятны для постройки укрепленных линий, как в Карелии. На этом узком месте между двумя водными пространствами Ладожским озером и Финским за­ливом имеются непроходимые леса и громадные скалы. Из дерева и гранита, а где нужно и из бетона, построена знаменитая "линия Маннергейма".

Величайшую крепость "линии Маннергейма" придают сделанные в граните противотанковые пре­пятствия. Даже двадцатипятитонные танки не могут их преодолеть. В граните финны при помощи взрывов оборудовали пулеметные и орудийные гнезда, которым не страшны самые сильные бомбы. Там, где не хватало гранита, финны не пожале­ли бетона».

Вместе с тем существует мнение, что в действительности «линия Маннергейма» была далека от лучших образцов ев­ропейской фортификации. Трудности наших войск были связаны с отсутствием достоверной разведывательной информации об узлах обороны «линии Маннергейма».

К. А. Мерецков пишет: «Перед началом действий я еще раз запросил разведку в Москве, но опять получил сведения, которые позднее не подтвердились, так как занизили реальную мощь "линии Маннергейма". К сожалению, это создало многие трудности. Красной армии пришлось буквально упереться в нее, чтобы понять, что она собой представляет».

Но все-таки главная причина медленного продвижения наших войск заключалась не в этом, а в том, что Красная армия не имела преимущества над Финской арми­ей в количестве войск, которое для успеха обязательно надо иметь наступающей армии в месте наступления на обороняющегося противника в существовавших условиях.

Численность финских войск на Карельском перешейке составляла 130 тысяч чело­век, советских 169 тысяч. Рассказы о «людских волнах», штурмующих доты, не соответствуют действительности.

Красная армия имела огромное количество танков с противопульным бронированием, но сокрушить финскую армию не могла, так как финны находились в замаскированных дотах и дзотах, которые можно было разрушить только специальными орудиями, а они в наступающих войсках Ленинградского военного округа отсутствовали.

При указанном соотношении сил и отсутствии специальной крупнокалиберной артиллерии Красная армия не могла успешно наступать в лесу против долговременных укреплений. На второстепенном по отношению к Карельскому перешейку направлении, в промежутке между Ладожским и Онежским озерами, количество советских войск также не обеспечивало успешного наступления.

Советское командование, убедившись, что перед Красной армией в Финляндии долговременные укрепления «линии Маннергейма», которые имеющимися силами и средствами прорвать невозможно, остановило наступление. Надо было доукомплектовать армию до численности, которую должна иметь наступающая армия на направлении главного удара, и соответствующим вооружением.

В феврале 1940 года численность личного состава советских войск составила 460 тысяч человек против 150 тысяч человек финских войск, что соответствовало требованиям военной науки. Для разрушения бетона дотов армия была укомплектована 280-миллиметровыми мортирами «Бр-5», 203-миллиметровыми гаубицами «Б-4», которые финны называли «сталинскими кувалдами», и необходимым количеством 152-миллиметровой артиллерии.

В результате принятых мер «линия Маннергейма» в феврале 1940 года была успешно в короткий срок взломана.

Картинка

К. А. Мерецков на апрельском совещании 1940 года объяснял причину нашего неуспешного наступления в декабре 1939 года следующим образом: «Как мы наступа­ли на УР? Неправильно говорят, что мы пробовали УР брать с ходу, это невер­но... Артиллерийский огонь был дан такой мощный, что противник из траншеи бежал, но наступление все же было отбито. Почему? Потому, что не сделали глав­ного: не был разрушен бетон. Защитники обороны оставались в бетоне и пулеметным огнем отрезали пехоту, наступающую за танками. Мы видели героизм танки­стов, прорвавшихся через УР, но благодаря тому, что бетон не был разрушен, разрыва между танками и пехотой мы ликвидировать не могли».

Кстати, финны 29 октября 1941 года штурмовали советский Карельский УР, понесли громадные потери, но прорваться к Ленинграду с севера не смогли. Ка­рельский УР стоял на пути финнов неприступной крепостью всю войну.

В 1939 году между Ладожским и Онежским озерами финнам удалось окружить часть наших войск на радость всей Европе. Окружение стало возможным и по вине наших командиров, и по причине наличия других изложенных ниже факторов. Но даже это скорбное событие не умаляет нашей чести, потому что финны сражались с голодными, замерзшими, рассеченными на небольшие гар­низоны людьми два месяца.

Наступать нашим солдатам в глухих лесах, да еще при отсутствии необходимой для наступления численности войск, не имея достаточно­го опыта, было чрезвычайно трудно. Не знали наши командиры об укреплениях и численности финских войск. Да и кто мог подумать, что маленькая Финляндия вы­ставит такую многочисленную армию? Честь, слава и вечная память нашим солда­там, два месяца державшим в этих экстремальных условиях оборону, оттягивая на себя часть финских войск с «линии Маннергейма».

Война с Финляндией длилась 3 месяца и 12 дней. Потери с советской сто­роны составили 131 476 человек, потери финской армии 48 243 человека. Наши потери превышают финские почти в три раза, но надо учитывать, что мы штурмовали бетонные крепости и наступали среди скал, лесов и болот в самой неблагоприят­ной для наступления местности.

Прорвав «линию Маннергейма», советские войска имели возможность за корот­кий промежуток времени оккупировать всю Финляндию, так как финская армия была полностью разгромлена, но мы не стали этого делать, а как только Финляндия попросила, подписали с ней мирный договор.

Итак, 12 марта 1940 года мирный договор был под­писан. К СССР перешел Карельский перешеек, северо-восточный берег Ладожского озера в районе Куолоярви, часть полуостровов Рыбачий и Средний. Также финны согласились сдать в аренду остров Ханко с прилегающими островами.

Во время Великой Отечественной войны защитники полуострова Рыбачий заслуженно стали легендарными героями Заполярья, про которых писали стихи и слагали песни. Они мужественно защищали нашу землю, проливы, союзные конвои. Неизвестно, смогли ли бы мы удержать Заполярье, Мурманск без названных полуостровов. Это еще раз подтверждает, что в войне с Финляндией наше правительство стремилось толь­ко к обеспечению безопасности народов СССР.

Ошибки, допущенные нашими военными в финскую войну, были тщательно рас­смотрены, проанализированы отрицательные и положительные действия нашей ар­мии. Для этого специально создали комиссию Главного военного совета Красной армии по обобщению опыта финской кампании.

Вместо К. Е. Ворошилова на должность наркома обороны был назначен С. К. Тимошенко. Про войну с Финляндией написано много небылиц. В частности то, что советские солдаты воевали с винтовками, а финские с пистолетами-пулеметами, то есть автоматами. Фактически же в финском пехотном полку пистолеты-пулеметы составляли три процента от числа винтовок. Использовались они в основном в специальных батальонах. К тому же автоматы компенсировали недостатки ненадежных в бою финских ручных пулеметов, имевших емкость магазина всего в двадцать патронов. Автоматическое оружие Красной армии было значительно совершеннее финского, и имели мы его в количестве большем, чем финны.

Конечно, страны Запада финнов вооружали. Великобритания, Франция, Швеция направили в Финляндию только самолетов более 500 штук. Вооружение в Финляндию поступало также из США, Норвегии, Италии и других стран. Но рассказы о финских военных, поголовно вооруженных автоматами, совершенно не соответствуют действительно­сти, и это, к сожалению, далеко не единственный пример искажения правды о вой­не с Финляндией.

На совещании начальствующего состава Красной армии по обобщению опыта бое­вых действий против Финляндии И. В. Сталин 17 апреля 1940 года говорил: «Нельзя ли было обойтись без войны? Мне кажется, что нельзя было... Война была необ­ходима, так как мирные переговоры с Финляндией не дали результатов, а безо­пасность Ленинграда надо было обеспечить, безусловно, ибо его безопасность есть безопасность нашего Отечества...». На этом совещании он провозгласил лозунг: «Не жалеть мин жалеть своих людей».

И. В. Сталин глубоко переживал ошибки военных, потому что наши военные дей­ствия в 1939 году в Финляндии показали Германии, что мы еще ученики в организации ведения современной войны. А такое заключение подталкивало Германию к войне с нами.

Война с Финляндией была пробой сил Запада против России. После окружения и разгрома финнами нашей 44-й стрелковой дивизии Уинстон Черчилль в выступлении по радио 20 января 1940 года заявил, что Финляндия «открыла всему миру слабость Красной армии».

Данное заявление произносилось с целью ускорения нападения Германии на СССР и, конечно, как показали дальнейшие боевые действия РККА, в основном не соответствовало действительности. Вся политика Запада была направлена на достижение одной цели добиться нападения Германии на СССР.

Продолжение следует…

 

Мнения, выраженные в публикациях Леонида Масловского, являются мнениями автора и могут не совпадать с мнениями редакции сайта телеканала «Звезда».

Автор: Леонид Масловский

Фото: Imperial War Museums

ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
В ДРУГИХ СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...